Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » "Глаза его отца"


"Глаза его отца"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Дамы и господа, мы с Еленой ди Венериа представляем вам еще один рассказ - на этот раз крайне необычный. Речь здесь идёт не об Эрике, а о его родителях. Как вы думаете, от кого он унаследовал свои жёлтые глаза? Ни за что не догадаетесь!

Рассказ этот написан супругами Лофисьерами - это те самые, что выпустили сборники фанфиков "Tales of the Shadowmen", рассказы из которых я вам уже переводила. Они же сделали перевод "Призрака Оперы" - и под одной обложкой с переводом издали как раз этот самый рассказик.
Больше этот рассказ нигде не публиковался.

http://www.operaghost.ru/Obl/02a.jpg

Вот здесь - информация об авторах, об их сборниках, переводы других рассказов и пр.

Примечание: перевод рассказа выполнен исключительно с целью ознакомления с иностранной литературой. Никакой материальной выгоды переводчики не извлекают.

Отредактировано Мышь_полевая (2011-05-01 04:35:36)

2

"His Father's Eyes" / "Глаза его отца"

Авторы: Jean-Marc & Randy Lofficier

Всю эту ужасную ночь Розмари провела, свернувшись калачиком на жалкой кровати. Ей даже казалось, что она слышит, как копошатся паразиты в том грязном матрасе, который она нашла в наименее сыром углу этой лачуги. Уснуть никак не удавалось, и удушливая ночь тянулась, казалось, бесконечно. Крошечные капли воды, с безжалостной регулярностью просачиваясь между брёвен крыши, падали на грязный мокрый пол её тюрьмы, отмеривая секунды, словно своеобразные напольные часы. Снаружи завывал шотландский ветер. С Северного моря приближалась буря, и стоны ветра со свистом проникали сквозь плохо подогнанные доски стен, донося до девушки то, что казалось ей в кошмарном бреду отголосками древних проклятий.

Она без конца ворочалась на своей кровати в приступах мучительного беспокойства. И хотя она чувствовала себя совсем разбитой из-за страха и переутомления, найти спасительное забвение во сне не удавалось. Факел, который он оставил в креплении возле двери, горел лишь пару часов, после чего погас, погрузив её в полную темноту. Она думала, что сойдет с ума от раздающегося слабого шуршания - полевые мыши или крыса, а может, и кое-что ещё более ужасное - копошение пауков, которыми кишели перекладины прямо над ней.

Розмари не имела представления, сколько прошло времени, прежде чем она снова услышала звук его шагов. Ещё явно не рассвело, поскольку никакой свет сквозь тонкие деревянные стены не проникал. Ее чувства, обострённо ощущавшие всё, что происходило внутри или снаружи лачуги, уловили его присутствие ещё до того, как она услышала эти шаги.

Он вернулся.

Розмари почувствовала, как ускорилось её дыхание и заколотилось в груди сердце. Она услышала, как он убрал запирающий дверь брус. Собравшись с духом, она приготовилась снова увидеть его жуткое лицо и зловещие жёлтые глаза.

Луч света упал на землю. Дверь, висевшая на одной единственной петле, распахнулась.

Он появился на пороге, держа в руках новый факел, которым и заменил сгоревший. Его лицо было совершенно непроницаемым, но одна крошечная деталь заставила Розмари тихонько заскулить от страха, несмотря на всю её решимость быть храброй. В углу его рта она заметила тоненькую струйку крови.

Он по-прежнему оставался совершенно безмолвным - страшный оживший восковой манекен, который смотрел сейчас на свою пленницу и, скорее всего, решал её дальнейшую судьбу.

Прошло несколько томительно долгих минут.

Вдруг, не проявляя никаких эмоций, он развернулся и исчез в темноте - не закрыв за собой дверь.

Наступил рассвет, и вместе с ним - день новых ужасов. Розмари не решалась переступить порог из-за страха столкнуться со своим кошмарным тюремщиком. Иногда она слышала его шаги снаружи и знала, что он находится рядом.

Может быть, он играет с ней? Как "играл" с Мэгги перед этим... Она тряхнула головой, не желая вспоминать те жуткие мгновения, когда он появился из ниоткуда во время её мирной дневной прогулки по Шотландскому Нагорью и схватил её - после того как зверски убил её храбрую шетландскую колли, которая пыталась защитить хозяйку от нападения злоумышленника.

Кровь в углу его рта свидетельствовала и о других зверствах, которые он, несомненно, совершил этой ночью.

Она решила, что тоже кончит, как Мэгги, - её горло будет перерезано его острыми, как бритва, зубами, а её окровавленные останки будут расчленены и выброшены.

Но, несмотря на страх, сжимавший её внутренности, несмотря на холодный пот и дрожь, которую она не могла сдержать, она всё ещё была жива. Значит, оставалась ещё какая-то надежда, разве не так?

У неё болела голова. Почему он пощадил её? Почему он не может убить её и положить конец той адской муке, которую ей приходилось терпеть? Она желала смерти, в которой он, судя по всему, ей отказывал...

Проходили часы. Розмари лежала на кровати, совершенно измученная. Наконец, она собрала все свои оставшиеся силы, чтобы сделать несколько осторожных шагов в сторону открытого порога. Сможет ли она выйти из этой лачуги, которая в противном случае обещает стать её гробом?

Почему он оставил дверь открытой? Неужели он был так уверен, что она не попытается сбежать?

За последний час Розмари не слышала ни шагов, ни каких-либо других звуков, свидетельствующих о том, что он находится рядом. Факел на стене уже начинал трепетать.

Она усиленно напрягла слух. Ни единого звука.

Может быть, он наконец-таки ушёл.

Она ничего не ела со вчерашнего дня и уже чувствовала лёгкое головокружение. Холод и сырость подточили её тело более эффективно, чем это сделали бы крысы. Она понимала, что скоро сил у неё совсем не останется.

Если она собирается действовать, делать это надо сейчас.

Она решила бежать, очень быстро - бежать через болота к дому отца, искать защиты в  деревне...

Но разве можно было защититься от такого, как он! Что, если он последует за ней? Неужели она рискнёт навлечь его ужасный гнев на головы тех, кого любит? Разве сможет её стареющий отец справиться с таким, как он? А как же невинные люди в деревне...

Глубоко вздохнув, она отступила назад, подальше от соблазнительного выхода, и снова легла на кровать, закрыв глаза.

Она впала в состояние почти полной апатии. Двигаться она не могла. Всё, на что она была способна, - это только видеть и слышать… и ждать его.

А потом она снова услышала его шаги.

Он вошёл в лачугу и приблизился к кровати. Розмари ещё плотнее закрыла глаза и затаила дыхание.

Она не собиралась кричать или сопротивляться. Лишь молилась о быстрой и безболезненной смерти.

Даже сквозь закрытые веки она ощущала его почти сверхъестественное присутствие рядом с собой, его зловещие жёлтые глаза обшаривали каждый сантиметр её тела, этот взгляд обжигал.

Он был здесь... так близко. Охваченный неистовством, но тем не менее, совершенно безмолвный. "Чего он ждет, почему не заканчивает свою грязную работу?" - подумала она.

В глубине души она безмолвно умоляла его убить её, так как не могла больше выносить эту пытку. Она плотно зажмурилась, и ей показалось, что она чувствует его дыхание у своей шеи... Что-то тихонько скользнуло по её груди... Это что, его рука?

Неожиданно в её воспалённом мозгу с ослепительной ясностью вспыхнула догадка. Почему она не подумала об этом раньше?

Он не хотел её убивать. Он хотел, чтобы она осталась с ним.

Он хотел сделать её своей любовницей.

Он взял ее в плен, связал, а сам при этом бормотал что-то про Оркнейские острова, про свои скитания. Он вел себя как помешанный. Что-то случилось с ним там, вдали от шотландских берегов, что-то, что ужасно его огорчило. Он глухо проклинал какого-то человека, по всей видимости, очень ему близкого. Это заставило Розмари содрогнуться. Она подумала, что, даже будучи на грани отчаяния, она ни за что не хотела бы поменяться местами с тем человеком. Ведь если он способен был сотворить такое с ней, то какие ужасы приготовил для того, другого?

Ее пугали его прикосновения, она знала, что за ними последует. Она так крепко зажмурилась, что заболели веки, и напряженно вслушивалась, пытаясь понять, что он делает, но мешал бешеный стук сердца. Раздался скрип половиц, и она догадалась, что он встал на колени рядом с кроватью.

Затем она снова почувствовала на лице его дыхание. Запах походил на запах засохшей травы - старой, начавшей гнить, - но неприятным он не был. Своим безгубым ртом, почти щелью на искаженном, как у трупа, лице, он прижался к ее губам. Она оказалась в ловушке.

Розмари вцепилась в кровать, потом сжала пальцы в кулак. Дальше выносить этот ужас она не могла. Притворяться было бессмысленно.

Она резко вскочила на ноги - почти не дыша, с широко открытыми глазами, она стояла рядом с ним. Как она и думала, он стоял на коленях. Но она не знала, что при этом он держался за её платье, и когда она встала, у него в руке оказался обрывок ткани. Ее левое плечо было голым.

Он тоже поднялся, сделал два шага и оказался между ней и дверью.

Она смотрела на его мертвенно-бледное лицо, на котором светились жуткие жёлтые глаза, его длинные грязные чёрные волосы трепал ветер.

Животное бросилось бы на неё, но он только развел руки, преграждая ей путь, и ждал.

А потом он медленно, очень медленно, двинулся ей навстречу, сверля взглядом жутких жёлтых глаз.

Раздалось низкое рычание. Это было похоже на попытку выразить ликование, поскольку теперь она была целиком в его власти. Ни Бог, ни люди не могли ему помешать - и он наконец-то может удовлетворить свои низменные желания.

Она застыла в двух ярдах от него. Если бы только могла, она убила бы себя, даже ценой бессмертия души.

Он сделал ещё шаг и схватил её. Его пальцы впились в её плечи. Розмари попыталась закричать, но поняла, что не может. Силы оставались только чтобы заплакать. По лицу потекли слезы.

Его лицо стало размытым, и только янтарный огонь жутких жёлтых глаз она видела отчетливо. Ей показалось, что она услышала ещё одно рычание, а потом почувствовала, как с тела рвут платье. Инстинктивно она руками попыталась прикрыть наготу и услышала ритмичное постукивание. Оказалось, это стучат её зубы.

Железной хваткой он прижал её к мощной груди, и в конце концов, когда из всех её чувств остался только ужас, она провалилась в спасительное забытье.

Проснувшись, Розмари обнаружила себя дома, в постели. Когда ушел доктор, отец рассказал, как её нашли - голую, окровавленную, грязную с головы до ног - в заброшенной лачуге на западном краю болота. Его - ни следа.

Со временем она пришла в себя, отчасти благодаря мысли, что жертвовала собой ради семьи. Возможно, от его гнева она спасла не только семью, но и всю деревню.

Но ужас вернулся. Сначала - страшная мысль, потом подозрение, слишком жуткое, чтобы мужественно его встретить, в итоге - неизбежная правда…   

Она была беременна.

Она была глубоко верующей и никогда бы не покончила с собой, не смогла бы загубить невинную душу ребенка, которого носила. Но оставаться в деревне, где её отец был не последним человеком, она больше не могла.

Отец отослал её к брату-каменщику в Нормандию, в Руан. Бездетные, дядя и его жена согласились приютить у себя Розмари, а потом воспитывать её ребенка как своего.

Так что серым зимним утром Розмари отплыла от берегов Шотландии, держа путь во Францию.

В один прекрасный день шесть месяцев спустя она почувствовала схватки.

Повитуха, крепко сбитая рассудительная нормандка с большим опытом, громко высказала свои опасения насчёт здоровья будущей матери, которое ухудшалось с каждым месяцем беременности. Розмари мучили кошмары, в которых она раз за разом переживала всё, что случилось в лачуге, где был зачат ребёнок. Она скрывала правду о той ужасной ночи даже от себя самой, придумав историю, что была просто изнасилована каким-то бродягой. Но правда вернулась к ней в виде кошмаров, и каждый из них был ужаснее предыдущего.

В конце концов, после всех усилий повитуха приняла выскользнувшего из материнского чрева ребенка, который захныкал, провозгласила, что это здоровенький мальчонка, и перерезала пуповину. Уставшая, мокрая от пота, Розмари тяжело дыша попросила дать ей младенца, чтобы приложить к груди. Повитуха была обеспокоена обильным кровотечением у новоиспеченной мамочки, но сделала, как её просили.

Когда Розмари взяла на руки ребёнка и вгляделась в его мертвенно-бледное лицо, она задрожала. Малыш тем временем открыл глаза и впервые взглянул на мать.

Розмари подняла голову. Две слезинки медленно покатились по бледным щекам. Она начала выкрикивать проклятья. Душа покинула её тело с последним криком:

- У него глаза отца! Его жуткие жёлтые глаза!

Розмари похоронили на кладбище Сен-Сивер возле Руана. Ребенка назвали Эриком - в честь его деда. По материнской линии, конечно.

"- Каждый мужчина, - воскликнул он [Чудовище], - находит себе жену, каждый зверь имеет самку,
а я должен быть одинок! Мне присущи чувства привязанности, а в ответ я встретил отвращение и презрение."
Мэри Шелли, "Франкенштейн", гл. XX.

Отредактировано Мышь_полевая (2011-05-05 02:52:32)

3

И напоследок - иллюстрация из книги (она кликабельна).

http://i030.radikal.ru/1105/4f/014f2f86cadat.jpg

Отредактировано Мышь_полевая (2011-05-01 04:34:49)

4

Только чупакабры нам и не хватало :D . С утра такой рассказ. Бодрит.

Перевод как всегда великолепный appl . Спасибо вам и Еленой ди Венериа. :give:

В голову пришла мысль, что должно быть современники Леру также неоднозначно воспринимали его книгу, как мы сейчас этот рассказ.

5

Ого  :blink: Девушки, спасибо вам за перевод. Надо же, какой рассказ ) Неожиданно. Эти супруги Лофисьеры такие затейники, прото слов нет. Но интересный поворот, и ведь даже логичный. Он в некотором смысле тоже может быть. Хотя... что только с ПО авторы не делали. Мне его уже жалко становится  :D Каким папой наделили )

6

брр! вот это версия появления на свет Эрика :shok:
но мне понравилось. Оригинально!  appl

Отредактировано smallangel (2011-05-02 12:50:24)

7

Veresk, да, вся прелесть этого рассказа заключается именно в оригинальности этой версии. Такой идеи, по-моему, ещё ни у кого не возникало.
А сам рассказ, конечно, грустный. :( Лично мне было жалко всех - и бедняжку Розмари, и несчастного монстра, и уж тем более их ни в чём не повинного сына...

8

Мышь_полевая и Елена ди Венериа , спасибо!  :give:
Очень интересный рассказ и неожиданный претендент на отцовство. Зато теперь понятно почему маленького Эрика не любили родители  - дяде такой племянник сто лет не нужен, а его жена для мальчика вообще абсолютно чужая женщина. Да и проклятия настоящей матери тоже не могли добавить счастья в его жизнь. 


9

Ни (цензура) себе идея! :shok:  Но вообще, что-то в этом есть. Так сказать, половина от монстра, половина от человека.
То ли я невнимательна, то ли плохо знаю мифологию, но... что это было (ой, хтой-то?)?
Да, что-то всех так жалко, даже монстрика :cray:
Переводчикам  :give:  :give:  :give:

10

Я тоже не поняла, что ж это за монстр такой.

11

Дамы, это было Чудовище Франкенштейна.
Там же в конце цитата из романа Мэри Шелли (зря я её, наверное, другим шрифтом выделила - счас исправлю).

Отредактировано Мышь_полевая (2011-05-05 02:51:30)

12

Упс, цитаты-то я и не приметила, курица слепая. Мышь Полевая, спасибо за разъяснения.

13

Вот оно как, спасибо!

14

Ну нет, ну нет, я несогласна!
У Шелли Франкенштейн не такой уж и противный, а напротив симпатичный ^_^
Кстати, а Эрик вполне мог появиться на свет после фильма "Молодой Франкенштейн" :D

15

Вот прочитала это с утра пораньше... Бррр... Ужс. Ну и папашу у Эрика!

16

Mary-Belatrix, ага, с утра пораньше это чтиво очень весёленькое. :D

17

Хоть не на ночь, и то легче! Чуть не забыла, спасибо за перевод! :give:

18

Ничего, что новичок лезет в тему? :)
Мне очень понравился перевод, хотя, конечно, несколько жутковатый рассказ :)
Но тут монстр точно - Чудовище Франкенштейна? Все-таки в "Ребенке Розмари" Розмари от дьявола "залетела"... Или это мультикроссовер?

19

То, что новичок лезет в тему, - это просто прекрасно. :)

Да, здесь точно Чудовище Франкенштейна. На это указывает не только цитата из романа Мэри Шелли, но и тот факт, что у этого рассказа есть своеобразное продолжение - оно находится в этом же разделе, называется "Отцеубийство". А к "Ребенку Розмари" здесь просто небольшая отсылка, своеобразный литературный привет.

upd: еще про Чудовище Франкенштейна. Авторы этого рассказа, супруги Лоффисьеры, в свое время выпустили документальную книгу о самых знаменитых героях и преступниках французской бульварной литературы.
Само собой, в число этих "героев и преступников" вошёл и Эрик, Призрак Оперы. Там они прописали ему довольно своеобразную биографию, в которой перечислили его возможных предков и потомков (разумеется, всё это вилами на воде писано и сделано исключительно для целей фанфикшена). Так вот, в этой статье Гуруй (так зовут Монстра Франкенштейна) прямо прописан его возможным отцом.
Так что не сомневайтесь.
Информация о книге и перевод статьи про Эрика.

Отредактировано Мышь_полевая (2012-06-13 13:46:28)

20

Оригинально. Чудовище Франкенштейна... Но ведь он, как синтетический монстр, не мог иметь детей! А даже если и допустить, что это технически возможно - набор хромосом у монстра в половых клетках - один, притом набор нормального человека.  Внесенное скальпелем уродство не отражается  генотипе. Разве не так? И Эрик не мог унаследовать уродство никак...

Отредактировано opa79 (2012-06-13 20:18:38)

21

Может быть, так, а может, и не так. :) С точки зрения реальности он вообще жить и дышать не мог. Однако же...


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » "Глаза его отца"