Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



I Am The Mask You Wear…

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Как и прописано в шапке - фик не закончен! Выкладываю, чтобы посмотреть, как карта ляжет - понравится или нет. Плюс - будет стимул писать дальше, если что...

***
Название: I am the mask you wear…
Автор: Leo
Основа: книга Гастона Леру
Пэйринг: Эрик/ОЖП\ОМП
Жанр: мелодрама, авантюра
Размер: макси
Рейтинг: PG-13
Диклеймер: ни на кого не претендую
Статус: не закончен (!!!), начала выкладывать для стимула

1.
В чем же дело?
Эрик изо всех сил пытался понять и не понимал. Его это чрезвычайно беспокоило, ведь он привык, что наблюдательность и смекалка его никогда не подводят. Да, досадно!.. Приспособиться к дворцовым интригам Тегерана, ко всем хищникам и сикхам Индии, а тут – не суметь понять самую малость…

Днем он был у дароги, рассказал старому ишаку, что произошло в подвалах, пока тот спал сном младенца. Затем вернулся к зданию Оперы… и внутрь войти не смог. Так и слонялся до вечера у колонн главного входа, как не приглашенный вампир.
Теперь завершился спектакль и публика, шумная и веселая, выходила в ясную парижскую ночь. А Эрик наблюдал за ними. Он видел всех завсегдатаев театра – представителей высшего света и просто любителей прекрасного. Он привык к их лицам, как привыкают к знакомой мебели.
«Боже! – думал он. – Вчера вечером – еще только вчера! – они все чуть не погибли. Ведь от этого здания, ровно, как и от всех них, сейчас могло бы не остаться ничего, ни песчинки!»
А еще он то и дело слышал имена Кристины и Рауля. Чего только не напридумывали обыватели, упражняясь в словоблудии! Куда только не поотправляли эту парочку влюбленных, какими только жуткими способами не поубивали их – то вместе, то порознь! И все, без исключения, жалели графа Филиппа.
Но вдруг эта тема разговора упорхнула прочь – просто оборвалась из-за появления одного человека. Это было что-то сродни тому, как умолкали люди при виде Эрика без маски. Сродни, но в тоже время – в точности наоборот! Смолкли мужчины, а девицы и женщины перешли на мелодичный шепот…
В ожидании своего экипажа на ступени вышел Франсуа де Флао. Молодой человек двадцати пяти лет, что недавно стал новой звездой парижского света. Интерес к нему вспыхнул мгновенно, едва Рауль де Шаньи утомил всех своей любовной меланхолией. А этот франт, напротив, был воплощенным жизнелюбием.
Эрик видел его несколько раз, но не присматривался, не предавал его персоне какого-либо значения. Просто все его мысли были заняты высокими страстями и праведным гневом.
Но теперь он разглядел! Едва мальчишка вышел из блистающего нутра театра, Эрик его узнал.
Он изо всех сил пытался понять и не понимал. Его это чрезвычайно беспокоило, ведь он привык, что наблюдательность и смекалка его никогда не подводят. Да, досадно!.. Приспособиться к дворцовым интригам Тегерана, ко всем хищникам и сикхам Индии, а тут – не суметь понять самую малость… Почему де Флао так полюбился разом всем девицам? Насколько Эрик помнил из подслушанных светских бесед, даже те, кто не вздыхал о нем дни напролет, все равно не могли отвести взгляд, когда он был рядом.
Итак, внешность. Ничего – ровным счетом ничего особенного. Он не красив! Профиль просто-напросто блеклый. Нос грубоват… Зато он есть.
Нет, это все не в счет. Губы сами по себе гроша ломаного не стоят (да Винчи бы на такие точно не позарился) но, вот в ту секунду, когда он улыбается… Улыбка получается такой искренней и яркой: все его лицо будто озаряется, глаза вспыхивают, как два лунных камешка.
Он улыбнулся одной дурочке, другой, поцеловал им ручки, а третьей (вот гад), украдкой подмигнул! А затем сел в экипаж и уехал, оставив за собой, курлыкающий и щебечущий курятник.
Эрик развернулся и пошел вдоль фасада здания за угол – на улицу Скриб. Он шел и размышлял, анализировал увиденное, разбирал на винтики, раскладывал по полочкам в своей голове. Сосредоточенность на такой ерунде помогала ему отвлечься от мыслей о последних событиях в его собственной жизни.
Итак, главный вопрос – почему? Почему такие щенки нравятся девицам? Например, де Шаньи… Э, нет! Уже не сходится. По де Шаньи никто так не вздыхал, кроме одной. А на этого все смотрят, как одалиски на шаха. Когда он сидит один в своей ложе, его пол зала невзначай лорнирует. Девицы от него тают, мужчины готовы с первой встречи считать его лучшим другом. Неужели все это от одной лишь улыбочки, от лукавого прищура водянистых глазок?
Что же именно в нем такого? Ведь наверняка на Земле найдется человек, похожий на Франсуаа де Флао, как две капли воды – с теми же губами, глазами, подбородком и носом. Но когда улыбается тот, далекий парень, никто не обращает на него особого внимания, а уж юные баронессы и не подумают строить ему глазки из-за кружев веера!
Что делает Франсуаа де Флао таким, каков он есть? Какой особый гальванический ток, какая жилка в его мозгу?
Эрик вспомнил, как он в юности переделывал музыкальные шкатулки – менял на валике два-три шипа и мелодия звучала по-новому. Де Флао – такая же шкатулка, звучащая иначе, чем остальные?

Через некоторое время, Эрик обнаружил, что у него больше нет сил стоять на ногах. Он покачивался, как пьяный, цепляясь, за решетку калитки, ведущей с улицы Скриб в здание Оперы.
- Довольно, - пробормотал он. – Шкатулки, куклы… Игрушки, ловушки – всего было уже довольно.
Он вернулся домой, где понял, что у него нет сил даже для того, чтобы уснуть. Он просто сел в кресло, в котором так недавно сидела Кристина, и глядел на пустоту, царящую вокруг. Все было в таком беспорядке, будто люди только что, минуту назад, бежали отсюда в ужасе, спасаясь от неведомого бедствия.
Дверь в камеру пыток была приоткрыта, но виднелась за ней лишь чернота.

Отредактировано smallangel (2011-06-26 14:13:27)

2

если фик по книге. почему в название вынесена фраза с главной темы мюзикла и фильма?

3

Narcissa
Захотелось!)))) к тому же, соответствует моему ходу мыслей относительно возможности дальнейшего развития событий.

***************

2.
Следующие несколько дней Эрик добросовестно работал над «Торжествующим дон Жуаном». Он, однако, не чувствовал какого-либо удовлетворения от работы. Совершенная, гениальная музыка лилась из него на листы бумаги так же, как лилась бы кровь из раны – настолько старой и растревоженной, что боли уже не чувствуешь. Наконец, он понял, что работа близится к завершению.
Эрик хорошо помнил свой зарок самому себе – закончив своего «Дон Жуана», взять его с собой в гроб и уснуть навеки в своем подземелье, под грандиозным зданием Гранд Опера.
Но что-то упорно не давало ему покоя!
Он поднялся из-за органа. Сколько он не вставал? Должно быть, сутки…
Пригладив редкие волосы, чтоб не лезли в глаза, он взял свечу и пошел пройтись по дому.
К прошлому бедламу добавился только толстенный слой пыли. На крышке пианино стояли серые, отделанные кружевами, туфельки Кристины. Откуда они здесь? Ах да, он же сам их сюда принес, когда проходил по дому в прошлый раз. Мышцы просят себя размять, желудок просит еды – даже стыдно перед ними всеми.
Повинуясь внезапному наитию, он прошел через комнату Кристины и оказался в камере пыток.
Невероятного усилия воли стоило ему не выбежать оттуда с воем раненого зверя. Он лицом к лицу столкнулся с омерзительным, ничтожным, старым существом. Согнувшись, сгорбившись, стоял перед ним немощный урод в мятой сорочке и мешковатых, пыльных штанах. Тусклый свет единственной свечки делал картину еще более жуткой.
Да что же это?
- Я стал жалким псом, - хрипло произнес Эрик.
Что ж… Такова плата? Он должен был уйти прочь, во тьму, из которой однажды выполз. Да, он сам отказался от Кристины, которая была готова лечь с ним в одну могилу. Она ни в чем не виновата. Да и де Шаньи, по большому счету, тоже. Они ушли – раз и навсегда. Все кончено и прощайте! Кончено!
Но что же не дает ему покоя? Что заставляет так кривиться тонкие сухие губы этой мумии в зеркале?
Ах! Он вспомнил!
Видя этот образ смерти, пришедшей из темноты, он вспомнил образ Жизни, явившийся из света.
Сейчас (быть может, в эту самую минуту!), пока он завершает труд всей своей жизни и саму свою жизнь, Франсуа де Флао сидит в своей ложе, переглядываясь со смущенной красавицей, или распивает шампанское. Или уже забрался в чей-то будуар!
Эрика всего перекосило от злости, что с ним, обыкновенно, случалось нечасто. Почему он (великий композитор, архитектор, творец, познавший истинную любовь) должен умирать, как червь, в темноте и одиночестве, пока какой-то голубоглазый ловелас (не представляющий из себя ничего) будет наслаждаться всеми радостями земной жизни! А что если он будет барахтаться в подушках с какой-нибудь куртизанкой как раз в тот момент, когда Эрик испустит последний вздох?!
Ну уж нет!
И Эрик решил ненадолго отложить завершение «Торжествующего дона Жуана».

3.
Франсуа де Флао сидел в своем кабинете далеко за полночь и потягивал лимонад. Да, как ни странно, шампанское и прочие вина он не любил.  Перед ним на столе была разложена любовная корреспонденция за несколько дней. Специально к ней не прикасался, чтобы потом получить много радости разом.
Вообще, он собирался прочесть новые послания в конце недели, но, получив от некоей таинственной незнакомки отделанную кружевом коробочку шоколадных конфет, не удержался. А открывать – так все вместе!
Итак, жуя дивные трюфели с кремовой начинкой, он читал чужие соображения по поводу того, какой он дивный, милый, обворожительный красавец.
Кто-то сумел-таки разглядеть его тонкую, алчущую любви душу!.. Ах!
О, а кое-кто вообще грозится покончить с собой, если он не проведет с ней ночь! Франсуа еще раз взглянул на имя этой особы. Надо будет попросить кого-нибудь из друзей за ней приударить, чтоб забыла о таких греческих страстях. Смертоубийства ему, видит Бог, ни к чему.
Вдруг в желудке что-то начало неприятно жечь. Вероятно, от лимонада, выпитого на пустой желудок среди ночи. Недолго думая, Франсуа закинул в рот еще одну конфету.
Боже, послание от замужней дамы! Бедняжка, месяц назад вышла замуж и уже так несчастна. Разумеется, ведь родители выдали ее за маститого светского льва с облезлым хвостом и изрядно поредевшей гривой. Определенно, надо спасать несчастную!
Франсуа хотел было рассмеяться, но тут живот свело от жуткой боли. Чувствуя, как рубашка липнет к взмокшему телу, он поднялся из-за стола, но ноги более не слушались его. Потеряв сознание, он рухнул, как подкошенный…

4.
Эрик в беспокойстве ходил по дому. Несколько раз он перекладывал с места на место еще пахнущий улицей плащ, нервно потирал руки.
Как же все удачно получилось!
Только конфет было жалко. Он даже отложил несколько штучек на блюдце, прежде чем присыпать остальные дурманящим средством вместо сахарной пудры.
К светящемуся окошку в камеру пыток он крался, как ребенок – к замочной скважине в сочельник…
Ах, разрази его! Спит – до сих пор!
Разлегся, как чертов Эндимион. Кстати, и фигура его, похоже, создана по золотому сечению. Это Эрик видел как художник – пропорции классические, соразмерные. Возможно, поэтому женщин так влечет к этому созданию? Греческие статуи не кажутся прекраснее и гармоничнее тех, что созданы по их образцу веке в XVIII – они именно такие и есть.
Ничего, скоро он проснется и познает что такое истинная Справедливость! 

***
Было тепло и довольно удобно. Создавалось странное ощущение, что он лежит на песке, на самом солнцепеке. По привычке сладко потянувшись, Франсуа открыл глаза. На секунду его ослепил невероятно яркий электрический свет. При этом руками и босыми ступнями он явно чувствовал под собой песок. Нет, он решительно ничего не понимал!
Когда глаза немного привыкли к свету, он огляделся. Он увидел дерево. Он увидел огромное, казалось, бесконечное пространство вокруг себя. Что за чертовщина?
Франсуа поднялся на ноги, и ему почудилось какое-то движение впереди. Он двинулся в ту сторону и наткнулся на гладкое, холодное стекло. Перед ним определенно было зеркало – он видел себя, по-прежнему одетого в ночную рубашку и красный халат.
Ладно, зеркало, так зеркало. Он развернулся и пошел в другую сторону, держа руку чуть впереди, боясь напороться на ветви, которые грезились ему всюду.
Снова зеркало! Так он обошел всю комнату, пока не наткнулся на настоящие железные ветви. Жуткое, уродливое дерево топорщилось своими отростками – множеством коротких снизу, и тремя крупными, толстыми – у самого потолка. При чем две больших ветки сливались с   зеркальными стенами, а та, что была посередине, торчала, будто перекладина виселицы. Господь Всемогущий, да это и была виселица!
Только теперь Франсуа разглядел висящую на дереве легкую петлю, свитую… из женских чулок!
Вдобавок, по маленьким веткам были развешаны мелкие  дамские вещицы – ленточка, пудреница, подвязка, веер…
- С пробуждением, принц Просперо! – раздался гулкий, всеобъемлющий голос, откуда-то из-под потолка. – Скажите, нравится ли вам, как я обустроил место вашего последнего судилища?
Франсуа перевел дух. Так, с ним кто-то играет в странную, опасную игру. Чем все закончится, не известно, но иных правил пока не предвидится.
- Нет, мсье. Признаться, я не слишком доволен.
- Отчего же? Здесь все, что так радовало и забавляло вас всю вашу жизнь.
- Увы, мсье! Вся эта мишура лишается смысла без живой обладательницы. А ваша коряга мне не особо по вкусу.
- Вы боитесь, мсье?
- Признаться, я обескуражен, - ответил Франсуа, хотя на самом деле, разумеется, был в ужасе. – Может, все-таки скажете, как и зачем я здесь оказался?
- Погодите!.. Ответьте мне на один простой вопрос, месье де Флао: чего вы боитесь?
- Признаться, не задумывался.
- У вас есть прекрасная возможность поразмыслить сейчас.
- Смерти.
- Неужели? Так банально…
- Но ведь принц Просперо должен бояться смерти, особенно – Красной.
- Вздумали играть со мной?
- Вы первый начали.
Вдруг отовсюду – из-за стен, из-под пола – раздался частый, легкий треск. В комнате становилось жарко.
Чудовищный голос вновь заговорил.
- Я, кажется, понял вас, мсье де Флао. Вы боитесь смерти, не как чего-то всепоглощающего, разрушающего, не как темной первоосновы мироздания – вы просто не способны понять ее таким образом. Вы боитесь расстаться со всеми прелестями вашей ничем не омраченной жизни!
- Вы меня не знаете…
- Я знаю подобных вам! Мне даже жаль вас. Несчастное, жалкое существо. Что вы знаете о жизни? Как вы представляете себе мир за пределами Парижа?
- Я бывал в Англии, в Египте. В пятнадцать лет побывал с отцом в Новом Свете.
- О, да вы меня поражаете! И много ли вы видели растерзанных трупов, голов, насаженных на колья, застенков, где с пытуемых сдирают заживо кожу?
Все это таинственный голос говорил медленно, негромко и вкрадчиво. Параллельно с его словами Франсуа слышал какой-то звук, похожий на гудение струны от гитары или пианино. Поначалу этот звук не особо его насторожил, но, чем дальше, тем невыносимее было его слышать.
- Нет, слава Богу!
- И вы считаете, что знаете хоть что-то о жизни?
- Я считаю, что можно жить и не видя голов, насаженных на колья. А вы знаете об обряде инициации у папуасов Новой Гвинеи?
- Нет, - голос насторожился. – А вы и там успели побывать с батюшкой?
- Нет. Я надеялся, что вы мне расскажете. Вы, по всему видно, интересный человек.
На эту последнюю шутку у Франсуа ушли оставшиеся силы. Он сполз по зеркальной стене на песок, заткнул уши. Но ничто не помогало – звук наполнял не только пространство внутри зеркальной комнаты, он пронизывал и пол, и стены, и все тело несчастного, оказавшегося в этой сверкающей ловушке…
Внезапно раздался грохот, а затем все стихло. Франсуа даже на мгновение не задумался, почему так произошло – его истомленный мозг просто уснул.

//закрывайте тэги правильно. Исправлено.
Администрация.

Отредактировано smallangel (2010-05-11 00:23:38)

4

5.
«Моя живая невеста», - вспомнил Эрик. Вздохнул один раз, второй. Да, дышать можно.
Он отчего-то лежал на полу, а над ним возвышалась лестница. Он не сразу узнал этот мрачный уголок собственного дома. Лестница тянулась вдоль узкого шкафа, наполненного рычагами, вентилями, струнами – пульта управления Камерой пыток.
«Ч-черт! – подумал Эрик, садясь и потягивая правым плечом. – Похоже, меня дернуло током. И за каким я снова туда полез?»
Поднявшись, он отрубил электричество вовсе и оборвал некоторые рычаги.
Затем он побрел в жилые комнаты.
В спальне Луи-Филиппа теплилась прикрученная керосиновая лампа. Эрик взял ее и пошел к себе.
Надо поработать над «Торжеством дон Жуана». Потом он напишет дароге… и уже вряд ли дождется Кристину.
Однако, сев за клавиатуру органа и открыв партитуру, он с изумлением увидел, что она почти закончена. Но он совершенно не помнил, как писал все эти страницы. Множество, множество страниц – почти шестая часть всей работы… Видимо, в нем оставалось больше сил, чем казалось.
А может, он делал еще что-то, чего не запомнил? В таком состоянии – вполне возможно.
В подтверждение сего он обнаружил в гостиной на блюдечке несколько конфет. Весьма вкусных…
Что ж, если дело ограничилось только трюфелями…
- Эй! Кто-нибудь здесь есть? Осмелюсь заметить, мсье, оставлять меня в кромешной темноте – вовсе жестоко.
Эрик так и обмер: человеческий голос доносился из камеры пыток. Схватив лампу, он пробежал к ней через все комнаты и распахнул дверь.

***
Происходившее до этого казалось лишь дурным сном – зеркальная комната, жар, нестерпимый, нарастающий звук, от которого сжималось горло.
Теперь вокруг была прохлада и темнота. Несомненно, протянув теперь руку, Франсуа коснется балдахина своей кровати, а наутро от души посмеется над нелепым бредом.
Но его рука скользнула по гладкой поверхности зеркала. Застонав от отчаяния, Франсуа пополз вперед, вдоль стены, пока не достиг железного дерева. Да, он все там же…
Он не понимал, что происходит, где он, зачем он здесь, сколько еще продлится эта пытка – ровным счетом ничего!
В любом случае выход из этого кошмара был: он отлично помнил, что на самой большой ветке дерева висит петля из шелковых чулок. Только теперь он и до нее не доберется.
- Эй! Кто-нибудь здесь есть? Осмелюсь заметить, мсье, оставлять меня в кромешной темноте – вовсе жестоко.
Он ожидал услышать очередную насмешку от таинственного голоса или не услышать вовсе ничего. Однако тут же раздались торопливые шаги и щелчок открываемого замка.
Затем в стене отворилась дверь и Франсуа увидел на пороге худощавого мужчину в поношенном, некогда шикарном костюме. За его спиной была кромешная тьма.
Мужчина шагнул вперед, свет лампы в его руках отразился от зеркал в комнате и Франсуа, поднявшийся было ему навстречу, в ужасе шарахнулся прочь. Он, кажется, даже закричал от ужаса!
Если бы в эту самую секунду ему повелели уйти в монастырь, видит Бог, он бы это сделал. Ибо уверовал, что сам Ангел Смерти явился за ним.

Довольно занятной вышла эта встреча – в духе Вашингтона Ирвинга, пожалуй. Потому что вряд ли Эдгар По написал бы про принца Просперо, в ужасе уползающего от Смерти на четвереньках и не видящего, как сама Смерть с воем убегает прочь.
Черт подери, но что поделаешь – впервые за двадцать лет Эрик позабыл о маске!
Нашарил он ее в своем гробу, натянул на голову. Да что же это за парень? Как он попал в его Камеру пыток? В ночной рубашке!
Самое главное – что теперь делать? Неужели убить его? От одной мысли об очередном убийстве, об очередном трупе в его доме, Эрику стало дурно. Долгие годы шрам на его душе (шрам, нанесенный им самому себе – в момент первого убийства) рубцевался и грубел. События последних дней отодрали коросту со шрама, заставив его вновь кровоточить. Его томила смертельная усталость старого убийцы. Не совесть, разумеется, а именно смертельная усталость.
- Нет, нет. Этого я убивать не стану… Но как-то ведь он сюда попал! Что за чертовщина?
В конце-концов, он решил, что лучший способ узнать, как сюда попал этот мсье – спросить у него самого.
Он поплелся обратно и обнаружил мсье уже в гостиной, поедающего отложенные на блюдце конфеты.
Сколько же он просидел в Камере пыток? «Господи, - подумал Эрик. – Только старческого слабоумия не хватало!»
- Мшье, - выпалил парень, выпрямляясь и одним комом проглатывая непрожеванную конфету.
Осмелел? Или просто не понял, что только что увидел его, Эрика, без маски? Нет, похоже, что не дурак и не робкого десятка… Что же с ним теперь делать?
Ага, смотрите-ка, дрожит!
- Добрый вечер, мсье. Добро пожаловать в скромное жилище Эрика.
- Добрый вечер. Меня зовут Франсуа де Флао. Не подскажете ли, что я делаю в скромном жилище Эрика?
- О, этого в двух словах не расскажешь…
- Прошу вас обойтись без подобных шуток, мсье! Если вам нужны деньги…
- У меня их предостаточно.
- Я имел счастье быть знакомым с вашей женой или подругой?
- Не думаю.
- Тогда с какой целью я здесь?
«С целью эксперимента?.. Или с целью выместить хоть на ком-то затаенную злобу, смертельную обиду?» Что, неужели так и сказать?
- Знаете, мсье де Флао, подождите здесь минуту-другую…
Эрик вышел из гостиной и вскоре действительно вернулся с одеждой и деньгами.
- Возьмите это, пожалуйста, Франсуа, и уходите.
- Вы издеваетесь?
- Отнюдь.
- Нет, вы издеваетесь!
- Вот когда вы сидели в зеркальной комнате, тогда – да, я издевался. А сейчас проявляю неслыханные гуманизм и милосердие. Одевайтесь и уходите. Позовите, когда будете готовы, я выведу вас. Сами живым не выйдите…
И Эрик удалился к себе, хлопнув дверью.
Франсуа огляделся, призадумался над своим положением и решил, что лучше будет послушаться странного хозяина. В любом случае, лучше одеться – будет, в чем убежать, если этот сумасшедший раздумает отпускать его на свободу.
Итак, он оделся и рассовал деньги по карманам (при этом, насчитал полсотни франков – ничего себе дали на дорогу!).


*********

Пока, честно, все :(
to be continued...

Отредактировано Leo (2010-05-10 23:28:28)

5

Интересно, автор! Чувствую, буду читать с удовольствием
Очень радует легкий стеб, нет да нет проскальзывающий между строк :) :)

6

ААА! Ты выложила! :yahoo:
Щас поужинаю ещё разок и начну читать!

Только, солнц, переведи, плз, название для НЕ англоговорящих.

Отредактировано smallangel (2010-05-11 00:24:55)

7

Vorona_na_mostu

Очень радует легкий стеб, нет да нет проскальзывающий между строк

Ну, что есть, то есть :sp:

Мышь
Приятного аппетита и чтения))

***

Очень надеюсь, что все же порадую читателей продой...))

8

Прелесть какая! (с)

Особенно вот это порадовало:

- Вот когда вы сидели в зеркальной комнате, тогда – да, я издевался. А сейчас проявляю неслыханные гуманизм и милосердие.

Но Эрик с легкой амнезией от удара током... Это песТня.
"Кто я, где я, как меня зовут..."

9

Очень  интригующе. Мне  уже  мистика  начала  чудиться... И  тут  же  поперхнулась, представив  Эрика  после  удара  током.

:)
А  дальше?

10

Отличное начало, интересное такое, :give:  надеюсь продолжение будет не менее интригующим :D

11

переведи, плз, название для НЕ англоговорящих.

"Я – маска, которую ты носишь"

12

Никнивен
Спасибо! А теперь на немецкий  :sp:

Leo
Прочетало =) Слушай, интересно. И, конечно, хочу проды! :clap:

13

Интересно! :clap:  довольно неожиданно
а дальше?

ОМП- это Франсуа?

14

Урра, ты сделала это!  :yahoo:
Мне Эрик тут чем-то Конструктора из "Пилы" напомнил - тоже считает, что все живут неправильно.
Пока могу отметить прекрасный легкий стеб, и потрясающий стиль. Сразу хочется узнать, что же будет дальше. )))

15

Lupa, lyusi, lily_sekret, Hand$ome
Благодарю, товарищи! :) ny_sm
Но, боюсь, продолжение будет не сразу... Но будет, т.к. вижу, что начало нашло отклик))) 

ЗЫ: да, ОМП это разумеется, Франсуа))) Ради него и писалось все))

Мышь, Nek@

Слушай, интересно. И, конечно, хочу проды!
...
Сразу хочется узнать, что же будет дальше. )))

Придет час, дети мои, и узнаете))))

Кстати, "Пилу", я слава Богу, не смотрела. Да и у Эрика помешательство закончилось  :tease:

16

Никнивен
Спасибо! А теперь на немецкий  :sp:

Ich bin deine Maske.
На большее я пока не способна ^_^

17

Ich bin deine Maske.
На большее я пока не способна

Ich bin deine Maske, die du trägst.
Кажется, так. :) Хотя либретто мюзикла не немецком мне ещё не попадалось. :D

Отредактировано Мышь_полевая (2010-05-13 03:12:10)

18

Leo
Давай, давай =))

Никнивен

Ich bin deine Maske.

Э! Не филонить! Так и я могу =))))

"Я есть твоя маска."  :yahoo:

Мышь_полевая
Спасибо =)
А "tragen" - это "носить", да?

19

Leo, а прода будет - или фик помер уже навсегда?