Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Поцелуя не было/Тhere Was No Kiss


Поцелуя не было/Тhere Was No Kiss

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Оригинальное название: There Was No Kiss
Автор:  EmmanuelleG
Переводчик:  DarkGirl
Бета:  none
Рейтинг:  PG-13
Размер: макси
Пэйринг:  Э/К
Жанр:  трагедия/драма
Ссылка на оригинал:  There Was No Kiss
Разрешение на перевод:  получено
Статус оригинала:  закончен
Саммари (от переводчика):   буду скидывать не главами, а кусочками глав - все-таки, учеба, экзамены и т.д...)) поэтому не удивляйтесь, что первый кусочек такой маленький.

Глава 1. Маргарита исчезла

Папочка, я была такой глупой… И знаю, что ты бы сказал сейчас то же самое.
Ах! Кто верит в Ангелов?.. Многие. А сколько монахов и монахинь отдало свои жизни этой вере?.. Но, конечно, их вера чисто гипотетическая, а моя… Осмелюсь ли я признаться себе в этом? Моя вера была глупой тоской.
Я не могла отречься от детских сказок, которыми ты заполнил мой разум. В какой-то степени они были для меня пищей и водой: они сохраняли мне жизнь, несмотря на всю их абсурдность.
Я была глупой, глупой девчонкой! Ведь у меня даже язык не поворачивался назвать себя женщиной даже тогда, когда я понимала, что имею все основания сказать так о себе. Иногда я думаю… Нет, я уверена, что я была обречена из-за собственной наивности. О, папочка, дорогой папочка, и не только я!
Рауль умолял меня убежать с ним той ночью на крыше. Я хотела сказать «да», поцеловать его еще раз, но стоны ветра и девичья привязанность к нему смутили меня. Так что, я только позволила моим маленьким рукам с любопытством изучать его торс, отчего с губ Рауля сорвался стон. Да, его голос не был золотым, как у моего учителя, но, тем не менее, я хотела слышать этот голос до конца моих дней, если бы это только значило мирную, спокойную, нормальную жизнь.
– Я пойду с тобой, – решилась я, – но только после завтрашнего спектакля!
– Кристина, нет! – воскликнул Рауль; его усы чуть всколыхнулись. Как же мне хотелось прикоснуться к ним еще раз! – Везде одни монстры, ты ведь это сама сказала! И, Кристина, за сценой не один люк! Ах, Кристина, нет, пожалуйста.
– Маргарита предает Зибля, а я не хочу, и, причем не только по роли, но и в жизни. Это будет честно, ведь я обязана ему.
– Эрику! – вскричал он. – Этому Эрику!
– Не говори его имени, – встревожено прошептала я. – Он не ходит на крышу, но может услышать нас. У меня больше не будет шанса – меня чуть не убили, Рауль!
Он мягко поцеловал меня, и я жадно ответила на поцелуй, не задумываясь и не чувствуя никакого смущения. Мне было так спокойно в его руках! Они не были такими же сильными, как у его брата – правда, я мало видела графа Филиппа – но такими же, как у моряков. И если бы я закрыла глаза, я бы почти почувствовала соленый запах моря и услышала бы, как летают птицы. Папочка, я умела притворяться вменяемой. Я была уверена, что Рауль придумает что-нибудь, чтобы мы могли покинуть страну, если не навсегда, то хотя бы на время. Ах, слышала, Лондон так прекрасен! А, может быть, мы посетим Пруссию, или Швецию…
Должно быть, там еще живет кто-то из моих кузенов.
– Твои губы как нектар, – прошептал он, и, явно устыдившись комментариев, уткнулся в мои светлые волосы. Мое лицо тоже горело, ведь я еще не знала этого, особого вида любви – между мужчиной и женщиной. И я была готова дать Раулю все, что он попросит.
– Мы уезжаем завтра, – сказала я. – Вместе, Рауль.
– Ты будешь виконтессой, – сказал Рауль, зашевелившись от слов, которые он так страстно хотел услышать. – Тебе ничего не нужно, Кристина, но у тебя должно быть все.
– Мне нужен только ты.
Я сказала правду и еще раз разрыдалась у него на плече.
О, Рауль! Ну почему ты не мой?

Отредактировано DarkGirl (2011-01-30 14:06:39)

2

DarkGirl
Неплохо так, по книге - насколько могу понять.
Только пара моментов:

но стоны ветра и  девичья привязанность к виконту, смутили меня.

trapdoor - это все же ЛЮК, а не "отпускная дверь", как у вас.

Отредактировано Hand$ome (2010-09-08 13:50:09)

3

ой! насчет люка, это моя дырявая память...

я перепроверяла это слово, и забыла исправить.

а "к виконту", потому что, "моя" не читалась.))

4

DarkGirl, а почему такой выбор? Я имею в виду, макси размер, тем более, незаконченный. При таких исходных данных фик так и рискует повиснуть тут навсегда, не дождавшись завершения, а подобных фиков, увы, на форуме и так немало. Может быть, имело смысл выбрать для перевода что-нибудь поменьше? Или хотя бы завершенное?

5

Мышь Полевая, выбор обоснован:
1. понравилось то, что пишет Иммануэль
2. уверена, она закончит)) я с ней переписываюсь, она человек целеустремленный)) очень.

кстати, размер указан не точно. это может быть и миди)

Отредактировано DarkGirl (2010-09-08 15:12:31)

6

ААА!!! ну когда же будет продолжение? :give: )))))))))))))))))))))))

Отредактировано lily_sekret (2010-09-11 14:20:43)

7

Надеюсь, что скоро - я напряженно над ним работаю)) а размер все-таки, макси - Иммануэль написала 7 глав))

8

Еще один маленький кусочек))

Папа, я уверена, что ты, так любивший музыку, смотрел Фауста бесчисленное количество раз. Это, в конце концов, самая показываемая опера. Но никогда прежде Маргарита не предавала Зибеля так, как я.
Я помню, как возносила руки к небу, вымаливая у Бога прощения, и как искала взглядом Рауля. Он был в обычной ложе де Шаньи, вместе с графом Филиппом и какой-то девушкой, которую я не знала. В моем взгляде появилась ревность, но лишь до того момента, как старший брат нежно поцеловал руку дамы. Мне стало смешно. Как глупо было даже предполагать измену Рауля! И, к тому же, на моих глазах! Я знала, что Филипп часто представлял ему молодых аристократок, но, слава Богу, он и не смотрел на них.
Он любил меня! Меня! Какое счастье!
Маргарита умоляла небеса, она ждала, когда же ангелы заберут ее на небо, к Богу. Я же, наоборот, пала, еще раз соблазненная Люцифером.
Стало темно, но никто не успел издать ни звука. А когда свет появился, меня не было.
Я удивилась, почувствовав приторный запах тряпки, но была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Мое тело уже было истощено ролью, требующей мощнейшего лирического голоса, которого у меня не было. И так, я не сопротивлялась, большей частью потому, что не успела ничего понять. Свет, тень, а потом – полная темнота? Что тут было понимать? На мои глаза давил двухцветный калейдоскоп.
Когда я проснулась, я не поверила своим глазам: рядом стоял Эрик. Нет, нет! Это невозможно, как такое могло произойти? Неужели, у Бога нет ни капли жалости? Если не ко мне, то хотя бы к Раулю, который любит меня так горячо? Разве мы не заслуживаем счастья, семьи, домика в деревне, двух белых лошадей и круглолицых детишек?
В своих самых смелых мечтах я даже представляла, что на нашу свадьбу придет граф Филипп и благословит нас вместо их родителей, давно умерших, храни Господь их души…
– Жестокая Кристина, – прошептал Эрик, и его прекрасно контролируемый голос заставил мою кровь застыть в жилах. – Почему ты захотела бросить Эрика? От тебя так любит, а ты все равно хочешь оставить его.
Отчаявшись, я делала единственную вещь, казавшуюся мне логичной – я перестала бояться ада. И вправду, что из того, что ждало меня под землей, было хуже, чем предложение Эрика, этого сумасшедшего гения, жениться на нем? Я билась и билась головой о стену, и скоро на ней появились кровавые пятна. В каком-то смысле, это даже было красиво – словно девственница отдавала свою кровь дьяволу... Он все забрал! Все! Не было воды, ножниц для вышивания. Даже бумаги не было. Возможно, он и ее посчитал опасной, она же режет. Или он попытался просчитать мои дальнейшие действия, словно мой хранитель.
Это ужасно больно.
После каждого удара у меня все больше кружилась голова, и болел лоб. Но, как бы то ни было, через несколько секунд кое-что заставило меня прекратить мои богослужения. Конечно, Эрик все слышал и бросился ко мне. Я только удивилась, почему он не сделал этого раньше. Ух! Теперь стена была испачкана ало-бурыми пятнами.
Он наступил на свои же грабли, схватив меня за ноги и лишив возможности двигаться одновременно. Из последних сил я оттолкнула его, чем только больше разозлила. Он за волосы притащил меня к стулу, крича, что если я хочу физической боли, то я получу ее, но никогда не сбегу от него, даже встретив нового любовника по имени Смерть.
– Хочешь попасть в ад? – сказал он, привязывая меня к стулу шелковыми лентами, которые уже использовал тогда, когда я впервые стала его узницей. В те дни я не чувствовала ничего кроме страха. – Я был там, Кристина, не очень хорошее место… Я предлагаю тебе рай, но, если ты захочешь, он может стать и жилищем Люцифера. О да, Эрик сделает все для Кристины…
Я чуть не умерла, совсем чуть-чуть. Эрик поставил передо мной маленькую коробочку с двумя страшными статуэтками и, развязав меня, стал объяснять, зачем нужны эти дьявольские игрушки. В ужасе, я почти повернула кузнечика, я была так близка к этому, но Эрик перехватил мою руку и сказал, что у меня есть время до одиннадцати часов. И, если за это время я не приму решения, он будет счастлив повернуть крошечного скорпиона, и тогда все вокруг нас станет нашей могилой.
– Как это романтично, Кристина, – сказал он. – Мы покинем эту землю вместе, как ты страстно хотела сделать это с месье виконтом.
Я не боялась смерти, мои предыдущие действия доказывали это, и не заботилась о жизни Эрика, так что, в одиннадцать, я подошла к кузнечику с мрачной решительностью. Для того, папочка, чтобы Опера Популер перестала существовать, нужно было повернуть зеленую фигурку, так сказал Эрик. Я ни разу не подумала обо всех несчастных наверху, все они имели семьи, были счастливы и довольны. Как же я им завидовала!
До тех пор, пока не узнала, что Рауль в комнате пыток.
Я услышала характерный звук, потом Эрик осведомился (скорее, у себя самого), что же это могло быть. Я воскликнула, что ему показалось, желая, чтобы он поверил моей лжи. Эрик удивленно посмотрел на меня и отчего-то заинтересовался стеной. Он подошел к ней, положил на нее руки и медленно двинулся вниз, пока его уродливое лицо не оказалось почти на уровне пола.
– Здесь есть шум, – прошелестел он, – но это, скорее всего, несчастные крысы. Молись, Кристина, молись, потому что если месье виконт упал в тот люк, он может там остаться.
Сказав эти жестокие слова, он ушел. Я плакала. Плакала до тех пор, пока не кончились слезы и я не почувствовала абсолютную опустошенность. Мое горло, инструмент, выкованный Эриком с такой заботой, болело, мне захотелось чего-нибудь холодного, чтобы сорвать голос. А потом я услышала:
– Кристина! Кристина, ты меня слышишь? – это был Рауль! Рауль!
– Рауль, Рауль! – закричала я, но он мог услышать меня в любом случае и рассмеялся удовлетворенно, и так, словно был помешанным.
– Ты должна выпустить нас отсюда, – сказал он.
– Как, Рауль? Я не вижу двери!
– Мадемуазель Даае, – раздался голос с сильным акцентом, и, когда я закричала, кто это, мой жених подсказал мне, что это был добрый Перс. Он был единственным, кто поверил ему и помог добраться до жилища Эрика, – у Эрика есть два ключа, их не так легко потерять, он очень умен, очень артистичен. Я уверен, вы найдете их, вы должны найти их! Один из них открывает маленькую дверь в стене.
Я вспомнила про маленькую фигурку, похожую на окно, которую я видела в гостиной; когда я спросила у Эрика, в каком стиле она сделана, безумный гений расхохотался и разразился длинной триадой о жизни и смерти. Теперь я знала… Или почти знала.

Отредактировано DarkGirl (2010-09-13 13:33:50)

9

Так-так... ^_^  *заинтересовалась*..Dark, жду проды..)
Тоооолько, один маленький тапок, точнее пинетка: не "Зибля", а "Зибеля"... :sp: ..в остальном - неплохо, только я слегка обалдела, когда Эрик ее привязывал к стулу лентами...
P.S. если еще не догадалась, то это я (GGG) :)

10

узнала))

Нэф, я Фауста не смотрела, ты знаешь)) просто постаралась просклонять по правилу)))

кстати, насчет лент - в оригинале написаны шарфы))

Отредактировано DarkGirl (2010-09-13 13:34:56)

11

Все равно это как-то дико смотрится.. :blink: но к  тебе никаких претензий - переводишь нормально..) скоро наверное и я подтянусь с переводом на созерцания персика.. :sp: ))

12

давай давай...))

а что там про перса?))

13

Скоро выложу ^_^ оффтопить не будем, поговорим по телефону  :D  а ты давай двигай свой перевод - буду ждать! :)

14

угу))

скоро займусь - урооооооки!! бу!!!....(

15

DarkGirl,  жду проды! я вот не сдержалась, прочла оригинал... пардон) но я теперь очень хочу увидеть перевод в твоей обработке :clap:

16

а почему пардон?))

это, наоборот, прекрасно!))

блин... хотела сделать коллажи, как по книге, а придется обходиться фильмовским Эриком. вот Крис будет блондинкой))

Отредактировано DarkGirl (2010-09-19 17:12:15)

17

Давай, давай) а я поищу тебе книжного!:*

Нашла! нашла! целую кучу) пришлю) сделаешь коллажи)

Отредактировано lily_sekret (2010-09-21 15:33:16)

18

конец первой главки))

– Это безумное, ужасное место! – воскликнул Рауль. Мое сердце обагрилось кровью, когда я услышала его голос.
– Месье виконт прав, – сказал Перс. – Это комната пыток Эрика. Мадемуазель Даае, поторопитесь, если он что-нибудь заметит, он повысит температуру, и мы умрем.
Не помня себя от ужаса и отчаяния, я позвала Эрика. Я кричала и умоляла, пока не охрипла почти окончательно. Ах! Как Эрик расстроется… В конце концов, он нерешительно открыл дверь и вошел в комнату. Только тогда я заметила, что он сжимал бедро. Он ранен?
– Эрик, Эрик! – заплакала я. – Ты ранен? Что случилось?
Мне казалось честным, что, если я покажу ему свою жалость и заботу о нем, то он сделает то же самое.
Но нет! Мой маэстро и импресарио только нагнулся к стене, не сводя с меня взгляда своих золотистых зрачков. Я знала: я была мертвенно бледной от ужаса и стыда – за свою ложь, изобличенную так быстро. Но даже если он и раскусил меня тогда, он не стал обострять над этим внимание.
– Наверное, все могло быть иначе, – промурлыкал он, отведя взгляд от моего лица и так же пристально начав смотреть на мои судорожно выворачивающиеся руки. Я правда пыталась освободиться, но Эрик связал меня так, что это было невозможно. Без сомнения, он может не беспокоясь оставить меня вот так. – Но Эрик промахнулся. О, Эрик не промахнулся бы, если бы месье не был таким плохим дуэлиантом. Ему действительно стоило поверить своему брату «Кот, Кот!» – он замолчал и подошел ближе. – Кристина заботится обо мне? Прежде она никогда не делала этого. Чего тебе надо, лживая девчонка? Или, может быть, ты выбрала и хочешь сказать это Эрику? Но, Кристина! Ты же не можешь добраться до фигурок! Они далеко…
– Эрик! – взмолилась я. – Эрик! Ты должен развязать меня, пожалуйста. Эти веревки режут мне кожу, мне больно.
– Но не боли ли ты хотела, когда решила познакомиться поближе с той стеной? – просто спросил он, сделав короткий возмущенный жест.
Мне нечего было ответить, и я отвернулась. А потом я поняла и тихо всхлипнула:
– Если ты любишь меня так сильно, как говоришь, ты развяжешь меня, Эрик. С леди не обходятся вот так…
– А так называемая леди не должна биться головой о стену, – насмешливо сказал он, скрестив руки на груди. – Но, наверное, ты права. Спокойно, а то будет еще больнее.
Он начал неутомимо развязывать ленты, удерживающие меня, а я изо всех сил старалась не дрожать, чтобы не подвести Рауля и Перса: Эрик должен был оставаться в неизвестности. Затем он меланхолично велел мне подняться с пола и идти в гостиную. Там он оставил меня одну, чтобы пойти проверить что-то – он заявил мне, что зазвонил звонок, а что же он будет за хозяин, если заставит гостей ждать. Я больше не обращала внимания на его бормотание и только вяло кивнула.
Как только он ушел, я шмыгнула в музыкальную комнату, боясь даже вздохнуть, потому что мне казалось, что так я не шумела никогда в жизни. Все мои упражнения для правильного дыхания пошли насмарку; я дышала, как рыба, выброшенная на берег. Скоро от недостатка кислорода начала кружиться голова. До этого я уже видела маленькую сумочку жизни и смерти, но и подумать не могла, что от нее будут зависеть жизни Рауля и Перса. Она была легкой и горела в моей руке; что за ужасное чувство – знание, что только от тебя зависит жизнь или смерть человека. Отчасти, это было так, но, на случай, если Эрик пошел искать меня, я была готова быть брошенной на землю и за волосы протащенной по подземельям Коммуны.
Друг Эрика, обсуждающий даже человеческие качества, был прав, заявив, что мой учитель был творческим человеком. Ключи были сделаны с искусством, один – в форме черепа, другой изображал счастливый конец. Я не смогла понять, что именно, но для меня это было чем-то радостным. Я решила, что «счастливый» ключ был именно тем, что нужно, чтобы освободить Рауля и себя и побежала к маленькому окошку на стене. Я хорошо помнила, где оно было, но на полпути меня остановила чья-то ледяная рука.
– Кристина! – закричал Эрик. – Верни Эрику сумочку жизни и смерти или я буду вынужден сломать тебе запястья.
Сказав так, он схватил и оттолкнул меня так, что я почувствовала острую боль в коленях.
– Прости, – тут же воскликнул он и, опустившись на один уровень со мной, попытался взять мои запястья своими холодными руками. Я отшатнулась, как испуганное животное, но он поймал меня. – Ты не хочешь слушать, что же еще остается Эрику?
Ты можешь меня отпустить, ты можешь меня отпустить! Мой разум хотел закричать, но я знала, что лучше и молчала. Это вывело Эрика из себя, и он снова поднял меня, как будто я была тряпичной куклой – и, думаю, я была близка к этому – и потащил туда, куда я стремилась незадолго до того. Осознавая это, я попыталась вырваться из его крепкой хватки, но тщетно. Наконец, он уронил меня на пол без капли милосердия, и заявил, что если я так хочу увидеть лес, то он покажет его мне.
– Лес, какой лес?
– Тот, который горит, Кристина!
Я ничего не видела внутри, ни милого Рауля, ни его друга, там была кромешная тьма. Но иногда я могла услышать судорожные вдохи (была ли это я), и даже чье-то сердцебиение. Или это мое? Я ни в чем не была уверена.
– Но ты ничего не видишь, – сказал Эрик, излишне драматизируя. – Позволь мне осветить комнату для тебя, Кристина, позволь мне…
Я возразила, но он проигнорировал меня – как же мне было страшно, папочка! Мне никогда не было так страшно. Не говорил ли Перс, что если Эрик включит отопительную систему, они встретят свою смерть? Оставалось только надеяться, что то, что сейчас сделал Эрик, не было тем, чего больше всего боялись узники комнаты.
– Теперь ты видишь? – осведомился он.
И он видел, что да. Голубые глаза Рауля умоляюще смотрели на меня, я видела, как открывались и закрывались его губы, произнося мое имя. Дарога – как Эрик иногда зовет его – смотрел на него ни с чем иным, как со смертельной завистью. Я знала, что если душевное здоровье покинуло их, они мертвы. Эрик убьет их без задних мыслей.
– Это ты так жаждала увидеть, дорогая? – от его ледяного спокойного голоса у меня по спине пробежали мурашки.
– Но там ничего нет, Эрик, – лгала я. – Ничего. Правда.
– Тогда, думаю. Ты не будешь возражать, если Эрик тоже посмотрит.
Я упала к его ногам, как подкошенная, хватая его за кайму его брюк, как он однажды сделал со мной. Мы не поменялись местами – я была единственной, кто умолял.
– Он там! – закричал он, отталкивая меня и заглядывая в окно. – О, дарога! И ты тоже тут! Как мило, что вы нанесли мне визит.
– Эрик, ты должен отпустить мадемуазель Даае и месье виконта, – вскричал Перс, в то время как Рауль пронзительно вскрикнул от того, что температура начала подниматься.
Я не помню точно, что было дальше. Разум старается забыть то, что причиняет боль, я знала это от профессора Валериуса, который однажды провел вечер, объясняя мне, как работает мозг. Рауль вопил, Эрик кричал, Перс умолял Аллаха о снисхождении. Рауль пытался сказать мне, что ему плевать на свою жизнь – нам тоже, но все зрители Опера Популер должны были выжить. В ответ я прорыдала, что я не герой, что не способна умереть за свою страну, а только хочу тишины и покоя.
– Я найду тебя везде, куда бы он тебя не отвез! – закашлялся Рауль. Жара была невыносимой, из-за нее он больше не мог дышать нормально.
Не это меня уничтожило, а мысль о том, что Рауль умирает. Папа, о Персе я и не думала, такой эгоисткой я была. И так, я, как сумасшедшая бросилась на Эрика, умоляя его прекратить это безумие, обещая стать его живой женой, но он не хотел, не хотел отпускать Рауля и Перса.
– Но, Кристина! – воскликнул Эрик. – Все в твоих руках, иди, поверни одну из фигурок, взывающих к тебе. Я хочу увидеть твою чистую руку, поворачивающую одну из них.
– Ты клянешься мне, что нужно повернуть скорпиона? – прорыдала я, подползая к маленькому медному существу, так терпеливо ждущему меня. О, Господи, я сумасшедшая! Те животные, они смеялись надо мной! Я видела их искривленные маленькие рты, слышала их смех, смех, смех. Почему они не останавливались?
– Это зависит от того, что ты хочешь, любовь моя, – сказал Эрик. – Поверни скорпиона, и мы поженимся. Выбери его зеленого друга, и ты проведешь бесконечность в раю со своим любовником, потому что мне, как ты понимаешь, туда ход заказан.
Ах, если бы все было так просто. Ничего не взорвалось, когда я, дрожа, заставила скорпиона показать свой маленький танец. Вместо взрыва я услышала крики радости и журчание воды. В комнате пыток! Рауль, мой Рауль был спасен! Его сердце не остановится от невыносимой жары. Но вода не остановилась через несколько минут. Она безжалостно продолжала прибывать, и их торжество вскоре обернулось в ужас, они умоляли Эрика остановить воду, они тонули.
– Ты солгал, солгал мне! – повторяла я. – Ты хотел убить их в любом случае! Моими руками! Как ты мог? Ты жестокий, жестокий человек!
– Чтобы отключился механизм, вода должна достичь определенного уровня, – пробормотал Эрик. – Вот.
Он схватил скорпиона и повернул его в другую сторону, прекращая потоп.
– Сейчас я заберу их оттуда, – сказал он таким тоном, что я подумала, что умру. – Ты должна молчать, Кристина, не издавай ни звука. Если заговоришь, я убью твоего любовника. Дарогу я спасу, он был мне полезен и я обязан ему, но виконту я ничего не должен; и я задушу его голыми руками, если ты сделаешь хоть шаг по направлению к нему.
В изумлении я кивнула и послушно пошла к себе в комнату. И, когда я услышала, что он тащит, как я предположила, Рауля, я тихонько всхлипнула, увидев его. Он был очень бледен, а его губы были синими, и он заикался, прося воды.
– Ты не должна была выходить, – сказал Эрик, остановившись.
Я проигнорировала его и спросила, заикаясь:
– Куда ты несешь его?
– В подземелья Коммуны, – ответил он. – Он узник. Видишь ли, Кристина, сейчас я не ожидаю от тебя повиновения, а он будет его гарантией.
Когда он ушел, я побежала в гостиную и нашла Перса лежащим на полу. Я трясла его и умоляла проснуться, чтобы еще раз помочь Раулю, но он спал. Эрик, должно быть, дал ему какое-то зелье, потому что, казалось, он не дышал. Только когда я приложила ухо к его грудной клетке, я поняла, что он все еще жив.
В отчаянии я прошла к себе в комнату и зарыдала.

Отредактировано DarkGirl (2010-09-29 15:04:46)

19

Извините, что так, просто я сбросила с телефона (инет у меня отключили).

подредактирую, как только выйду с компа))

+++ изменен статус оригинала. Он закончен)))

20

Ооо...наконец-то! ^_^
интересно-интересно...как же дальше развернутся события этого шиииикарного произведения..:)
Маритушка, ожидаю проды  :clap:

21

Маритушка надеется, что с продой не будем затягивать...))

нет, правда! я постараюсь быстро)

22

АУ))) А когда продолжение то выйдет? :angry:

Заждались :D

23

Надеюсь, скоро... У меня грядет эссе по английскому, хотя часть второй главы переведена...

24

Маритушка, когда уже будет прода, а ? :) Все забываю тебя спросить в реале... :clap:

25

Короче бросила ты перевод.. а жаль(

26

и ничего я не бросила!..

Интернета у меня нет. Комп сломался. Так что, я с кафе. Но кидаю долгожданный кусочек))

Глава 2. Он сказал: «Свадьба».

Эрик вернулся… Нет, почти приполз часы спустя, обнаружив меня в моей комнате с покрасневшими от слез глазами.
– Ах, Кристина, перестань плакать, пойдем, насладимся нашим праздничным ужином.
Он совсем не понимал, как сильно меня ранили его слова. Слез больше не осталось, но я по-прежнему всхлипывала. Это не было приятно; я была почти уверена, что умирала, и, абсолютно точно, выглядела именно так.
– Кристина, пожалуйста, не плачь, – попросил Эрик, падая на колени рядом со мной. – Эрик нежно любит тебя. Очень, очень сильно. Он даст тебе все, он будет таким хорошим, таким нежным… Как ягненок, Кристина. Он не просит любви, по крайней мере, пока, ему нужна верность и чуточка доброты. Добрая Кристина, дашь ли ты ему хоть немного? Хоть иногда… – я пыталась игнорировать его безумный, отчаянный голос. Он был для меня не чем иным, как раздражающим жужжанием мухи.
Про Перса я уже давно забыла – сейчас все мои мысли были заняты Раулем. Ах, Перс был свободен, в то время как Рауль, мой жених, был заточен внизу в подземельях Коммуны, как какой-нибудь предатель, вор или убийца. А настоящий монстр сейчас сидел рядом со мной (когда он успел забраться на кровать?) и гладил меня по голове. Голова тут же отозвалась сдавленной болью оттого, что на лбу засохла кровь, а к ней прилипли волосы.
В конце концов, я вздрогнула и отшатнулась, оттолкнув Эрика. Искра любовного страдания, блеснувшая в его глазах, тут же исчезла, вытесненная чистейшей болью. Это ничуть меня не тронуло, я просто отодвинулась от него, и двигалась до тех пор, пока не упала на пол.
Когда он кинулся ко мне на помощь, я закричала дико, как раненый зверь, как жертвенная овца, которую сейчас разрубят надвое. И все же, он подошел ко мне, и поднял меня как пушинку. Он отнес меня в столовую; я была так слаба, папочка, так, что не могла даже возразить ему на это. В последний раз я ела незадолго часов до «Фауста» – горло певца должно быть идеально чистым во время представления. Ты даже не представляешь, как обескуражена я была. Эрик посадил меня на стул, положив мне на колени носовой платок; он словно был отцом, ухаживающим за любимой дочерью.
Вспомнив те счастливые дни, когда он был всего лишь ангелом, защитником, которого я стремилась найти хоть в ком-то, я на мгновение улыбнулась. Я позволила ему хлопотать вокруг меня, чувствуя, что мои веки становятся все тяжелее и тяжелее.
– Эрик так любит тебя, – эти слова были первыми, что он произнес с тех пор, как мы вошли в столовую, а его рука незаметно надела тонкий золотой обруч на мой безымянный палец.
Это вернуло меня к настоящему. Рауль, за которого я собиралась выйти замуж, никогда бы так не сделал! Это сделал Эрик, ужасный, жестокий, но безумно влюбленный Эрик! Я засопела, потом – зарыдала. Я рыдала так сильно, что вскоре лишилась возможности дышать. Эрик легонько постучал меня по спине.
– Ты нервничаешь, Кристина, – проворковал он, осторожно держа меня за руки. Я пыталась вырваться, как дикая кошка, а он все равно не отпускал меня. – Прекрасная Кристина, это абсолютно нормально для невесты. Не волнуйся, Эрик будет хорошим мужем. Он сделает тебя такой же счастливой, как и ты его. Он даже может проводить воскресения в парке, если того хочет Кристина. Ты хочешь увидеть свой свадебный наряд?
Слез больше не осталось. Я знаю, папочка, я говорила это уже так много раз, но это чистая правда. Больше не было ни сил, ни слез. Эрик кормил меня, заставляя открывать рот, как младенца, чтобы дать мне очередную порцию пасты. Я даже не сопротивлялась, когда голос моего Ангела уговаривал меня проглотить что-нибудь. В конце концов, он чуть отклонил мою голову назад, сжал щеки и влил мне в рот вкусного вина. Как было хорошо…

эхъ, хорошо, каникулы!.. постараюсь закончить вторую главу (если не углублюсь в Star Wars). Но, кусочки, точно буду выкидывать чаще. По крайней мере, постараюсь.

Отредактировано DarkGirl (2010-11-21 06:58:14)

27

… Как овечка, Кристина. Он не просит любви.

...сжал щеки и влил мне в рот вкусного вина. Как было хорошо…

Насчёт Эрика - овцы.. Смени на ягнёнка.) Он так говорил.

Пардон, а вот если сжимать щёки, то можно нормально что-то выпить?  Вкусного вина... Ну прям Кристина стала пьяной не успев напиться... Хорошо, блин... :mad:

Хахах :D

Но  я рада что ты не бросаешь перевод, я уж разочаровываться собралась, а тут такой сюрпрайз  :hey:

Молодец! :give:

28

Не волнуйся, Эрик будет хорошим мужем. Он сделает тебя такой же счастливой, как и ты его.


Ммм...я тоже хочу встретить Эрика.. :D
Я б ему точно взорвала мозг :yahoo:

спс, за перервод...ожидаю дальше.

29

Давненько я не была тут...

Сегодня-завтра сброшу проду. Извините, что так долго, я была ОЧЕНЬ занята.

30

Вот и прода. Меньше, чем хотела сделать, но что успела, у меня сейчас практически нет времени(

Пресвятая дева сжалилась надо мной: когда он внезапно взял меня за руки и помог встать, я уже задремывала.
– Пойдем, Кристина! – Пойдем смотреть твой свадебный наряд!
Я оцепенела от страха. Это означало свадьбу без права отказать, но я не могла выйти замуж за Эрика. Конечно же, если бы я высказала хоть одну из мыслей, кружившихся у меня в голове, Рауль был бы мертв до завтрашнего утра, поэтому я сохранила молчание. А платье было милым, не буду отрицать, что именно таким я представляла свой свадебный наряд… На церемонии, которая дала бы мне законное право носить имя «мадам Кристина де Шаньи». А кем я стану сейчас? У Эрика не было дома, не было фамилии – значит, я останусь Даае? Разумеется, он не позволит. Тогда просто «мадам Кристина». Ах, какая ирония!..
– Ты будешь такой красивой, изящной, – сказал Эрик. Его золотые глаза были полны страсти и… Осмелюсь ли я?.. Неутоленного желания. – Ты будешь идеальной женой, Кристина. Эрик столько мечтал об этом, но, когда он открывал глаза, ты исчезала, унесенная холодным ветром. А завтра этого не случится.
– Завтра, – вскричала я в отчаянии. Я надеялась, что Рауль найдет способ сбежать и спасет меня, пока Эрик не сделал со мной ничего низкого. – Но Эрик, Эрик, не слишком ли мы торопимся? О, да, слишком, по-моему…
– Нет, – прошептал он; его голос был полон обожания. – Эрик так долго ждал Кристину, и завтра она станет его женой.
Я обречена! Я погибла!
«О, Рауль, мой Рауль, поторопись, – думала я. – Рауль, пожалуйста, спаси меня, забери меня. Куда угодно, только забери».
– А Рауль? – спросила я с вызовом. – Я выйду за тебя, только если они оба будут живы, такова была наша договоренность.
Его страшные черты искривила такая боль – его лицо не пугало меня сейчас, несмотря на то, что он больше не носил при мне маски – как будто он был ребенком и очень ждал какого-то особенного подарка на Рождество, а получил свитер, связанный матерью. Я знала, что разрушила его надежды – по крайней мере, сегодня – точно так же, как он разрушил мои.
– Твой юнец жив, – сказал он, вставая во весь свой великолепный рост. – Эрик сдержал свое слово. Месье виконт жив, а мой друг Дарога уже в своем доме на Площади Победы. У Кристины нет поводов отказывать Эрику, так что, завтра они поженятся.
Той ночью я молилась. Молилась за Рауля и за меня, умоляя бога о милосердии. Если моей судьбой была жизнь в этом так близком в аду подземелье под Оперой, то судьбой Рауля вовсе не была смерть там. Рауль был светлым рыцарем; его место было снаружи, на солнце, на белом коне, и рядом с ним должна быть красавица-жена. Беременная… И мысль, что это буду не я, заставляла меня кусать подушку, чтобы сдержать рвущийся из легких вопль отчаяния и гнева.

Еще я подредактировала ранее переведенное, сейчас исправлю)

вотъ)


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Поцелуя не было/Тhere Was No Kiss