Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » Ален Жермен Призраки Оперы


Ален Жермен Призраки Оперы

Сообщений 121 страница 137 из 137

121

Да уж, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Крайние главы вызывают только смех.
Targhis, merci beaucoup.

122

И всё-таки Сильвен - молодец, необычайная личность. И мне очень нравится его чувство юмора.

123

И мне очень нравится его чувство юмора.

Он просто старается соответствовать репутации ;)

124

Глава 30

К счастью, кафетерий почти пуст. Не нужно стоять в очереди. Я выбираю запеченную в сыре рубленую треску и ромовую бабу. Жаль, что Тома пришлось вернуться домой к родителям, чтобы переодеться, ему бы понравилось! Я замечаю пустой столик и спешу занять место, сев к входу спиной. Там меня и отыскивает несколько минут спустя с извинениями мадемуазель Жамм:
– Дельфин сказала мне, что вы будете здесь. Простите, что отвлекаю от обеда, я знаю, что у вас дел невпроворот перед выставкой, но уверяю вас, я только на минуточку. Я, собственно, принесла вам в качестве пожелания «ни пуха, ни пера» то, что вам завещал Сильвен. Это его пять тетрадей.
Я благодарю ее, пролистывая дневники, которые она кладет на стол, предлагаю ей присесть и спрашиваю, не могу ли я еще что-нибудь сделать для нее.
– Это очень любезно, – отвечает она. – Но нет…
По размышлении она протягивает мне конверт, который Сильвен оставил ей.
– Я бы хотела, чтобы вы ознакомились с завещанием и сопроводительным письмом, – говорит она, добавляя к просьбе свою робкую улыбку, которая мне так нравится.
Разумеется, я соглашаюсь, отодвигаю тарелку и читаю с волнением:

Милая Сильвьян,

Настало время прощаться. Не печальтесь, это должно было рано или поздно произойти. Это в порядке вещей.

Как отблагодарить вас за все, что вы для меня сделали? Вы заботились обо мне, когда я болел, поднимали мой дух, когда я отчаивался. Вы не пропустили ни одной нашей встречи за все эти годы. Вы служили моей посланницей к дивам и звездам, освещавшим мою печальную жизнь. Мне будет не хватать наших шахматных партий… Вы были грозной противницей, но – прошу прощения – настолько плохой шахматисткой, что иногда, стремясь сделать вам приятное, я делал вид, что проигрываю. Забудем прошлое! Благодаря вам, я был способен противостоять темным мыслям…

Помните, как мы безумно веселились, когда наводили страх на пожарных, прогуливаясь ночью по коридорам завернутыми в белые простыни? И тот раз, когда я в пластиковой маске в виде черепа, напугал режиссера, хваставшегося перед коллегами, будто вел со мной беседы на оккульные темы! Предметы реквизита, которые мы прятали… Костюмы, которые мы меняли местами… Искуственно созданные привидения! Шутки и розыгрыши! Как странно было слышать самые дикие слухи обо мне, что разносились по всей Опере. Воображение у наших поклонников было куда сильнее, чем у нас самих. Все эти статьи в газетах, что свидетельствовали о моем существовании! Для них фантом, которым меня считали, был абсолютно реален. (Я вот думаю: так Сильвен от старости умер или покончил с собой? Мне что-то не верится, чтобы умирающий человек столько понаписал на отвлеченные темы – Т.)

Если подумать о более серьезном, я вспоминаю и еврейские семьи, что во время немецкой оккупации делили со мной Дом на озере. Они считали и меня беженцем, подобно им самим, преследуемым Гестапо и милицией Виши. Человеческие отношения, которые я никогда не забуду. Один из редких случаев, когда со мной обращались как с нормальным существом.
(Дал бы другим людям такую возможность, и они бы обращались с тобой точно так же! Прячется от всех в подвале, пугает, крадет вещи, изображает сумасшедшего убийцу и еще чем-то недоволен – Т.) Как участница Сопротивления вы были великолепны. Думаю, сейчас я могу вам признаться, что я был немного влюблен в вас в ту пору.(Только сейчас?!!! – Т.)

Покидая этот мир, я хотел бы попросить вас еще об одной услуге. Я прошу вас послужить моей душеприказчицей. А кто еще мог бы выступить в этой роли, учитывая, что официально я не существую? Мои распоряжения заключены в приложенном документе.

Если в ином мире существуют призраки, знайте, время от времени я непременно буду заглядывать к вам, просто чтобы показать, что не забыл вас и никогда не забуду. (Так что даже после моей смерти от меня не отделаешься – Т.)

Дворец Гарнье, 1 апреля 1995 года
ПО

Это мое завещание.

Я, Сильвен, именуемый также «Призраком Оперы», завещаю:

Тома, когда ему исполнится 18 лет: деньги в банке
Его дяде: мой личный дневник
Музею Оперы: мою коллекцию фотографий с посвящением, а также мою корреспонденцию с Марией Каллас, Сержем Лифарем и Рудольфом Нуриевым
Сильвьян, моему верному другу: собрание моих картин с изображениями моей придуманной семьи, в которой она занимает почетное место – вечной невесты. (На ее месте я б его оживила. Чтобы убить еще раз. – Т.)

Написано в Париже, в здравом уме и твердой памяти,
В среду 1 апреля 1995 года, и это не апрельский розыгрыш! (Черт, он предусмотрел мой комментарий! – Т.)

Сильвьян вытирает слезу. Я не могу найти слов, чтобы выразить, что я чувствую. (Вот, я тоже – Т.)
– Он прав, – говорит она мне. – Были у нас и счастливые моменты. Не так уж все было мрачно.

Отредактировано Targhis (2012-11-06 14:06:25)

125

Волки воют, маразм крепчат. "Вечная невеста"... Б-р-р-р!!! Держать любимую в руках  - и не предложить руку и сердце? Нет, Сильвен - не Призрак Оперы. Тот готов был на любое преступление ради того, чтобы получить любимую в жены. А, я понял: Сильвен - инопланетянин. Все, Сатурну больше не наливать! :D

Кстати, как, интересно, у Сильвена получилось прятать евреев - если полиция Виши в июле 1942 во время операции "Вель'д Ив" вывезла из Парижа всех евреев подчистую в транзитные лагеря (большую часть - в Дранси), а до того их не почти не трогали? "Милиция" Виши была образована в 1943 году, когда в Париже евреев уже не было - разве что немногие спасшиеся...

Я вот думаю: так Сильвен от старости умер или покончил с собой? Мне что-то не верится, чтобы умирающий человек столько понаписал на отвлеченные темы

Это сильно зависит от человека. Кто-то, умирая от рака, жалеет от том, что не успеет дописать книгу, и спешит додиктовать ее - так умер один из моих учителей.  А кто-то просто боится смерти... Почему бы Сильвену и не написать такие письма - за день до кончины?

Отредактировано opa79 (2012-11-06 14:57:53)

126

Я так думаю, что письма он написал не за один, а за два-три дня до смерти, потом только число проставил, чувствуя, что конец близок.
Насчет того, что он не признался кузине в своих чувствах раньше, - согласна полностью, я бы его тоже убила за такое. С другой стороны, не будем забывать, что он был оторван от человеческого общества, вряд ли его реакции и поступки были полностью адекватны, отсутствие социализации ещё никто не отменял.
Помнится, "портреты несуществующей семьи" и его невесты-Сильвьян стали для меня тогда последней каплей, после которой я расплакалась... :cray:
А сейчас вот ржу. Что за ерунда? :)

Отредактировано Мышь_полевая (2012-11-06 17:19:52)

127

А мне все равно нравится ) Сильвен конечно тот ещё шутник, и немного за Сильвьян обидно, но все равно. Хорошая книга. Да ещё столько интересных оперных фактов!
Targhis, спасибо за перевод  :give:

128

Кстати, как, интересно, у Сильвена получилось прятать евреев - если полиция Виши в июле 1942 во время операции "Вель'д Ив" вывезла из Парижа всех евреев подчистую в транзитные лагеря (большую часть - в Дранси), а до того их не почти не трогали? "Милиция" Виши была образована в 1943 году, когда в Париже евреев уже не было - разве что немногие спасшиеся...

Так склероз... в 90-то лет...

Я так думаю, что письма он написал не за один, а за два-три дня до смерти, потом только число проставил, чувствуя, что конец близок.


За два-три дня он еще не был знаком с Зензеном и Тома и еще не придумал насчет денег (может, как раз собирался их "невесте" завещать  :sp: )

Отредактировано Targhis (2012-11-06 21:39:44)

129

Я так думаю, что письма он написал не за один, а за два-три дня до смерти, потом только число проставил, чувствуя, что конец близок.


За два-три дня он еще не был знаком с Зензеном и Тома и еще не придумал насчет денег (может, как раз собирался их "невесте" завещать  :sp: )

Логично. Я об этом не подумала. :)
Значит, спишем такую писательскую активность на тот самый пресловутый прилив сил, который некоторые испытывают перед смертью.

130

Последнее усилие...

Глава 31

Я закрываю последнюю из тетрадей, в которых Сильвен описал свою жизнь: жизнь, полную страданий, надежд, вопросов, мимолетных мгновений счастья, откровений, философских мыслей, сомнений, отречений и любви. Что за необычайное созданье! В этом тщедушном теле, обескровленном тяжелой атмосферой, в которой ему довелось существовать, скрывалась огромная внутренняя сила великой красоты. Со временем я прочитаю эти личные дневники Тома. Для юноши это станет бесценным подарком. Подарком, который продлит очарование романа Гастона Леру.

Извещение об ожидающем его наследстве потрясло моего племянника. (Кто бы меня так потряс? – Т.) В его возрасте осознание того, что в недалеком будущем у него будет достаточно денег, чтобы посмотреть мир при полной независимости, открывает самые волнующие перспективы. (Да Сильвен сам не знал, сколько там осталось денег – может, их только на поездку за город хватит? – Т.) Ночью он не сомкнул глаз и во время завтрака только об этом и говорил. Об этом, и о Сильвене, который в его глазах приобрел статус божества. С общего согласия мы решили скрыть правду от его родителей. (Ага. Вашему сыну Призрак Оперы оставил в наследство деньги кузена российского императора… - Т.) Официально деньги, которые он получит на совершеннолетие, будут считаться моими. .(Хоть за комиссию? – Т.) Эта ложь станет нашим секретом.

В дверь моего кабинета стучат: это он.
– Ну что, Зензен, готов к большому выходу?
Пора открывать выставку. Вместе мы направляемся к большой лестнице. По случаю торжества, на нем серые фланелевые брюки, темно-синий блейзер и галстук в полоску. Стиль английского школьника. В очень оксфордском духе. Эта одежда ему совершенно не к лицу. Придает слишком ученый вид. Тот, кто сказал, что не стоит доверять внешнему виду, был абсолютно прав.

Все собрались. Дельфин, Даниель, Жак, Жанна. Все, кто участвовали в подготовке выставки: Мартин, распорядительница и заведующая отделением культуры, администраторы, техники, малые ручки, конферансье, хранитель музея. Не говоря о безымянной толпе приглашенных, в которой то и дело с радостью различаешь лица друзей или коллег. Поцелуи, поздравления, ревность. Множество журналистов, операторов с камерами, радиорепортеров. Вопросы со всех сторон. Одни и те же вопросы. Ответы перескакивают от одних к другим. Все мы играем в одну игру. Начинается официальное посещение выставки. Вместе с верхушкой Парижской оперы приглашены политики, VIP-персоны, несколько деятелей искусства, Тома и его родители. Это ведь и их праздник. Но я думаю прежде всего о Сильвьян Жамм. Главная билетерша наблюдает за нами издалека, облаченная в свое черное вдовье платье. Хрупкий силуэт, живая память Дворца Гарнье. По бокам ее стоят Махди и Мохаммед, празднично одетые, смущенные оттого что смешались с парижским обществом, и не подозревают, насколько приятно мне видеть их. И вдруг чья-то тень. Я чувствую, что кто-то стоит за моей спиной. Я поворачиваюсь. Никого… Но впечатление… Где он теперь, в этот вечер 3 апреля 1995 года? Нет ли его среди моих персонажей, что блистают под прожекторами в своих изукрашенных костюмах? Смотри-ка, шляпа Отелло сдвинулась. Не подает ли он мне знак? Сколько народу! А мне не хватает Сильвена. И однако, он повсюду: он мелькает в толпе среди манекенов, на большой лестнице, на балконах и галереях, которые ее окружают. Он – в самой прозрачности воздуха, он – неотъемлемая часть той тайны, что удивительным образом обнаруживается в архитектуре здания и в большинстве избранных мной костюмов. Как если бы камни и ткани хранили в своем объеме и в своих складках секрет собственного существования. Секрет Призрака Оперы.

Эпилог

Прошло семь лет. Национальная библиотека Франции и Национальная Парижская Опера организуют в музее Дворца Гарнье выставку по случаю тридцатой годовщины моего сотрудничества с Оперой.

Сейчас 4 июня 2002 года, вечер открытия выставки. Собралась куча народу. Без устали я расписываюсь на экземплярах каталога, выпущенного для этой ретроспективы. Так трудно найти оригинальное слово, отдельную формулировку для каждого, тем более что большинство из них – мои старые знакомые. Приходится поломать голову. Но самое ужасное – имена! Моя вечная проблема. Я постоянно их забываю, а их прихотливая орфография то и дело становится поводом для описок, которых следует избегать. Нельзя совершить ошибку! Следующий, пожалуйста! Не поднимая глаз (а вот это считается очень невежливым при раздаче автографов! – Т.), я спрашиваю:
– Кому автограф?
– Призраку Оперы.
Передо мной стоит Тома. Он прыскает от смеха. Сюрприз! Я-то думал, что он на другом конце света.
– Ты здесь!
– А как же, Зензен! Ты думал, я пропущу такое событие?
Мы обнимаемся. Теперь он высоченный двадцатилетний молодец. Крепкий, спортивный, загорелый. Многодневная щетина.
– Не было времени побриться, – извиняется он.
– Колется.
– Мы приземлились в Руасси. Смотри, кто со мной.
– Мадемуазель Жамм! Как приятно вас видеть! Но где же вы были? Я уже начал беспокоиться.
– Простите, что уехала, не известив вас. Но все произошло так быстро! Ваш племянник прислал мне билет, чтобы я приехала к нему в Индонезию. Впервые в жизни я летела на самолете. Что за приключение!
– Вам путешествие пошло на пользу. Выглядите прекрасно.
– Путешествия возвращают молодость! – шутливо замечает она.
И правда, она помолодела, по меньшей мере, на десять лет.  (Ну-ну, еще свозить в Австралию, и можно выходить замуж за Тома – Т.) Загар оттеняет ее прекрасные голубые глаза, а одежда, состоящая из брюк и китайской курточки голубого шелка, придает силуэту некую экзотичность, которая идет ей невероятно.
– Как же я рад видеть здесь вас обоих!
Потом я замечаю букет, который она держит в руках.
– Но это же нарциссы!
– Да, любимые цветы Сильвена. Мы подумали, что в такой вечер мы могли бы после закрытия заглянуть к нему.
– Отличная идея!
– Жаль, что с нами нет Махди и Мохаммеда.
– Вы ошибаетесь, они здесь. Ждут меня в видеозале. Мы собирались вместе пообедать. Пока вас не было, тут много чего произошло. Мохаммед женился на Жанне.
– На Жанне?
– На той стажерке, которая потерялась. Что до Махди – ни за что не догадаетесь! Он теперь работает билетером – угадайте!
– Где?
– Угадайте!
– Сдаюсь.
– Он отвечает за ложу № 5! И пользуется ею, чтобы спускаться в Дом на озере. Во время подготовки выставки я несколько раз ходил с ним в комнату Луи-Филиппа. Там все остается, как было… в ожидании нового жильца. (А зачем тогда Махди туда ходит? Пыль вытирать? – Т.) Но я вам еще не сказал главного. По словам хранителя, в Опере в последнее время происходили необъяснимые странности, и дирекция приняла решение перестать сдавать нашу знаменитую ложу. И что самое восхитительное, создается такое впечатление, что после этого решения снова восстановился порядок, по крайней мере, так кажется… (следовательно Махди можно уволить – на фиг билетер, если ложа не сдается? – Т.)
Мою болтовню прерывает авария осветительной сети, мгновенно погрузившая нас во мрак.
– Без паники! – раздается голос, наверно, принадлежащий ответственному за безопасность. – Всем оставаться на местах!
– Новый удар фантома! – шепчет кто-то мне в ухо, прежде чем издать хитрый смешок.
Я ощущаю вокруг себя странное движение. Эрик? Сильвен? Возможно ли… Мимолетное ощущение проходит. Через несколько секунд снова загорается свет, засим следует всеобщий вздох облегчения. Некоторые гости аплодируют. Всего лишь краткий испуг по ходу выставки, который только оживил обстановку. Гастон Леру мог бы гордиться. Созданная им легенда обрела долгую жизнь. Определенно Призрака Оперы ждет еще большое будущее! 

Все!
fin

Отредактировано Targhis (2012-11-09 11:09:29)

131

Targhis, браво! appl
Ты просто умница! :clap:
Прекрасный перевод прекрасного произведения.
Я очень рада, что ты взялась за него, и бесконечно благодарна тебе за предоставленную возможность ознакомиться с ним более явно, на родном языке.
Спасибо! :give:

Ибо всё же, несмотря на мелкие забавные моменты, ухваченные тобой в комментариях, я по-прежнему считаю эту книгу одной из лучших историй по мотивам ПО. Молодец автор!

132

Targhis, за перевод - :give:  :give:  :give:. Вы славно потрудились, особенно продираясь через последние главы славного творения Жермена, и комментируя сей опус.

А теперь о самой книге.

При прочтении первых глав этой книги у меня сначала возникло чувство: ВОТ ОНО! Вот фик по "Призраку Оперы", который можно рекомендовать новичкам как образец. Но, начиная где-то с середины, сюжет книги запестрел несколько странными вещами, которые плавно перешли в маразм финала. Поэтому творение Алена Жермена, несмотря на острый сюжет и лихо закрученную фабулу (мастер остается мастером), смотрится несколько странно.  Возникает впечатление, что автор несколько устал от своих героев -  и потому письма Сильвена, объяснение того, почему он жил без паспорта и прятался в подвале, да и финал в целом смотрятся просто притянутыми за уши. И вызывают не сочувтсвие, а здоровый человеческий аппетит нездоровый смех.

Общий вывод: до момента похорон Сильвена книга рекомендуется всем. После -  на любителя. Слишком уж бредово - хотя, кончено, до "Фаворита Султана" еще далеко.

Ну, а  с чем я полностью согласен, так это стем, что

Определенно Призрака Оперы ждет еще большое будущее!

Отредактировано opa79 (2012-11-09 13:39:58)

133

Мышь_полевая, opa79, спасибо за интерес и комменты :)

и Мыши_полевой спасибо за сам текст!

opa79, согласна, концовка получилась смазанная, недодуманная, как будто автору продумывать биографию Сильвена было лень или некогда. Да и с семейными связями он перегнул - это уже какая-то не то санта-барбара, не то индийское кино...  :swoon:
Но говорить об усталости было бы странно - книжечка-то маленькая, когда тут успеешь устать? Может, это был заказ, и он в сроки не укладывался? :dn:

134

Но говорить об усталости было бы странно - книжечка-то маленькая, когда тут успеешь устать? Может, это был заказ, и он в сроки не укладывался?

Или просто надоело писать, а "всех зарезать" совесть не позволила.

135

А мне, наоборот, финал показался самой сильной частью книги.

Потому что в данном случае я не вникала в логическую обоснованности жизни Сильвена и его семейных связей, а читала книгу залпом, ухватывая только эмоциональную составляющую и динамику событий. И впечатление при первом прочтении она на меня произвела очень сильное - повторюсь, в финале я плакала, что со мной случается крайне редко.

Вот когда перечитывала второй раз - кусочками, постепенно, на родном языке, уже спокойно и не торопясь задумываясь над текстом - тогда да, все эти косяки повылезали и вызвали смех.

Но при первом прочтении сходу - книга сильна, очень. Думаю, на подростков, не сильно озабоченных выискиванием блох в логике сюжета (как это делаем мы, подкованные на прочтении множества фанфиков), этот роман должен произвести сногсшибательное впечатление - как и должно быть.

Надеюсь, многие французские подростки после прочтения этой книжки заинтересуются романом Леру, который во Франции настолько непопулярен.
Молодец Жермен. :give:

136

Targhis,  :give:  большое спасибо за перевод  :clap: и за столько интересных вещей, о который я узнала благодаря ему )
И финал мне понравился )) Все довольны, счастливы и даже призрак-Сильвен похоже продолжает трудится ради поддержания легенды )

137

Deydra, спасибо за коммент!


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » Ален Жермен Призраки Оперы