Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Through a Mirror, Darkly


Through a Mirror, Darkly

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Maiia1997
эх...
:D

32

Sinij Zajac написал(а):

Нда уж... Эрик-импотент - это печально.  Но, может быть, Кристинке удастся его вылечить.


А что, если сводить Эрика к врачу - "импотентологу" :D ?

33

Не, Эрик же нелюдимый, врача бояться и стесняться будет. :D
А вот сила эротики любви способна вершить чудеса! :)
Хотя Майя уже успела нас разочаровать, что чудес в этом плане не будет. :pained:

А вообще, учитывая аномальную болезненность Эрика в целом, плюс ещё возраст, плюс ещё отсутствие половой жизни как таковой, да и куча комплексов в придачу, - не особо удивительный факт, об этом можно было додуматься и раньше, хотя этот фанфик - первое место, где я такое встречаю.
Что ж, это делает любовь Кристины ещё более возвышенной. И платонической. И трагичной.  :'(
Зато у Рауля есть козырь, которого нет у Эрика.  :mad:

Отредактировано Sinij Zajac (2017-02-06 02:54:15)

34

Во-первых, сомневаюсь, что в 1880 году такое лечили.
Во-вторых, перечитай этот кусок н-ное количество раз в оригинале, я поняла, что Эрик намекает, что это у него врожденное.  "живой труп".
А в-третьих, не буду обрывать всю малину, но это совершенно не делает любовь Кристины платонической:) У этой Кристины на Эрика вполне определенные планы, и импотенцией ее не остановить :longtongue:

Отредактировано Maiia1997 (2017-02-06 08:41:04)

35

Maiia1997
Что ж, тогда с ещё бóльшим нетерпением ждём продолжения! :D

36

Глава 12
Я принял решение

Я вернулась в свою комнату, где и провела остаток вечера, читая «Сказания и Легенды», которые волшебным образом снова появились на моем столике, а перед сном позволила себе насладиться горячей ванной. Но несмотря на то, что я все время прислушивалась, ни одного звука так и не донеслось снаружи. И потому я знала, что Эрик также не выходил из своей комнаты.

Он провел в ней и весь следующий день, и только голод вынудил меня пренебречь всеми правилами приличия и самой отправиться на поиски пищи. Но, вопреки моим страхам быть обнаруженной на кухне, доедающей остатки его цыпленка, Эрика не было поблизости. Я аккуратно убрала за собой, но, несмотря на все мое желание оставить кухню в том состоянии, в котором она была до моего посещения, я не могла вернуть на место съеденную пищу. «Все, что я имею — твое» и осознание того, что он не хотел бы, чтобы я ходила голодной, помогли мне немного притупить муки совести.

Пообедала и поужинала я тоже самостоятельно, а Эрик все еще не показался. Я вынуждена была принять как данное, что воду из крана можно пить без опасений, так как других жидкостей, исключая пары бутылок алкогольных напитков и небольшого кувшина сметаны, здесь не было. В этом расположенном глубоко под землей доме я опасалась, что единственным источником воды будет застоявшееся озеро. Но, судя по всему, Эрику как-то удалось провести сюда водопровод, потому что вода казалась вполне чистой и свежей.

Я бы с удовольствием выпила чашечку чая, так как здесь было довольно прохладно, но я не была уверена, что смогу самостоятельно поджечь плиту. Ко всему же, найти себе пропитание — это одно, а сжечь дом хозяина — совсем другое дело.

Я бездумно слонялась по дому, самостоятельно занимая себя. К вечеру я начала переживать за Эрика, как, в принципе, и за себя. Слишком ясно я осознавала, что не смогу самостоятельно выбраться наверх. Глубоко внутри я, конечно, знала, что мой Ангел не покинет меня здесь, внизу, но успокоить разбушевавшиеся нервы было совсем не просто.

В конце концов я непреднамеренно задремала на диване в гостиной. Наверное, мой сон оказался на удивление крепким, так как очнулась я только от мягкого толчка, когда Эрик открывал дверь в мою комнату. Я даже не почувствовала, как он поднял меня. Сейчас же он аккуратно держал меня на руках. И на нем не было маски. Наверное, он почувствовал, что я очнулась, и тихо прошептал: 

— Тшш, — и осторожно опустил меня на кровать.

— Эрик…

— Тшш, — и он опустился на колени, чтобы снять мои туфли.

— Я боялась, что ты не выйдешь, — проговорила сонно. — И я похозяйничала на твоей кухне.

Он моргнул и просто ответил:

— Хорошо.

— Конечно же, я все убрала, — я села на постели. — И все же, я не должна была…

— Ерунда, — проговорил Эрик резко, — последнее, чего я бы хотел — это чтобы ты ходила голодная. Кажется, я отвратительный хозяин. Боюсь, я не привык к компании.

Наверное, я не выглядела полностью убежденной, потому что он продолжил:

— Как бы то ни было, если бы ты не поела, то пища вероятнее всего бы просто пропала. Я часто забываю о еде. Поэтому, если ты когда-то почувствуешь голод, то можешь просто взять, что захочешь.

Он сложил туфли рядом с кроватью, а сам сел на ее краешек.

— Так значит, ты ничего не ел? — проговорила удивленно. Я думала, что он вышел позже, когда я уже заснула и съел хотя бы что-нибудь. Неудивительно, что он выглядел таким истощенным!

— Иногда я не ем несколько дней подряд, а когда работаю, могу забыть о еде на целые недели. Я не переношу раздражители.

— О, Господи, наверное, я ужасно отвлекаю тебя своим постоянным присутствием.

— Вовсе нет, Кристина, — Эрик мягко улыбнулся. — Ты — вдохновение, а не раздражитель.

Я уже практически не слушала, что он говорил. Улыбка удивительно преобразила его лицо. Да, он все еще был уродлив, ужасно уродлив, мой бедный Эрик. Но улыбка осветила его лицо, словно свеча. На мгновение я действительно могла поверить, что он и правда Ангел, сошедший с небес.

— С тобой все в порядке? — тихо прошептал он, скользя кончиками пальцев по моей щеке. — Ты как-то странно смотришь на меня.

Я улыбнулась и прижала его руку плотнее к своей щеке.

— Со мной все хорошо, Эрик.

— Хорошо, — повторил он и, о, как мягко, склонился вниз и накрыл мои губы своими.

Каким сладким был этот поцелуй! У меня не хватило бы слов, чтобы описать его. Сейчас в нем не было той сжигающей, разрушительной потребности, испытанной нами в моей артистической. Конечно, я все еще желала его, но в это мгновение просто ощущать его губы, нежно прижимающиеся к моим, было достаточно.

Спустя несколько бесконечно долгих секунд он все так же мягко отстранился и внимательно вгляделся в мои глаза, но, что бы он в них не прочитал, это, видимо, удовлетворило его, потому что он просто проговорил:

— Я принял решение.

— Я рада, — прошептала, все еще наслаждаясь прикосновением его ладони к щеке.

Некоторое время мы просто молча сидели так, а затем он медленно опустил руку и неуверенно добавил, глядя куда-то вдаль:

— Впрочем, я не вполне уверен, что делать дальше.

Я позволила себе весело улыбнуться:

— Я тоже не знаю, но, думаю, мы неплохо начали наверху.

— Действительно, — он усмехнулся, но не сдвинулся с места.

— Спой мне, — внезапно попросила.

Он благодарно улыбнулся.

— Конечно, что бы ты хотела услышать?

«Твой голос», — подумала, а вслух произнесла: 

— Обращение Маргариты к ангелам в конце Фауста.

— Удачный выбор!
<i>Святые ангелы на небесах благословенные, моя душа стремится к тебе…</i>

И опять он пел голосом Ангела, сошедшего с небес.

Насколько невыразимо прекрасным был его голос, заставляющий меня трепетать от желания, и как волшебно было петь вместе с ним, зная, что в конце мы сольемся в другом дуэте, в танце, древнем, как мир. Он думал, что я буду разочарована? Я разочаровывалась все предыдущие дни, когда пожар страсти загорался в нас во время пения, и я чувствовала неземной огонь в его ангельском голосе, а затем была вынуждена просто останавливаться. Ничто не могло превзойти то разочарование!

Я была уверена, что ночь не закончится для меня разочарованием. Даже просто слышать его голос, мягко сплетающийся с моим, образующий божественную гармонию, это одно толкало меня на край бездонной пропасти, и я лишь молилась, чтобы эта ночь не закончилась разочарованием для него.

И вместе мы пели. Я, полная возвышенного трепета, закрыла глаза, полностью отдаваясь ласкам неземного голоса, который, казалось, касался моих оголенных нервов. Эрик запел мягче, приближаясь к концу, и я последовала его примеру. Последние же ноты он практически прошептал, опаляя горячим дыханием мою шею. О, Эрик, пожалуйста! Его дыхание было таким теплым на моей коже, что мое сердце грозилось выпрыгнуть из груди, никто из нас не решался разбить очарование момента.

А затем он немного отодвинулся, но до того, как я успела сбросить оцепенение, я почувствовала мягкое прикосновение к своим волосам. Нежно, благоговейно он вытащил шпильки, позволяя густым локонам рассыпаться по спине. Осторожно, как будто опасаясь в любой момент быть оттолкнутым, он нежно заправил выбившуюся прядку, пропуская мои волосы сквозь пальцы.
Неуверенно, он коснулся губами моего виска, задерживая их там на несколько долгих секунд, а затем вздохнул.

Я тоже вздохнула и наконец позволила своим пальцам скользнуть по его волосам, обнять за шею, поцеловала мочку уха, скулу, и, наконец, прижалась губами к его губам.

Он был неуверенным, мы оба были, но его самое мягкое прикосновение через шелковое платье заставляло меня трепетать и сгорать в пламени страсти, на которую я не думала, что вообще способна. «Наконец-то», — пронеслась в голове мысль, когда Эрик уложил меня, практически не способную вздохнуть, на подушки.

Потерянная в захлестнувших меня ощущениях, я все же сумела нащупать пуговицы на его рубашке. Мне хотелось почувствовать его кожу под своими пальцами, но он молча поймал мое запястье, останавливая меня. Я слегка сжала его пальцы, показывая, что поняла и больше не попытаюсь раздеть его. Во всяком случае, не в этот раз.

Вместо этого я направила его пальцы к застежкам собственного платья и, хвала Всевышнему, он понял. Эрик был скованным и неопытным, таким же, как и я, но, Боже! В эту ночь мы познали наслаждение, которое могут подарить друг другу только искренне любящие люди.

И его лицо не имело значения.

Отредактировано Maiia1997 (2017-02-11 21:04:10)

37

О, спасибо за новую главу! :)

38

Sinij Zajac
Пожалуйста, мне приятно, что мой перевод читают:) А сейчас выдам немного секретной информации: будет еще 3 главы и эпилог.

39

Maiia1997
так мало? :( Я ждала, что там будет длиннее. :D Но хорошо, что предупредили.
И вообще - хорошенького понемножку. :D

Что-то со стороны Рауля затишье. Бьюсь об заклад, что он скоро себя проявит. :)

40

Sinij Zajac
Последние главы будут длинее :rolleyes:
А ещё там есть миди сиквел, который я со временем тоже переведу :)

41

Maiia1997
Ооо, я уже вся в предвкушении!  ^^

42

Глава 13
На берегу озера
О том, что происходило между нами этими ночами, о наслаждении, которое мы испытали, я не хочу говорить. Достаточно будет сказать, что каждая слезинка, выплаканная мной за мою короткую жизнь, каждый горестный вздох о моей матери, умершей, когда я была ребенком, о моем дорогом бедном отце и слабом здоровье матушки Валериус были компенсированы стонами удовольствия и всхлипами радости.

Я не хотела уходить! Сколько я оставалась внизу с Эриком, я не могу сказать. Это могло быть как парой дней, так и несколькими неделями. Я потеряла счет дням и ночам в этом вечном мраке, окружающем подземный дом. Конечно, здесь были часы, но я часто забывала смотреть на них и отмеряла время только по внутреннему ритму своего организма.

Наверное, я бы с удовольствием провела здесь внизу с Эриком все оставшиеся годы моей жизни, счастливо находясь в странном состоянии сна наяву, если бы в один из дней наше спокойствие не было бы нарушено звуком электрического звонка. Он не был слишком громким или неприятным, а Эрик выглядел скорее раздраженным, чем обеспокоенным, и потому я не переживала. Тихо ругаясь, Эрик ушел тогда, и через несколько секунд звон прекратился. Впрочем, Эрик казался взведенным весь остаток дня, а следующим утром он явно был раздражен. Наконец, он со стуком поставил свою чашку.

— Это уже слишком! Я не нуждаюсь в посетителях, которые постоянно звонят!

— Что случилось, Эрик? — обеспокоенно спросила я. — Здесь кто-то есть?

— Просто досадная неприятность, — он скривился, а затем, прочитав непонимание на моем лице, добавил: — скорее всего, это просто потерявшийся рабочий.

Эрик поднялся и вышел из комнаты, возвратившись спустя несколько секунд с маской и плащом.

— Пожалуйста, распойся к моему приходу! — он легко погладил меня по щеке на прощание.

— Ты надолго? — спросила я с беспокойством.

— Нет, не думаю. Я собираюсь вернуться до того, как ты закончишь с распевкой. Мы начнем занятие, когда я вернусь, — и, сказав это, он ушел.

***

Его настроение не улучшилось по возвращении, и, если это было возможно, то оно стало даже хуже.

— Скажи мне, что не так? Позволь мне помочь!

— Это оскорбительно! — он ходил взад и вперед по комнате. Мы пытались репетировать как обычно, но, глядя на его взведенное состояние, я была не способна сконцентрироваться, и Эрик все больше и больше раздражался, пока наконец не захлопнул крышку фортепиано.

— Достаточно! О, во имя Всевышнего, не нужно так дрожать, Кристина. Я не злюсь на тебя.

— Что же это тогда? — я осмелилась спросить. — Что-то не так?

— Этот назойливый дарога! Он думает… Это уже слишком!

— Дарога? — кажется, Эрик уже упоминал это имя. — Это Перс? Чего он хочет?

— Он хочет, чтобы я научил его хорошим манерам! И тому, что не следует раздражать Призрака Оперы.

— Почему ты не скажешь мне, что не так? Я могу помочь!

Эрик был в ярости.

— Этот безмерный простак почему-то вбил себе в голову, что я удерживаю тебя здесь силой. Как будто я когда-нибудь посмел бы сделать что-то подобное!

— Он такого низкого о тебе мнения? Я думала, что он твой друг.

— Он называет себя так, — Эрик отчетливо скрипнул зубами. — Возможно, я и совершал преступления в Персии, но я никогда не пытался взять силой женщину. Я не монстр! Он должен знать это.

— Он должен, — согласилась я тихо. — Но что он хочет от тебя?

— Он хочет доказательств, — выплюнул Эрик. — Доказательств, что я не удерживаю тебя здесь силой. Я сказал ему, что ты находишься здесь по своей собственной воле, потому что ты любишь меня. Но, — лицо Эрика исказила гримаса, — по какой-то причине он не верит в это.

— Значит, он не знает тебя так хорошо, как думает.

— Он не знает меня вовсе.

— Он… все еще здесь?

— Не сомневаюсь. Он очень решительный человек и не уйдет, пока не убедится в твоей безопасности.

— Тогда давай убедим его! — предложила я.

***

Эрик греб сильно и размеренно. С маленьким, практически не дающим света фонарем, едва освещавшим темную, мутную поверхность озера всего на несколько футов вперед, я чувствовала себя очень неуютно и была рада, когда лодка тихо ударилась о противоположный берег. Ступив на землю, я поежилась.

— Он здесь? — спросила, оглядываясь. Я не видела никого, что, впрочем, было и неудивительно, учитывая царившую здесь тьму.

— Несомненно, — сухо ответил Эрик, — он хочет убедиться в твоей безопасности и поверит только собственными глазам. А он очень терпеливый человек.

— Он уже видел тебя раньше, я имею в виду, без маски?

— Да, много лет назад. Полагаю, ты хочешь, чтобы я ее снял?

— Если ты не возражаешь.

Эрик вздохнул.

— Где бы он ни спрятался, думаю, он достаточно далеко, чтобы не увидеть моего лица.

— Если он хочет убедиться, что я нахожусь с тобой по собственной воле, то, думаю, наилучшим доказательством послужит поцелуй, — проговорила я тихо.

Эрик фыркнул, но все же неохотно снял маску. Я улыбнулась и мягко притянула его вниз для мимолетного поцелуя. Он нежно улыбнулся в ответ и погладил мою щеку.

— Нет! — громкий крик вдалеке разорвал тишину, и Эрик выругался, быстро натягивая маску. Мне и самой хотелось проклясть нежеланного нарушителя спокойствия.

— Нет, черт возьми! Отпусти меня! Я не позволю! Кристина!
Внезапно в нескольких футах от нас появился Рауль, преследуемый выглядевшим смущенно невысоким мужчиной, видимо, «дарогой». Я же узнала его как Перса. И, несмотря на раздражение, которое я испытала, увидев здесь Рауля, я же была тронута неподдельным волнением, прозвучавшим в его голосе. Он действительно думал, что я в опасности!

Эрик, впрочем, был вне себя от бешенства. Я не винила его, иногда у меня самой возникало желание придушить мальчишку голыми руками. Но сейчас я переживала за его жизнь.

— Пожалуйста, Эрик, — тихо взмолилась я, — не причиняй ему вреда. Он только хотел помочь мне.

Если Эрик и услышал, то не подал вида, и его напряжение не исчезло. Правда, кажется, он все еще мог себя контролировать.

— Мне жаль, Эрик, — проговорил Перс с сильным акцентом, — кажется, я оказал тебе ужасную услугу.

— И правда, дарога.

— Мадемуазель, — вежливо кивнул мне Перс, а Рауль уже подбежал ближе и попытался схватить меня.

— Боже, Кристина, что этот монстр с тобой сделал? — он с отвращением посмотрел на Эрика.

— Он ничего не сделал, — крикнула я, вырываясь из его захвата. — Как я уже сказала, меня не нужно спасать!

— Это ты так говоришь, — ответил Рауль взволнованно. — Кристина, что ты думаешь, ты делаешь? Знаешь ли ты, насколько обеспокоена была матушка Валериус все это время?

— Сейчас не время, мой друг, — пробормотал Перс, но уже было поздно.

— Ты что, пошел к ней снова?

— Должен тебе сказать, для этого потребовалось много усилий. Она не хотела меня пускать вообще. Лишь Бог знает, что ты ей сказала про все это, про меня, но когда она услышала правду…

— И какова же правда, мсье? — с насмешкой протянул Эрик. — То, что вы не можете принять отказа Кристины, или то, что она предпочла меня, а не вас?

Рауль был вне себя:

— Правда в том, что вы воспользовались доверием невинной девочки, ее верой в Бога, в себя и…

Это очень быстро переходило все границы.

— Рауль, пожалуйста, ты не знаешь, о чем говоришь! — «Идиот, ты лишишься жизни, если не заткнешься!»

— Я знаю, о чем говорю, Кристина. И намного лучше, чем ты. Этот человек, — он указал на бедного Перса, который не знал, куда деть глаза от смущения, — этот человек знал твоего дорогого учителя много лет. Он знает, кто он такой, он — преступник!

Странно, но последнее высказывание Рауля, казалось, даже немного успокоило Эрика. Или, скорее, оно обратило его ярость во что-то величественное. Он вытянулся во весь свой значительный рост, источая ауру власти и опасности.

— Неужели, — произнес он, склонив голову, — должен признать, я удивлен, что у вас хватает смелости вот так заявиться ко мне после того, что вам рассказал наш общий друг дарога. Наверное, он также сказал тебе, что я не тот, с кем можно безнаказанно заигрывать. Впрочем, по-видимому Кристина все же испытывает к вам симпатию, а потому я дам вам тот выбор, который не предоставлял никому другому. Уходите сейчас и я не трону вас, или умрите. Выбирайте с умом, мсье, потому что я предлагаю только один раз.

— Неужели вы думаете, что я оставлю ее здесь с вами, мсье?! — с жаром воскликнул Рауль. — Вы, который воспользовались ее доверием и лгали ей! — без предупреждения он вырвал фонарь из рук Перса и прицелился им в Эрика. Время, казалось, замедлилось. Я закричала, Перс выругался и попытался схватить парня. Эрик легко ушел с траектории удара. Рауль споткнулся, и фонарь, описав дугу, полетел в мою сторону. Я подняла руку, защищая лицо, но было уже поздно, и фонарь взорвался, ударившись о мой лоб.

Последовала яркая вспышка, мою кожу обожгло, а затем все стало темным, мокрым и холодным. Сбитая с толку, в полуобморочном состоянии, я попыталась слепо отбиваться, не зная где я и что со мной происходит. Лишь спустя пару секунд я поняла, что нахожусь в озере, в своем объемном мокром платье, которое тянуло меня ко дну. Я попыталась держаться, но вскоре погрузилась под удушающую массу воды. Внезапно я почувствовала каменную хватку сильных пальцев у себя на запястье, которые потянули меня, отплевывающуюся и кашляющую, на поверхность.

Слава Богу, Эрик! В несколько сильных, быстрых гребков Эрик подтащил меня к берегу.

— Надир, вытащи ее! — резко скомандовал он. Перс и Рауль склонилась к воде и им всем втроем как-то удалось поднять меня.

Я лежала вся промокшая на камнях, со стучащими от холода зубами, потерявшая способность двигаться.

— Кристина, — выкрикнул Рауль, — Боже, Кристина, мне так жаль… — он потянулся ко мне, но Эрик, не удостоив его даже взглядом, оттолкнул его с такой силой, что парень отлетел в воду.

Нежно, осторожно Эрик приподнял меня и завернул в свой плащ. С него также текла вода. Видимо, он не стал снимать его перед тем, как прыгнуть за мной в озеро. Но плащ был шерстяным, и согревал даже несмотря на это. Я попытала прижаться к своему Призраку, полностью раствориться в его объятиях, но он мягко приподнял мой подбородок.

— Позволь мне посмотреть.

Мои глаза все еще щипало, и я быстро заморгала, а затем попыталась протереть их, но Эрик с силой сжал мои запястья.

— Даже не думай, — предупредил он. — Не двигайся. Надир, фонарь!

И когда Перс передал Призраку фонарь, привезенный нами из подземного дома, Эрик поднес его к моему лбу.

— Глубокий, — пробормотал он. — Но, во всяком случае, порез чистый. Придется зашивать.

Он осторожно поднял меня на руки и встал. Перс — Надир — последовал за нами, держа в руке фонарь.

— Оставь его, — коротко скомандовал Эрик, укладывая меня на дно лодки и забираясь следом, — он понадобится вам больше, чем нам. И выведи отсюда этого идиота, — прибавил он, посмотрев на переминающегося с ноги на ногу виконта.

Перс еще долго стоял на берегу, глядя нам вслед, и я была готова поклясться, что услышала, как он странным тоном задал вопрос Раулю:

— Мсье, а вы всегда поджигаете тех, кого пытаетесь спасти?

Эрику пришлось занести меня внутрь дома, потому что в моем теперешнем состоянии и в тяжелой промокшей одежде я не могла даже стоять. Он занес меня в небольшую ванную, и, включив теплую воду, аккуратно избавил меня от мокрой одежды. Я пыталась помочь, но мои пальцы плохо слушались меня, и Эрик только нетерпеливо отвел мои руки в сторону.
Я почти расплакалась, когда увидела грязную серую кучу, еще недавно являвшуюся красивым шелковым платьем.

— Не переживай, я закажу тебе новое, — пообещал Эрик, проследив за направлением моего взгляда. — А счет мы можем отправить твоему виконту.

Осторожно опустив меня в воду и посоветовав сделать ее погорячей, когда привыкну, он вышел.

— И не забудь прополоскать глаза! — донесся с порога его голос.

Я не нуждалась в напоминании. Мои глаза все еще пекли после попадания в них масла. Впрочем, после нескольких умываний дискомфорт наконец прошел, хотя мое зрение и осталось слегка затуманенным.
Наверное, я задремала, так как следующее, что я помню — это переливающуюся через края воду и стоящего рядом Эрика.

— Поднимайся, — скомандовал Эрик, и, когда я выполнила его просьбу, он завернул меня в большое пушистое полотенце. А затем он перенес меня на кровать. С его же помощью я переоделась в ночнушку и забралась под одеяло.

Я практически расплакалась от благодарности: он согрел мне постель. А затем он протянул мне чашку чего-то горячего. Возможно, он подмешал туда что-то, возможно, даже лауданум, потому что как только я выпила ее, я почувствовала непреодолимое желание спать.

Отредактировано Maiia1997 (2017-02-24 21:36:55)

43

Хочу отметить, что в этой истории Кристина ведёт себя как-то уж слишком "правильно", с точки зрения читателя: с ходу принимает Эрика таким, каков он есть, не пугается его уродства ; мало того - испытывает к Эрику настоящую страсть и вступает с ним в физическую близость, минуя формальности.

А вообще, учитывая аномальную болезненность Эрика в целом, плюс ещё возраст, плюс ещё отсутствие половой жизни как таковой, да и куча комплексов в придачу, - не особо удивительный факт, об этом можно было додуматься и раньше, хотя этот фанфик - первое место, где я такое встречаю.
Что ж, это делает любовь Кристины ещё более возвышенной. И платонической. И трагичной.  :'(
Зато у Рауля есть козырь, которого нет у Эрика.  :mad:

Козырь Рауля  находится у него в штанах  :P
А с чего Эрик взял, что он - импотент? Концовка главы "Я принял решение" начисто опровергает его заявление  ^^ .

Наконец, он со стуком поставил свою чашку.
— Это уже слишком! Я не нуждаюсь в посетителях, которые постоянно звонят!
— Что случилось, Эрик? — обеспокоенно спросила я. — Здесь кто-то есть?
— Просто досадная неприятность, — он скривился, а затем, прочитав непонимание на моем лице, добавил: — скорее всего, это просто потерявшийся рабочий.
Эрик поднялся и вышел из комнаты, возвратившись спустя несколько секунд с маской и плащом.


Ну, не признается же Эрик любимой девушке, что, помимо звонков, он слышит ещё и голоса  :D !

— Неужели вы думаете, что я оставлю ее здесь с вами, мсье?! — с жаром воскликнул Рауль. — Вы, который воспользовались ее доверием и лгали ей! — без предупреждения он вырвал фонарь из рук Перса и прицелился им в Эрика. Время, казалось, замедлилось. Я закричала, Перс выругался и попытался схватить парня. Эрик легко ушел с траектории удара. Рауль споткнулся, и фонарь, описав дугу, полетел в мою сторону. Я подняла руку, защищая лицо, но было уже поздно, и фонарь взорвался, ударившись о мой лоб.


Перс еще долго стоял на берегу, глядя нам вслед, и я была готова поклясться, что услышала, как он странным тоном задал вопрос Раулю:
— Мсье, а вы всегда поджигаете тех, кого пытаетесь спасти?


Рауль и так был дурак дураком, а в "Through a Mirror, Darkly" он превзошёл по дурости сам себя! Даже Перс, обычно склонный во всех смертных грехах подозревать Эрика, это заметил.

Отредактировано Ученица Маэстро (2017-02-24 19:58:15)

44

Какая интересная глава! :)
Как я и предсказывала, появился Рауль, но - Боже мой! - как же он меня бесит в этой главе! :angry:

— Мсье, а вы всегда поджигаете тех, кого пытаетесь спасти?

:D
Я, конечно, понимаю, что он целился в Эрика, но всё равно это как-то неадекватно - фонарями кидаться. o.O Причём вообще не разобравшись в ситуации, а просто основываясь на своих доводах и представлениях. Я понимаю, что гормоны, адреналин, но всё же... Такое импульсивное и агрессивное поведение скорее подошло бы каноничному Эрику, нежели Раулю. :D

выведи отсюда этого идиота,

Ой, какой Эрик тут добрый. Всего лишь идиотом обозвал. Я бы Рауля там на месте придушила бы голыми руками. :D
У Кристины наверное шрам на всю жизнь останется. :(
Вообще Рауль в этом фике создаёт впечатление глупого и навязчивого мальчишки.
А вот Эрик с Кристиной тут на удивление гармоничная пара, всё у них легко и красиво сложилось (настолько, что трудно верится); если бы не постороннее вмешательство, то вообще полная идиллия.

Maiia1997
пара тапочек от меня:

Видимо, но не стал снимать его перед тем, как прыгнуть за мной в озеро.

Полагаю, что "он" - буквы местами перепутались.

Во втором абзаце ещё одна опечатка:

Сколько я оставался внизу с Эриком, я не могу сказать

Если рассказ ведёт не Кончита Вурст, то "оставалась". :D

Ну, и ещё - словосочетание "дорогой бедный отец" звучит странновато, но там наверное по-другому перевести и не можно.

45

Ученица Маэстро
только сейчас увидела ваш комментарий.
Согласна насчёт Кристины и Рауля! ;)

А с чего Эрик взял, что он - импотент? Концовка главы "Я принял решение" начисто опровергает его заявление

Ну, там как бы не уточняется, каким именно способом он её ублажал.  :blush: Кристина в той главе намекнула ему, что бывают разные способы, и в том числе девушки между собой тоже могут заниматься этим - об этом она слышала в опере.
Не сказано, что то, что у Эрика в штанах, было задействовано.
Или я что-то неправильно поняла. :blush: :D
P.S. Нашла цитату:

— Ну, — я покраснела, — существуют... другие способы. И еще я слышала, что женщины тоже могут стать… партнерами. Я не знаю, что ты знаешь о женском организме, но могу тебя заверить, что у нас… этого нет вообще.
— Хм, — он отвернулся, — я должен подумать.

Он подумал и потом принял решение.

Отредактировано Sinij Zajac (2017-02-24 20:50:49)

46

Sinij Zajac

Ну, там как бы не уточняется, каким именно способом он её ублажал.  :blush: Кристина в той главе намекнула ему, что бывают разные способы, и в том числе девушки между собой тоже могут заниматься этим - об этом она слышала в опере.
Не сказано, что то, что у Эрика в штанах, было задействовано.
Или я что-то неправильно поняла.

Как раз очень правильно. Никакого "того, что в штанах" :blush:

Большое спасибо за тапки.  Вроде бы работаю с бетой, да и сама пару раз перечитываю тексты, но эти мерзкие опечатки все равно выскакивают. Поправлю в ближайшее время:))

47

Sinij Zajac написал(а):

Вообще Рауль в этом фике создаёт впечатление глупого и навязчивого мальчишки.


Рауль ВО ВСЕХ ФИКАХ производит впечатление глупого и навязчивого мальчишки!

48

Ученица Маэстро написал(а):

Рауль ВО ВСЕХ ФИКАХ производит впечатление глупого и навязчивого мальчишки!

Ага. Только степень идиотизма немного различается. :D

49

Глава 14
Вспоминай обо мне

Я не знаю, сколько времени прошло перед тем, как я очнулась. Моя голова болела, и когда я потрогала свой лоб, то почувствовала на нем толстую мягкую повязку. Вспомнив, что Эрик говорил что-то о порезе, и со страхом подумав, что половина моих волос скорее всего сгорела из-за неудачной попытки Рауля спасти меня, я вылезла из кровати и проковыляла к туалетному столику. Но хотя мои щетки и заколки обнаружились на месте, зеркало исчезло. Обеспокоенная, я заглянула в ванную, но и там, как я и предполагала, маленького зеркальца не оказалось на месте. Насколько все было плохо?

Наверное, Эрик услышал мои шаги, потому что он зашел именно в тот момент, когда я попыталась приподнять повязку, чтобы на ощупь оценить ущерб.

— Даже не думай, — мягко отчитал меня он, отводя мои руки.

— Эрик, — начала я, не до конца уверенная, что действительно хочу знать правду, — насколько все плохо?

— Не слишком плохо, — ответил он, подводя меня обратно к кровати. — Порез был глубоким, но чистым, и мне удалось его хорошо зашить, — он осекся, заметив, как я побледнела, и поспешил успокоить меня: — я все сделал очень аккуратно, и если мы избежим заражения — что будет крайне сложно, если ты не прекратишь вести себя по-детски, — то у тебя даже практически не останется шрама. Да и твои волосы помогут скрыть его: он находится очень высоко на лбу.

— Мои волосы! — я в ужасе потянулась к своей голове.

— Всего немного опалены, — усмехнулся Эрик, — после того, как мы вычешем поврежденные кусочки и расчешем твои кудри, ты даже не заметишь разницы.

— Тогда зачем прятать зеркала?

— Потому что несмотря на то, что рана относительно маленькая, повязка, которую было необходимо наложить, относительно большая. Я не хотел, чтобы ты запаниковала и начала тыкать в рану пальцами. Невозможно выразить словами, насколько важно дать ей возможность спокойно зажить и не занести в процессе инфекцию, потому что в противном случае однозначно останется шрам.

Он точно знал, как заручиться моим полным повиновением. Я согласно кивнула.

— А тем временем, я хочу, чтобы последующие несколько дней ты провела в постели. Вчера ты промокла, и я не намерен рисковать твоим здоровьем.

— Очень хорошо, но Эрик! — я в ужасе прикрыла рот рукой, — что насчет матушки Валериус? Только Всевышний знает, что Рауль наговорил ей, она сойдет с ума от беспокойства!

— Напиши ей, если хочешь, — мягко предложил Эрик, — я принесу бумагу. Надир же доставит ее. Я не выпущу тебя из поля зрения до полного выздоровления. Безмозглый мальчишка! — тихо добавил он.

***

Как оказалось, я все же слегла с простудой, но благодаря постоянному уходу Эрика я так же быстро и переборола болезнь. Эрик был очень внимательным и нежным и даже запретил мне разговаривать, аргументируя это возможными негативными последствиями для моих голосовых связок. Впрочем, он предоставил мне небольшой колокольчик, чтобы я могла в любое время позвать его, и блокнот для записи моих пожеланий.

Несколько раз в день он проверял рану и менял повязки, каждый раз пропитывая ее каким-то скверно пахнущим раствором.

— Я знаю, что запах не слишком приятный, — проговорил он сочувственно, увидев, как я от отвращения сморщила нос, — но это действительно полезный раствор. Он обладает антибактериальным воздействием и убьет инфекцию, которая могла попасть на рану. Да и, — продолжил он, заканчивая делать повязку, — запаха практически не чувствуется, когда она закрыта, правда?

Я была вынуждена согласиться.

— Хорошо, тогда, — он присел на кровать и окинул меня оценивающим взглядом, — думаю, ты уже начала восстанавливаться и скоро будешь совершенно здорова.

Наконец, где-то неделю спустя он решил, что я достаточно поправилась.

— Взгляни сама, — предложил он, возвращая мне небольшое красивое зеркальце. Я постаралась не хватать его слишком поспешно, но, видимо, он заметил мое нетерпение, потому что тепло рассмеялся.

Первое, на что я обратила внимание — это мои волосы. Эрик действительно аккуратно вырезал поврежденные части и немного изменил мне прическу, так что сейчас даже сложно было догадаться, что что-то вообще произошло. Что же касается моего лба…

Все было не так плохо, как я опасалась. Я боялась, что увижу уродливый шрам —  на самом же деле на моем лбу была лишь тонкая линия, проходящая чуть выше правой брови и теряющаяся в волосах. Эрик действительно проделал с раной великолепную работу. Я вздохнула: все же шрам был ярко красным и сильно выделялся на фоне остальной бледной кожи.

— Со временем он побледнеет, — мягко заверил меня Эрик. — Откидывай волосы назад и подставляй лоб солнцу, и уже через несколько недель его сложно будет заметить.

— А что мне делать с ним до этого?

— Ничего, — удивленно ответил Эрик, — он совершенно не беспокоит меня.

— Я знаю, — я улыбнулась, — но мне нужно будет вернуться на репетиции. Я не хочу, чтобы кто-либо его заметил!

Эрик лишь нетерпеливо передернул плечами.

— Просто замажешь его косметикой. У тебя достаточно ее в гримерной.

— Но, Эрик, я слышала, что грим не слишком хорошо накладывается на шрамы. Их не получается скрыть полностью. У нас была девушка в хоре, у которой был ужасный шрам на ноге и…

Он поднял руку, останавливая меня, и встал, приглашая за собой в гостиную.

— Наверняка ты знаешь, как применять касторовое масло.

— Конечно, но зачем? Эрик, я не понимаю…

— Потребуется тонкий слой касторового масла. Косметика будет держаться намного лучше, если ее наложить на смазанную касторовым маслом кожу. Все очень просто, — он отодвинул мне стул и протянул чашку чая, а затем налил немного и себе. — А сейчас, — проговорил он, возвращаясь к своему стулу, — раз ты чувствуешь себя лучше, я хотел бы вывести тебя на прогулку.

— На прогулку? Но куда?

— Пока только на другой берег озера. Полагаю, ты захочешь вернуться к своей матушке как можно скорее, но сначала я попрошу тебя поговорить с дарогой.

— Он же не может до сих пор думать, что ты удерживаешь меня силой!

— О, нет, конечно, нет, — Эрик усмехнулся, — хотя бы в этом его удалось убедить. Он просто хочет увидеть тебя и удостовериться, что с тобой все хорошо.

— Понимаю. Но почему бы ему просто не навестить нас здесь?

— Потому что я не позволю ему этого, — резко ответил Эрик. — Он слишком любопытен как для собственного, так и для моего благополучия.

— Понимаю, — проговорила, хотя на самом деле понимала не до конца. Впрочем, судя по всему, у Эрика были свои причины.

— Очень хорошо, — он помолчал, а затем добавил: — а тем временем мы можем повторить пару арий. И да, допей свой чай! — проговорил он, заметив, что я начала подниматься. — Мы не станем брать ничего сложного и только постепенно вернемся к привычной нагрузке.

Как Эрик и обещал, мы немного попели, а после обеда он закутал меня в теплую одежду и помог взобраться в маленькую лодочку.

— Я не стеклянная, Эрик, — со смехом заметила я. — И не разобьюсь.

— Не хочу рисковать очередным купанием, — спокойно ответил он и взялся за весла.

Звук хорошо распространялся через спокойную гладь воды, и, когда мы приблизились к другому берегу, я смогла различить голос Рауля.

— Вы не понимаете, — выкрикнул он, и я практически увидела его, размахивающего руками, — она получила крайне скудное образование, а ее детство было полным глупых легенд. И у нее настолько живое воображение! Она верит всему, что ей говорят!

— Мой дорогой молодой человек, все не так, — мягко попытался вразумить парня Перс. — Я и сам — выходец из страны, в которой существует множество разнообразных сказаний. Мы выросли на древних историях и легендах, и нас более сложно обмануть ими.

Судя по всему, Рауля ему убедить не удалось, потому что дорога снова заговорил:

— Подумайте, если бы вы хотели притвориться кем-то, кого бы выбрали, чтобы одурачить? Того, кто лично знал этого человека или же того, кто никогда не встречал человека, которым вы хотели бы притвориться?

Рауль пробормотал нечто невразумительное в ответ, и Перс мягко продолжил:

— Она в безопасности, не беспокойтесь о ней. Он действительно любит ее и позаботится о ней. А теперь, тихо, они близко!

И действительно, мы уже причаливали, и я уже ясно видела Рауля, который стоял, опустив голову, в свете их фонаря. Перса же, с его темными волосами и смуглой кожей, я заметила на пару секунд позже.

Но когда мы приблизились, он выступил вперед и, слегка поклонившись, подал мне руку.

— Мадмуазель Даэ, рад снова вас увидеть! — вежливо поприветствовал меня Перс. — Как ваше самочувствие?

— Уже лучше, благодарю, — проговорила, в то время как Эрик и Рауль с обоюдной неприязнью уставились друг на друга. — Я надеюсь, с вами тоже все хорошо?

— Прекрасно, — ответил Перс, и его глаза блеснули в свете фонаря. — Эрик… — он протянул ему руку.

— Дарога, — кивнул Эрик, игнорируя протянутую руку.

— Достаточно! — выкрикнул Рауль в нетерпении. — Кристина, во имя Всевышнего, с тобой все хорошо? Он хорошо позаботился о тебе? — он взял мою руку.

— Я вполне восстановилась, как я и уже сказала, — ответила, высвобождая свою руку. — Эрик очень хорошо обо мне позаботился. И, как ты видишь, рана на моей голове зажила, и даже шрама практически не останется, — я откинула назад волосы и немного наклонилась вперед, давая ему возможность посмотреть. Я не стала упоминать об опаленных волосах.

— Кажется, он действительно проделал хорошую работу, — признал парень неохотно, а затем горько добавил: — Кристина, мне так жаль. Я никогда не собирался причинять тебе боль.

— Добрыми намерениями вымощена дорога в Ад, — я вздохнула, заправляя волосы.

— Ты выглядела так ужасно. Вся эта кровь на лице. Я так беспокоился!

— Не следовало говорить ей это, мсье, — пробормотал Эрик, и на мгновение в его глазах вспыхнула ярость.

Я побледнела. Насколько плохо все выглядело? Запаниковала бы я? Не зря же Эрик спрятал все зеркала!

— Как я уже говорил тебе, Кристина, — продолжил Призрак раздраженно, — все выглядело намного хуже, чем было в действительности. Как ты смогла убедиться, все прекрасно зажило, — «И не благодаря вам!» — не добавил он. Но несказанные слова все равно повисли в воздухе.

— Да, вы действительно сделали необычайно хорошую работу с раной, — нейтрально проговорил Перс. — У вас всегда были талантливые руки.

— Да, он использовал такие маленькие стежки, что мне даже было завидно, — проговорила я. — Если бы только я могла так хорошо обращаться с иглой…

— О Боже, Кристина, — Рауль отшатнулся, — ты хочешь сказать, что он зашивал рану?

— Ну конечно. А как по-другому он мог закрыть такую рану?

— Да, он говорил, что потребуется зашивать ее, — влез в разговор Перс.

— Да, но, Боже, Кристина, боль!

Глаза Эрик распахнулись в удивлении, а затем он в ярости сжал кулаки.

— Как вы можете даже предположить, — прошипел он, — что я не использовал анестетик? Вы думали, что я просто буду держать ее и протыкать иголкой ее кожу? — он практически не мог говорить от ярости.

— А откуда я знаю? — с жаром ответил Рауль. — Какого поведения мне от вас ожидать?

Эрик сделал шаг вперед, и в его глазах появился опасный блеск:

— Вы хотите увидеть, каким монстром я могу быть? Тогда продолжайте! И не забывайте о выборе, который я предоставил вам!

Рауль тоже выступил вперед, но тут я взяла Призрака за руку:

— Нет, Эрик, пожалуйста, позволь мне поговорить с ним!

— Он оскорбляет нас обоих, — проговорил Эрик презрительно, но я выступила наперед и попыталась смягчить его:

— Он молод, глуп и думает, что влюблен. Но это не значит, что он заслуживает смерти! Пожалуйста, Эрик, во имя любви ко мне, позволь поговорить с ним. Я попробую объяснить ему.

По-видимому, Эрику не слишком понравилась такая идея, но он только ответил:

— Впрочем, я всегда могу убить его, если возникнет такая необходимость. Иди! — и он отвернулся.

— Рауль, нам нужно поговорить, — позвала я парня.

— Он позволил тебе, — со злой насмешкой протянул Рауль, — позволил разговаривать со мной?

Я вздохнула и закусила губу, сдерживая готовые вырваться слова.

— Пожалуйста, Рауль, подойди, — я взяла его за руку и отвела в сторону. — Рауль, — я вздохнула, — полагаю, я вела себя неправильно с тобой и выражалась недостаточно ясно.

— Кристина, — начал он, но я перебила его: — пожалуйста, Рауль, выслушай меня.

Он выглядел жалко, но все еще непокорно. Скрестив руки на груди, он облокотился о стену.

— Рауль, девушки, которую ты любил, никогда не существовало, — я старалась говорить как можно мягче. — Скажи, Рауль, ты считаешь его разлучником — тем, кто внезапно встал между нами, не так ли? — парень молча кивнул. — Но все в точности да наоборот. Нет, дай мне сказать, — я предупреждающе подняла руку. И в тот момент я поняла, что он действительно любил меня, потому что он не стал спорить, подчиняясь. — Рауль, он — тот, кто знает меня сейчас, знает девушку, которой я стала. И, Рауль, я знаю его уже давно. Я познакомилась с тобой раньше, но я знаю его дольше.

Я не могла выдержать безмолвную мольбу, отразившуюся в его глазах, а потому отступила на пару шагов назад.

— Рауль, мы провели волшебное лето вместе, практически десятилетие назад. С того времени многое поменялось. Ты не знаешь меня сейчас, ты знал крошку Лотти, ходящую по ярмаркам со своим отцом, но ты не знаешь Кристину, оперную певицу. У меня осталось много прекрасных воспоминаний о тех двух месяцах, которые мы провели тогда. Но ты — не тот мальчик, которого я помню. А я — не та девочка, которой была когда-то. Ты знал моего отца, — в моем горле образовался комок. Как же я скучала по нему! — но у Эрика не было такой возможности. Разве ты не понимаешь? Той девушки, которую ты себе представляешь, не существует. Ее, такой чистой и прекрасной, просто нет!

— Ты хорошо объясняешь, — мягко проговорил Рауль. Но, Кристина, я люблю тебя и всегда любил. Я любил тебя, когда был мальчиком, и все еще люблю теперь.

— О, Рауль, — слезы собрались в моих глазах. Если бы все было по-другому, если бы я никогда не знала Эрика. Хотя, я никогда не скажу ему об этом, я никогда не стану терзать его несбыточной надеждой. — Рауль, — просто сказала я, — я тоже любила тебя. Но одного лета, о котором приятно вспоминать недостаточно, чтобы построить счастливый брак.

Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но затем задумался. И, хвала Всевышнему, он наконец понял. Глубоко вздохнув, он потер переносицу.

— Ты еще встретишь другую, Рауль. Обещаю. Ты познакомишься с другой девушкой, которая не будет твоей маленькой Лотти. Но она будет нежной и доброй, и ты полюбишь ее так же сильно, как любил меня. Я обещаю тебе это.

Он ничего не ответил, но слегка улыбнулся, и я продолжила:

— Она будет той, кого одобрит твоя семья. Рауль, вы будете любить друг друга и заведете детей. И внуки будут сидеть на твоих коленях и, возможно, однажды ты расскажешь им сказку о том, что ты знал певицу, которую полюбил Призрак Оперы.

Он тихо усмехнулся, услышав это:

— Я практически вижу ее, так хорошо ты ее описала, — он вздохнул. — Думаю, жизнь будет скучной без тебя. Хотя, я никогда не забуду тебя. Возможно, мы можем остаться друзьями?

— Думаю, не стоит.

Он еще раз вздохнул и отошел от стены.

— Кажется, у него нет никого, правда? — спросил он. — Если у него не будет тебя, у него не будет никого другого никогда.

— Полагаю, ты прав, — ответила я мягко. — Но ты должен понять, что это не та причина…

— Нет, я понимаю. Ты любишь его. И он, во всяком случае, действительно любит тебя. Но если он хоть когда-нибудь обидит тебя, я найду и убью его! Даже если это будет стоить мне жизни.

— Милый Рауль, — проговорила я нежно, — он никогда не обидит меня. Он только кажется монстром снаружи.

— Раз ты так говоришь, думаю, мне следует поверить тебе. Ты никогда не лгала мне, Кристина. Пойдем! — и провел меня к тому месту, где нас ждал выглядящий усталым дарога и кажущийся абсолютно равнодушным Эрик.

— Итак, мальчишка, нужно ли мне убить тебя? — спросил он ровно.

— Нет, нет, я оставлю вас двоих с миром. Если вы не возражаете, мсье, — он слегка поклонился Персу, — я не знаю дороги, и мне не хотелось бы заблудиться.

Он сделал шаг вперед и слегка поцеловал меня в лоб.

— Прощай, крошка Лотти, — проговорил он, а затем отвернулся.

— Сюда, мсье, — проговорил дарога, и, так ни разу не обернувшись, они ушли.

Эрик приобнял меня за талию, и мы вместе наблюдали, как светлое пятно от фонаря медленно растворяется во тьме.

— Тебе жаль видеть, как он уходит?

— Нет, — я вздохнула, — и да. Я бы хотела, чтобы он остался моим другом детства, а не стал молодым активным ухажером.

— Не было ли тебе приятен тот факт, что тебя преследовал молодой красивый дворянин?

Я посмотрела на него снизу вверх, но, казалось, ему просто было любопытно.

— Думаю, мне это льстило. Но мне было бы приятнее, если бы я действительно хотела, чтобы меня преследовали.

Он помолчал, а затем тихо спросил:

— Ты не жалеешь о своем выборе?

— Эрик, — я обняла его, — ты же знаешь, что нет.

50

Поведение Рауля вообще смешно. Какие у него могут быть претензии, тем более учитывая, что он сам виновник случившгося?  o.O
Кристина остаётся всё такой же здравомыслящей, что радует. :) А Рауль по ходу разговора как-то резко передумал и сменил вектор мыслей, что не очень правдоподобно, но, конечно, в целом радуем (типа: фух, наконец-то! :D ). ;)
А Эрик - няшка. Такой заботливый.  :love:
Пахнет хэппи-эндом.
Одна глава осталась, да?
Ждём!  ^^

51

очень интересно однако

52

Глава 15

Домой

Когда мы наконец снова зашли в его дом, Эрик тихо произнес:

— Полагаю, тебе нужно вернуться домой.

— Думаю, да, — я вздохнула. — Я должна навестить матушку Валериус. Наверное, она не находит себе места от беспокойства, — я чувствовала себя такой виноватой. — Я и так уже очень сильно задержалась. Если она думает, что я в руках психопата…

Эрик кивнул:

— Тогда собирайся, — произнес он просто. — Я провожу тебя.

— Это же не конец? — спросила, внезапно обеспокоенная. — Я имею в виду, я же еще увижу тебя?

Он немного печально усмехнулся.

— Я никогда не покину тебя, Кристина. Но сейчас ты должна проведать матушку Валериус, а я… А у меня есть дела.

Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы собраться. Я ведь ничего не брала с собой. Роскошное платье, которое я надевала, до сих пор было в ужасном состоянии, поэтому я переоделась в простое платье, сложила книгу и удивительно красивый набор щеток (с которым я просто не могла расстаться) и сказала Эрику, что готова.

Как обычно, он надел плащ и маску, а затем, не говоря ни слова, помог взобраться в лодку. С небольшой пристани он провел меня по коридору, который я не узнала. Последний закончился металлической калиткой, которую Призрак и открыл.

— Держи! — Эрик протянул мне большой медный ключ. — Он открывает дверь ко мне. Тебе нужно только пройти по коридору. Я всегда узнаю, если ты зайдешь, и встречу тебя.

Кажется, он хотел добавить что-то еще, но потом передумал и просто вывел меня на поверхность, где лучи солнца освещали каменную мостовую.

Я не могла вынести холода прощания.

— Эрик, — позвала я, и он замер, но так и не обернулся.

— Кристина.

— Ты разве не… Я имею в виду, разве ты не поцелуешь меня на прощание, чтобы было легче перенести разлуку?

Кажется, его плечи слегка опустились. Он обернулся, совершенно бесстрастный, и я не могла сказать, успокоила его или же причинила дополнительную боль моя просьба.

— Ты вернешься, причем скоро. Разве этого недостаточно?

— Нет, — прошептала я. Он вздохнул и, немного приподняв край маски, прижался к моим губам в нежном поцелуе. Я крепко обняла его, а затем так же быстро отстранилась. Он снова опустил маску, и, избегая моего взгляда, взял меня за руку.

Была ли рада, что он выполнил мою просьбу? Ответа на этот вопрос я не знаю и по сей день. О, как мне хотелось этого поцелуя, и как много значило для меня то, что он подарил его мне.

Расставания означают страдания. И те несколько минут, которые мне понадобились, чтобы перейти на другую сторону дороги и вызвать извозчика промелькнули так быстро! И все же, когда карета увозила меня от Оперы, я проигрывала их в памяти, как будто это были годы, проведенные вместе с ним, а не жалкие секунды. О, как я уже скучала по нему.

Когда я поднималась по ступенькам на знакомое крыльцо, меня разрывали противоречивые эмоции. Было хорошо снова оказаться дома, и все же, когда я думала о доме, часть меня представляла дом у озера.

Окружающая меня действительность практически не изменилась, но вот я сама…

Я хотела увидеть матушку Валериус. Я никогда не могла пожалеть о проведенном в обществе Эрика времени, но все же я скучала по ней. И я переживала за нее.

К моему удивлению, входная дверь была не заперта. Я всегда закрывала ее, когда уходила — но сейчас, возможно, наша домработница была внутри? Тихо, на случай, если матушка отдыхала, я вошла.

Внезапно я расслышала голоса.

— Матушка Валериус? — позвала я и направилась в ее комнату.

— А вот и ты! — радостно воскликнула старушка. — Кристина, дорогая. Как я рада тебя видеть! Проходи, садись, — и она подвинулась, освобождая мне место на кровати.

— Мадемуазель Даэ, — глубокий, с сильным акцентом голос поприветствовал меня, и к своему удивлению я увидела Перса.

— Мсье дарога! — шокировано проговорила я, понимая, что действительно рада его видеть. Как будто встретила здесь маленькую часть Эрика.

— Пожалуйста, — произнес он, поднимаясь, чтобы на секунду коснуться моей руки, — зовите меня Надиром. Дарога — это звание, а не имя.

— Простите меня, — проговорила смущенно. — Я не знала. И что же означает титул «дарога»?

Он тепло рассмеялся.

— Дарога — это не титул. Это означает глава полиции.

— Надир заходил практически каждый день, — просветила меня матушка. — Он очень интересный собеседник. И он знает твоего Ангела!

— Да, матушка, я знаю. — «Интересно, что он сказал ей?» — Мне жаль, что я так долго отсутствовала, — я обняла старую женщину, — наверное, ты очень переживала!

— А, это, — она пренебрежительно махнула рукой, — Надир был так добр, что все объяснил мне. Что за глупый мальчишка, этот твой виконт! Представляешь, спутал Ангела с разыскиваемым преступником только потому, что ни разу его не видел! Сначала я подумала, — она проницательно взглянула на меня, — что это всё потому, что ты так ему понравилась.

— Он не мой виконт, — проговорила я тихо, но, кажется, матушка уже не слушала. — Спасибо вам, Надир, — я улыбнулась и быстро добавила, заметив подозрительный взгляд мадам Валериус: — за то, что приходили.

— О, я тут вспомнил кое о чем. У меня есть послание для вас, мадемуазель: репетиции были приостановлены, пока вы отсутствовали. Кажется, у них возникли какие-то проблемы с механизмами и декорациями. Но они снова начнутся с понедельника, и вы должны будете присутствовать, как обычно.

— Спасибо! — поблагодарила, чувствуя облегчение. Все же, я скучала по репетициям. И я задумалась, был ли Эрик причастен к возникновению «неполадок».

На следующий же день я вернулась в Оперу. Правда, перед тем, как Надир ушел, я спросила у него, не знает ли он, могу ли я так же возобновить свои индивидуальные занятия.

— Не сейчас, — серьезно ответил Перс. — Эрик занят. Но он даст вам знать, когда вы сможете вернуться.

Сказать по правде, я чувствовала себя немного потерянной, когда заходила в свою артистическую. Она казалась мне странно пустой, и я знала, что Его не было поблизости. Но затем мой взгляд зацепился за красную розу, и мое сердце радостно подпрыгнуло. «Спасибо, Эрик», — прошептала я, вдыхая приятный аромат. После этого я почувствовала себя намного лучше.

***

Надир продолжил регулярно навещать матушку Валериус, и иногда мне даже удавалось перекинуться с ним парой слов. Однажды я спросила его, хотя и не была до конца уверена, что хочу услышать ответ:

— Так получается, что Эрик — разыскиваемым преступник?

— Нет, дитя, это не так, — печально произнес он. — Правитель, который хотел казнить его, думает, что Эрик мертв.

— И все же он преступник, — проговорила я, хотя какая-то моя часть сжалась от этих слов.

Перс вздохнул.

— Да и нет. Не было закона, по которому его приговорили. Его приговорили только по воле одного человека. Я не знаю, известно ли вам хоть что-нибудь о времени его пребывания на моей родине.

Я покачала головой.

— Эрик только сказал мне, что-то время не было счастливым для него.

— Не было счастливым, — как эхо, повторил Перс. — Бедный Эрик! Возможно, вы не знаете, но Эрик — гений. Нет, не смейтесь, я знаю, что вы знаете о его голосе, его музыке, но он гениален во всем. Он удивительный архитектор, и это именно он построил дворец персидскому шаху.

— Дворец был прекрасен? — не удержалась я от вопроса.

— Прекрасен? Да, но он так же был смертоносным. Он был полон скрытых ходов и ловушек, как ящик фокусника. Шах был очень доволен. Никто не смог бы построить такой дворец. Но правитель Персии подумал, что раз Эрик построил ему такое чудо, то он сможет сделать подобное и другим, — Надир замолчал.

— И что же случилось дальше?

— Шах повелел выколоть Эрику глаза.

— Боже мой! — я в ужасе прикрыла рукой рот.

— Потом он правда изменил свое решение.

— Хвала небесам!

— И вместо этого приказал убить его. Я помог ему сбежать, — Перс вздохнул. — Шах был в ярости. Но, к счастью, мои друзья переодели какой-то труп в одежду Эрика, и шах поверил, что Эрик мертв. Тогда меня просто изгнали. Теперь вы видите, что хотя Эрика приговорили, но не за преступления, которые он совершил.

Разговоры с Надиром всегда немного просвещали меня касательно биографии Эрика. Хотя, если быть совершенно откровенной, Перс никогда не рассказывал слишком многого о жизни Призрака.

— Если он захочет, то сам все вам расскажет, — извиняюще говорил он мне обычно. А я не настаивала.

Репетиции продолжались, как и обычно. Одно, правда, все же изменилось: теперь я стала дублершей Карлотты. Конечно же, последняя была в ярости и приняла мое назначение, как личное оскорбление. Но в этот раз менеджеры были непреклонны: они не собирались рисковать возможным срывом представления из-за уязвленной гордости одной певицы.

Я была на на седьмом небе от счастья. Я надеялась, нет, я знала, что рано или поздно я стану примадонной и буду выступать на сцене. И я также знала, что когда это время придет, благодаря моему Ангелу, это станет моим триумфом.

Как только у меня появилась возможность незаметно ускользнуть, я взяла с собой свечу и побежала на улицу Скриба. Аккуратно заперев за собой калитку, я быстро прошла по коридору и уже скоро в нетерпении стояла на маленькой пристани.

Как мне и было обещано, совсем скоро я услышала тихий плеск весел, а еще через несколько секунд смогла различить вдалеке свет его фонаря. Грациозно выбравшись из лодки, Эрик в пару шагов преодолел разделяющее нас расстояние. Несколько секунд он молча смотрел на меня сверху вниз.

— Кристина, — наконец заговорил он, и как же подпрыгнуло мое сердце от звука этого неземного голоса, — полагаю, с тобой все хорошо.

— Да, — произнесла я смущенно, — но, Эрик, у меня есть прекрасная новость!

Он внимательно слушал, пока я рассказывала, как стала дублером Карлотты.

— Я никогда не сомневался, что они заметят и по достоинству оценят твой талант, — проговорил серьезно. — Я рад, что для этого им не потребовалось слишком много времени.

— А ты, Эрик, — спросила, наконец вспоминая о манерах, — как твои дела? Надир сказал, что ты был занят.

— Я был, — ответил он, все еще как-то слишком официально, — Дарога милостиво согласился помочь мне в небольшом вопросе. Пришло время переезжать.

— Переезжать? — переспросила озадаченно.

— Да, я устал от жизни шарлатана в доме с потайными дверями. Я хочу поселиться в нормальном доме, как и все. И я возьму на себя смелость предположить, — он отвел взгляд, — что и ты не захочешь провести всю свою жизнь в подвалах, в темноте. Я осмелюсь сделать предположение, что тебе бы хотелось иметь возможность открыть окно и выглянуть в сад.

Мое сердце сделало скачок, и я едва могла произнести:

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила осторожно, не желая гадать.

— Кристина, — он помолчал, а затем протянул мне простое золотое колечко, переливающееся при свете фонаря, и просто спросил: — Кристина, окажешь ли ты мне честь стать моей женой?

В моем горле образовался комок, мешающий мне ответить. Как же я была счастлива! Глядя сквозь слезы на своего Ангела, моего Эрика, я смогла только кивнуть.

Он надел кольцо мне на палец, и, как только золотой ободок оказался на моем пальце, я кинулась на него, обнимая и практически толкая нас обоих в озеро.

— Полагаю, это было «да»? — прошептал Эрик мне в волосы, крепко обнимая меня в ответ.

Отредактировано Maiia1997 (2017-04-18 17:47:41)

53

В общем, на этом все, дорогие читатели. Благодарю всех, кто отписывался, комментировал и кидал в меня заслуженными тапочками:))

54

О, наконец-то я добралась до последней главы! :)
Maiia1997
большое спасибо за перевод! Вы проделали хорошую работу. :)

Концовочка очень милая. :love:

Ну, и напоследок ещё пара тапочек, если позволите. :D
Правильно будет "скучаю по нему", а не "скучаю за ним".
"раньше или позже я стану примадонной" - мне кажется, тут лучше будет "рано или поздно".

Остальное всё хорошо. Вот только сокровенный вопрос хотелось бы сформулировать покрасивее. :) У вас переведено: "— Кристина, ты окажешь мне честь и станешь моей женой?"
Я бы написала: "Кристина, ты окажешь мне честь стать моей женой?"
Или вот даже: "Кристина, окажешь ли ты мне честь стать моей женой?"
Звучит всё так же просто, но как-то немного элегантнее что ли. ;)

К вам больше претензий нет, только благодарность.   ^^
Вот что касается авторского сюжета - я что-то сомневаюсь, что репетиции в опере могли отменить только из-за того, что декорации и механизмы не в порядке. Не очень достоверным кажется. Петь ведь можно и без декораций. А, ну разве что если есть риск, что эти самые декорации могут в любой момент сорваться на голову репетирующим, и Карлотта там устроила жуткую истерику, посеяв панику. Тогда да. :D
Но мне понравилась идея, что Эрик не преступник по сути, а шах просто хотел убрать его, чтобы он больше не смог построить такой шедевр. В плане преступности Эрик тут сделан совсем уж белым и пушистым (что не соответсвует первоисточнику), но зато подчёркнута его гениальность (а то в других фиках от его гениальности зачастую остаётся только музыкальный талант). Но в рамках этого фика такой Эрик вполне вписываются. Кристина тут ведь тоже другая, как мы отмечали выше. :)

А в общем и целом - весьма милый и интересный фанфик, хороший и качественный перевод. Было приятно и увлекательно читать. И я очень рада хэппи-энду!
^^  :crazyfun:  :love:

Спасибо! :) Будем ждать и других переводов. Продолжайте, у вас хорошо получается. :)

Отредактировано Sinij Zajac (2017-04-15 09:47:47)

55

Спасибо за тапочки и добрые слова. Только сейчас дошли руки подредактировать текст:)


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Through a Mirror, Darkly