Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Драббловойны

Сообщений 31 страница 60 из 521

31

Дорога была каждая минута. Четыре элемента необходимо вернуть.

Четыре элемента для создания любовного заклятья...

Эрик не желал так просто, за здорово живешь, отдавать свою Кристину другому, пусть знатному, молодому и богатому.
Нет, Призрак собирался всеми возможными и невозможными средствами бороться за свою любовь, а библиотека Оперы предоставляла ему для этого практически неограниченные возможности и  богатейшие запасники.
Именно там в самом дальнем и темном углу нашлась книга колдовства 17 века. Как такой  раритет мог попасть в далекое по тематике собрание книг, оставалось только догадываться. Во всяком случае Эрик на намеревался тратить драгоценные мгновения на досужие  домыслы.

- Итак,- спросил он сам себя, вспоминая манускрипт - что мы имеем?

Во-первых "волос человека, любви которого вы добиваетесь" - вот он на расческе Кристины - надо немедленно вернуть гребень в гримерку моего, ах, скоро только моего ангела.

Дальше "нитка  из платья человека, которого вы желаете лишить любви известной вам персоны" - аккуратно завернута в уголок носового платка нить из плаща Рауля де Шаньи, сам же плащ в ближайшее время будет возвращен в ложу N5.
Мою ложу! 
Из которой мальчишка с таким увлечением сейчас смотрит этот фарс - Il muto.

Так, пока было легко, дальше начинались сложности:
Эрик долго ломал голову где бы можно было раздобыть третий элемент - "зуб или осколок зуба крупного животного, размером не меньше коровы". Не будешь же просить у извозчиков зуб его клячи, а идти на бойню ему претит.
Решение проблемы оказалось просто, как все гениальное: мадам Жири на несколько минут лишилась своей замечательной трости, набалдашнику которой был нанесен незначительный ущерб, НО...  прекрасный осколок слоновой кости перекочевал в заветное платочное хранилище по соседству к волосу и нити.

Наконец самое сложное :"кусок трубки морского волка" - Призрак просто терялся в догадках, где же ему изыскать последний элемент, не у виконта же брать, тем более, что этот, так сказать "морской щенок", не курил.  И вдруг удача улыбнулась Эрику, когда он случайно услышал в разговоре рабочих сцены, что Буке в свое время служил на флоте, а уж утащить трубку Призраку не составило труда.

Теперь, когда все четыре элемента возвращены владельцам ( Буке, к сожалению, посмертно), необходимые ингредиенты зашиты в подол платья Аминты, слава богу изготовление части костюмов для своей оперы  взяты на себя...

И наконец, стоя на мосту над сценой, обнимая таявшую в его руках любимую,  Эрик произнес слова заклятия:

Say you'll share with me one life, one lifetime...

Рука Кристины медленно поднялась к его лицу, Эрик увидел изумление в ее глазах.
-Очень действенное заклятие,- подумал он.

И тут что-то пошло не так.

Кристина смертельно побледнела и прошептав :

- Нет, я не хочу этого делать, я же любила тебя! - Сорвала маску с его лица...

Прыжок в бездну...

Ее прощальный взгляд...
Что было в нем? Сожаление о несбывшемся?...

Ночью, вернувшись в свое разоренное жилище за озером, Эрик крушил все , что пощадила толпа мстителей. Под ноги ему порхнула колдовская книга, он схватил манускрипт, желая вырвать сломавшие его жизнь страницы, и увидел ЭТО.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. "Если слова Заклятья Любви до вас вашему предмету произнес другой человек, то вся любовь к вам будет вырвана из сердца известной вам персоны"...

Боже мой!...
Что там виконт говорил ей на крыше после Il muto ?..

Несчастный Эрик только смог простонать от ужаса...

   
Ты сам похоронил ее любовь к тебе!

Отредактировано Hand$ome (2010-07-08 07:30:49)

32

- Ты сам похоронил ее любовь к тебе!
Поэтому забудь о ней и об мене!

Раскрасневшаяся Мэг сдула с лица прядь волос и захлопнула толстенную тетрадь.

- Конец! – Торжественно объявила она чуть охрипшим от долгого чтения голосом. – Ну что, как?
- Как тебе сказать… - Кристина уже лежала в кровати и почти засыпала, совершенно вымотанная репетицией, потому не имела даже сил качественно соврать. – Занятно… И, в целом, своеобразно. Чувствуется… ээ… особый стиль автора, то есть, твой. Там, в конце, стоит подправить и… но… Но я, всё же, не думаю, что они согласятся поставить твою оперу.
- Потому что я ещё малоизвестный поэт и композитор?
- Потому что у тебя по две ошибки на каждую фразу и вся музыка состоит из четырех нот, - вздохнула девушка.
- Обидеть талантливого человека каждый горазд! – Гордо вскинула голову Мэг Жири. – Ничего ты не понимаешь!
- Куда мне… - Пробормотала Кристина.

Подруга что-то бубнила у неё над ухом.
- … и они сразу же начали репетиции, стоило только ему принести своего «Дон Жуана».
Начали, это точно. После каждой такой репетиции Кристина едва не падала замертво от нагрузок: партитура была не из легких. Но, по крайней мере, это действительно была музыка, в отличие от кошмара, сочиненного младшей Жири.
- Мэг, ты все равно не сможешь так, как он, ворваться в Оперу и заставить директоров взяться за твое творение.
- Зато у меня есть связи! – Торжествующе заявила та.
- Лучше бы у тебя голова на плечах была, - искренне ответила Кристина и провалилась в сон.
Балерина пожала плечами. Её не задевали слова подруги – люди вообще часто завидуют чужому таланту. Она знала, к кому можно пойти со своим сочинением. Не зря ведь он расписал в «Дон Жуане» роли почти для всего театра, кроме неё: знает, ЧТО является её настоящим призванием!

***
Призрак Оперы плакал.
Выпроводить Мэг Жири удалось только полчаса назад, и с тех пор он бродил по своему жилищу с тяжеленным талмудом, не зная, куда тот пристроить. Тетрадь жгла ему руки. Кажется, до сих пор в ушах звучала какофония звуков, выведенных на любовно начерченном от руки нотном стане.

Он всю жизнь тянулся к красоте, и красота пришла к нему в лице Мэг. Жаль, не с пустыми руками.
Глядя в её огромные, счастливые глаза, он изо всех сил пытался придумать приятный синоним фразе «это ужасно» - и не смог.
Тогда он постарался изобразить ужасное будущее гениального композитора – обязательная нищета и признание только через десятки лет после смерти, но Мэг готова была страдать.
Так и не сумев ей отказать, он отправил девушку домой, а сам теперь ходил кругами, не зная, что делать.
Способ отвлечь её от творчества приходил ему на ум только один, но для его исполнения нужен был помощник. Призрак мысленно перебрал всех молодых и свободных от любовных уз аристократов Парижа. Выходило немного, но попробовать стоило, взять хоть того же Кастелло-Барбезака.

Он ещё понятия не имел, как можно уговорить Мэг влюбиться в барона, а того – ответить взаимностью, но ему однозначно казалось, что это будет проще, нежели читать или, и того хуже, слушать очередное её творение.

Да, гораздо проще!

Отредактировано Цирилла (2010-07-06 23:48:48)

33

Цирилла, ах, как хорошо!
Наверно я слишком пафосно закончила нудный драбблик и ваше такое сверкучее продолжение игры. Супер! :give:
Мэг сочинительница "поэт и композитор" плюс совершенно чудная цитата ее шедЁвра

Ты сам похоронил ее любовь к тебе!
Поэтому забудь о ней и об мене!

Сразу вспомнился рассказ А.П. Чехова " Со следами былой красоты. "(с)
графоманка в исполнении незабвенной Ф.Г. Раневской!

Честно говоря, графомания - вещь заразительная, ОСТАНОВИТЕ МЕНЯ КТО-НИБУДЬ!!!!!  ^-) 

А посему :poet:  продолжаю (в честь прекрасной Цириллы зеНёленькое):

Based by Leroux's novell

Да, гораздо проще!
Просто и легко жилось Кристине в те  давние времена, когда гений Ангела Музыки еще не осенил ее своим крылом. Она была  обычной хористкой, незаметной серой птичкой, одной из многих …

Как все изменилось теперь!
Будучи запертой в озерном доме,  переодевшись в свадебной платье, заранее подготовленное Эриком к торжественному бракосочетанию, Кристина никак не могла решить, как же ей дОлжно поступить в этой сложной ситуации.
Мысли разлетелись, словно стайка вспорхнувших воробьев.

Она чувствовала себя такой растерянной и жалкой.
Что же ей делать?...
Как найти правильные слова?...
Кто сможет ей  помочь?...   

Надо решиться.
Прямо сейчас, именно в это удачное время, когда Эрик, наконец, покинул подземный дом и отправился  в церковь Мадлен подготовить все для таинства заключения брака.

В голове продолжал стучать метроном:
- Что же делать?...  Что же делать?...

Вспомнились годы обучения в консерватории...
И тут ее посетила поистине гениальная мысль, удивительная в своей простоте…

Кристина осторожно прокралась в кабинет Эрика, к счастью не закрытый. Подошла к его письменному столу, взяла новенькое,  аккуратно очиненное гусиное перо, и обмакнув его в  изящную бронзовую чернильницу,  написала на своей нежной ладошке:

Сказать в церкви «ДА»!

Отредактировано Hand$ome (2010-07-17 17:37:12)

34

Хм...Hand$ome, извините, я так понимаю, что у Кристины провалы в памяти были, если ей на руке приходилось все записывать?  :dn:

Отредактировано Тучка (2010-07-09 00:22:01)

35

Hand$ome

Потрясающе. Кристина, которая  как современная молодежь записывает фразу на мобильник руке, вызывает приступ безудержного смеха. Это в стиле "Главное не забыть, главное не забыть...". :D

36

Решила тоже внести свою лепту. Захотелось чего-нибудь с рейтингом очень близким к R...*злобненько хихикает* Что вышло, то вышло. До R далеко, хотя у меня была "одна кровавая концовочка", о которой я думаю догадается каждый. И как всегда на драббл не тянет. Мини фик. <_<

Сказать в церкви «ДА»!

Определенно, несколько часов назад  это слово ей было намного проще произнести, чем сейчас спускаться в подвалы под оперным театром. Может потому, что в церкви кроме священника, нее, ее жениха Габриэля*  Жири, да близкой подруги  Ла Сорелли с ее ухажером больше никого не было. Да и не церковь это вовсе была. Так, маленькая церквушка. Но, несомненно, очень красивая и, по-видимому, старинная. Жаль, что это дивное маленькое здание, затерявшееся где-то в густых лесах под Парижем, пришлось так быстро покинуть. Она хотела уединенной свадьбы в каком-нибудь тихом месте, далеком от так опостылевшей городской суеты и получила это. Но документы, которые требовали своей немедленной подписи,  заставляли против своей воли вновь возвращаться в эту душную летнюю столицу Франции, которая во всем мире именуется городом влюбленных. После получаса кропотливой работы пальцы на ее правой руке уже онемели , но она была наконец свободна от бумажной волокиты. Габриэль остался, сказав, что ему нужно уладить еще кое-какие дела, но вся ночь несомненно будет в их полном распоряжении. Он также поделился секретом, что планирует небольшой ужин в одном из самых романтичных мест Парижа. Это было весьма интригующе.

Она была предоставлена сама себе, думая о том месте, в которое хочет сводить ее Габриэль. Ей хотелось, чтобы это была крыша Опера Популер. Романтичнее места  и не сыскать во всем Париже. Жаль, что придется ждать. Но...Вдруг ее лицо внезапно погрустнело, глаза потухли, а улыбка медленно исчезла с губ. Как он там? Несколько дней назад она сказала ему, что у нее свадьба с человеком, которого она любит больше всего в жизни, а он и глазом не моргнул. Выдержка или ему было все равно? Она не знала. Но остаток того вечера с ним прошел как ни в чем не бывало. А потом всевозможные приготовления, поездки с женихом за покупками, осмотр дома, в котором они должны были жить после свадьбы...Этот круговорот событий выбил ее из колеи и заставил забыть о единственном друге, настоящем друге, которого она когда-то спасла и спрятала в огромном здании оперы. И она решила проведать его, надеясь застать обитателя дома рядом с озером у себя. Но она боялась. Боялась его реакции на то, в каком виде она пришла...

Приподнимая белого цвета пышное подвенечное платье одной рукой и держа туфли в другой, она в брод перешла неглубокий участок водной глади, который до вчерашнего дождя был небольшим участком суши, ведущим прямиком к входу в его дом. Войдя, она окликнула его, но ничего не услышала в ответ. Обойдя каждую из комнат, она так и не обнаружила хозяина этого огромного лабиринта, который он называл своим домом. И она решила подождать. Решила подождать один час, затем второй. В начале третьего она просто встала и вернулась наверх, решив прийти и проведать своего единственного друга завтра.

Широко улыбаясь, она в радостном настроении вошла в дом у подземного озера. Вчерашнюю ночь невозможно было забыть. Ни на секунду. Свечи и звездное небо. Игристое шампанское и его серовато-голубые глаза. Так и оказалось. Они были на крыше. Их собственного дома. И все было пропитано любовью. А потом его жаркие поцелуи...Пусть это будет маленькая девочка. Пусть у них будет дочка, которую она назовет красивым именем Маргарита. Как те цветы, которые удивительно похожи на обычные полевые ромашки. По ним она совсем недавно гадала "любит или не любит"...Жаль, что ей пришлось соврать и сказать, что она отправляется к Ла Сорелли. Он просто бы не понял... Вдалеке, в одной из комнат, она увидела свет и направилась туда. Это оказалась гардеробная, наполненная изысканными нарядами ее друга. Свет от свечей, стоящих на небольшом столике, уставленном всевозможными баночками и флаконами, играл в бархатных складках сюртуков и отражался яркими пятнами от белоснежных рубашек. Он сидел спиной к ней, видимо смотря в маленькое зеркало перед собой.  Длинная тень от его статной фигуры тянулась через всю гардеробную и превращалась в движущийся силуэт на стене.

- Прости, что без приглашения. Я пришла еще вчера, но не застала тебя здесь, - она пристально смотрела на него, но он так и не обернулся. Только его руки стали намного быстрее порхать над столиком, что-то беря и тут же ставя обратно. Она сделала шаг к нему, затем еще один и еще. Он не реагировал. Она почти приблизилась  к нему, и тут он обернулся к ней своей здоровой стороной лица:

- Здесь тебе всегда рады. Располагайся в гостиной, а я скоро присоединюсь к тебе, - и он мягко улыбнулся. Но что-то пугающее было в его улыбке. Что-то что заставило ее насторожиться. Его взгляд в никуда был полон страха и потаенного удовлетворения. Он словно получил то, чего хотел, но боялся, что это у него отнимут. Она сделала шаг к нему. Два шага. Три шага. Приблизившись вплотную, она положила руку ему на плечо, отчего он тут весь сжался и опустил голову. Она посмотрела на столик. Ничего примечательного : зеркало, полотенце и баночки с гримом. Ничего удиви...Баночки с гримом? Внезапно страшная мысль посетила ее, заставив резко развернуть к себе человека, своего единственного друга, которому она всецело доверяла. До этого момента... Она приподняла его лицо за подбородок и взяла подсвечник в руку, приблизив его к мужчине. Одного взгляда и движения кончиков пальцев хватило, чтобы понять, кем был на самом деле Габриэль Жири. Грим остался на ее пальцах, а истинное лицо человека, которого она беззаветно любила, оказалось лицом единственного друга, которого она теперь ненавидела всем своим разбитым вдребезги сердцем. Она уронила подсвечник и, мысленно проклиная его, выбежала из дома у озера. Настоящий ангел из ада, как думала она, провожал ее взглядом, полным горьких слез...

Через девять месяцев родилась малышка Мег, которой не суждено было узнать, кто ее настоящий отец. Ее мать поклялась, что никогда не спуститься и не заговорит больше со своим единственным другом. Она всю жизнь верила и  надеялась, что затаившиеся в нем...

Ангелы не заберут с собой Маргариту.

*Имя выбрано не случайно. Габриэль - имя одного из 7 архангелов, который в библии упоминается как ангел смерти.

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-09 05:25:41)

37

В продолжение книги.

Ангелы не заберут с собой Маргариту.

- Как было  прописано в финале оперы Гуно «Фауст».  О, нет! На картине, предложенной вашему вниманию, несколько ангелов за руки бережно подводят хрупкую золотоволосую девушку, одетую в сценический костюм Маргариты, к некой высокой и темной фигуре в углу сцены. Лицо загадочного человека  наглухо закрыто забралом белой маски, темная шляпа и застегнутый под горло плащ полностью скрывают его…
Развязка драматической истории любви запечатлена масляными красками на небольшом холсте, найденном в дальней пещере пятого нижнего уровня, в плотно запечатанном футляре,  через несколько месяцев после похищения сопрано Кристины Даае прямо со сцены …

Глуховатый голос экскурсовода отражался от стен подземелья, и, казалось, продолжал звучать эхом еще несколько минут, после того, как сам говоривший умолкал.     

Странная это была экспозиция, в ней соседствовали, казалось бы, несовместимые вещи:
несколько разрозненных листов партитуры, написанной красными, практически расплывшимися от воды чернилами, и грубая веревка, скрученная петлей;  изящный, бархатный, расшитый серебряной нитью жилет и  восточная феска, с оборванной  кистью…
Предметов было не так уж и много, но каждый из них вызывал возгласы удивления и восторга, особенно много зрителей собрала коллекция писем с угрозами, адресованными  дирекции Оперы Гарнье. Посетители склонялись над стеклом стенда, пытаясь прочитать весьма неразборчивый почерк, некоторые даже  использовали и небезуспешно свои лорнеты и театральные бинокли.
Прикоснуться к знаменитой тайне – что может быть интереснее.
Но все же, главной звездой экспозиции была картина, написанная, по словам экскурсовода,   собственноручно Призраком Оперы. 

- Дирекция изыскала возможность, – сладким голосом продолжал пояснения гид, -  добыть редчайшие, представленные перед вами свидетельства присутствия загадочного призрака. Храбрецы – добровольцы, ежеминутно рискуя жизнью,  провели несколько опаснейших часов в помещениях подвалов пятого уровняв,затопляемых водой Сены.

- «Храбрецы» - скорее мародеры, - прошептал на ушко стоявшей рядом юной девушки молодой студент. - И знаменитая картина, кисти самого Призрака мне кажется обычной мазней, как-то не верится, что  гениальный художник и творец создал ЭТО.

- Ах, как ты все умеешь принизить, – отвечала его спутница, - лучше посмотри,  какая  здесь таинственная обстановка.

- На то и театр, чтобы впечатлять, но картина, уж поверь мне, является подделкой.-  стоял на своем юноша.

- Приглашаем вас через несколько месяцев повторить  удивительное путешествие «Подвалы и загадки Оперы Гарнье», - разливался соловьем гид, - вероятно, в дальнейшем,  будет предпринято еще несколько попыток добыть редкие свидетельства присутствия Призрака Оперы, возможно его еще не известные  картины.

Речь экскурсовода  с явным удовольствием слушал довольно бедно одетый  человек, в блузе мастерового. Он стоял немного в тени, на некотором отдалении от основной толпы зрителей, ближе к коридору четвертого уровня, темнеющего в нескольких шагах рядом.
Мужчину разозлил скептический отзыв юноши о картине.

- Сам бы попробовал нарисовать то, что в жизни не видел и не представлял,- вполголоса бормотал он, глядя вслед удаляющейся толпе зевак. 
Слова  экскурсовода о НОВЫХ картинах, тепло отозвались  в груди не самого даровитого художника Монмартра, ведь новые картины – означают для него новый заказ.
И в предвкушении золотого дождя за очередную фальшивку, сработанную якобы руками Призрака Оперы

Он даже не услышал свиста взлетевшего над головой пенджабского лассо.     

Отредактировано Hand$ome (2010-07-31 22:41:03)

38

Мои мини-фики с каждым разом все больше и больше.<_<  Этот - по книге.

Он даже не услышал свиста взлетевшего над головой пенджабского лассо.

Но он обернулся, ища взглядом идущую позади него девушку, и не заметил выемки в полу. Она то и спасла ему жизнь. Носком ботинка он с точностью ювелира угодил в нее и незамедлительно приземлился прямиком на пятую точку. Отвратительная веревка как маятник угрожающе качалась перед его лицом. В голове сразу возник вопрос: сколько же это проклятое лассо погубило ни в чем не повинных людей?
Через несколько секунд коридор перед ним стал проступать из темноты, освященный неярким светом. За его спиной остановилась невысокая фигура в шелковом голубом платье, которая нагнулась, посветив себе факелом, и подобрала что-то блестящее с пола. Это было то самое простенькое колечко, которое Эрик подарил Кристине и которое она должна была вернуть ему обратно. Он выругался про себя, поняв, что кольцо выкатилось из кармана, когда он упал. Девушка зажала колечко в кулачке и посмотрела на Рауля де Шаньи, теперь уже графа, который совсем не по-графски распластался на полу. Он в тот же момент поднялся на ноги и резким движением схватил потухший факел. Складывающаяся ситуация начинала его раздражать.
- С его слов - это самая безопасная дорога, - язвительно произнес Рауль, глядя в голубые глаза своей спутницы, не выражавшие ничего. - Я думал, что смог отключить ловушки везде.
Девушка в ответ только пожала плечами и, опустив голову, пошла вперед, пристально рассматривая маленькое кольцо, которое она аккуратно держала двумя пальцами. Светлые локоны на ее голове словно светились изнутри, из-за чего девушка удивительным образом походила на святую. Он подумал о том, в каком же она сейчас находится состоянии. Боится ли увидеть смерть или умереть сама? Испытывает какие-то другие чувства, а может быть ничего?
Рауль пошел следом за своей спутницей, не выпуская ее из поля своего зрения. Все-таки здесь было слишком опасно, а при приближении к пункту назначения становилось еще опаснее. Уже прошел целый год. Целый год с того момента, как объявление в газете "Эпок" незаметно раскрасило жизнь в странные, не понятные ему краски. Целый год смешанных чувств и непринятых решений привел их сюда. Сегодня, сейчас, прошлая жизнь наконец покинет его и Кристину. Навсегда.
Задумавшись и не следя за дорогой, Рауль едва не столкнулся с резко остановившейся девушкой. Он положил руку ей на плечо и хотел было развернуть к себе и спросить, что случилось, но почувствовал, что его спутница дрожит. Едва слышимый шепот, слетавший с ее губ, напоминал какую-то знакомую молитву, но какую он так и не понял. Да и не это было столь важно. Он испугался за девушку, но никак не мог понять, что же повергло ее в такое состояние. Он огляделся по сторонам, но так ничего и не увидел. Наконец, она вышла из своего шокового состояния и прошла несколько шагов вперед, тем самым освятив коридор на чуть большее расстояние, чем это сделал Рауль минуту назад. И он увидел...
Он увидел его. Да, несомненно это был именно он. Это был бедный, несчастный Эрик, который находился в сидячем положении, прислонившись к стене. По-видимому, здесь он и окончил последние дни своего жалкого существования. Но поза, в которой его застигла старуха смерть,  была очень странной: притянутые к груди ноги, руки, опирающиеся на колени, опущенная голова. Создавалось ощущение словно он просто сидел, раздумывая над чем-то. Его лицо закрывала маска.
Рауль подошел ближе к девушке и хотел было приобнять и успокоить свою спутницу, но она отстранилась, отдала ему факел и приблизилась в плотную к трупу мужчины. Тонкие пальцы с длинными, ухоженными ногтями коснулись плеча Эрика, но ничего не последовало. Она подняла свой затуманенный взор на Рауля и хотела было убрать свою руку, как вдруг костлявая рука "трупа" схватила ее за запястье. Она повернула голову и невидящим взглядом уставилась на маску, в прорезях которой лихорадочно горели два ярко желтых глаза.
- Вы все-таки пришли, Кристина, - произнес, восставший из мертвых, Эрик своим неземным голосом, отчего девушка едва не потеряла сознание. Но все-таки придя в себя, она чуть было не закричала, во время зажав рот рукой. Маленькое колечко, которое она держала все время в этой руке, упало вниз и покатилось по полу. Эрик встал и с силой притянул девушку к себе, обняв ее за талию. Это было уже излишней наглостью, хотя не наглостью ли было то, что весь этот год он на самом деле был жив, когда как ясно дал понять, что после заметки в газете его уже не будет на этом свете? Рауль сделал несколько шагов к ним и, отбросив один из факелов, начал незаметно доставать из - за пазухи пистолет. Но он тут же остановился, когда его взгляд и взгляд Эрика встретились. Рауль не мог пошевелиться, будто прикованный к месту. Без сомнения, в рукавах у Эрика было еще не мало гипнотических фокусов, которые могли быть применины к кому угодно.
- Кристина, простите меня, пожалуйста, - голос Эрика вдруг стал таким плаксивым и надрывным, как у маленькой девочки, просящей что-то у родителей. Хотелось не слушать. Только бы не слушать. Эрик прижал девушку к себе еще сильнее и произнес уже совсем тихо:
- Простите меня за то, что не смог умереть, как обещал вам. Да, я пытался. Много, много, очень много раз, моя милая Кристина. Я пытался, но не смог.
Он отпустил девушку, и та сразу отшатнулась от него, прижавшись к противоположной стене коридора, подальше от Эрика. В ее глазах, отражавших свет, легко читалась пустота. Абсолютная пустота, пришедшая на смену тревогам, страху и ужасу, которые спутница Рауля и успела пережить. Эрик опустился на одно колено и поднял кольцо, блеснувшее в темноте. Он одел его и выпрямился в полный рост, убрав руки под плащ и загородив своей фигурой проход в глубины театра.
- Ваш Эрик действительно пытался, - заговорил он наконец, и голос его теперь звучал печально. Настолько, что слезы наворачивались на глаза. Девушка заплакала, а Рауль едва смог сдержать свои эмоции. - Но он понял, что пока вы живы, пока ходите по этой грешной земле и дышите с ним одним воздухом, Эрик просто не может умереть. Пока жизнь теплиться в вас, смерть не хочет приходить к нему. Но Эрик не может жить в дали от вас. Это слишком тяжело. Поэтому он просит у вас глубочайшего прощения...
Рауль сорвался с места и подхватил быстро оседающую на пол девушку за локти. Она жадно хватала ртом воздух, сжав пальцами и впившись до боли длинными ногтями в плечи Рауля, но все никак не могла сделать вдох. Пуля попала ей в грудь, почти рядом с сердцем, но промахнулась всего на несколько сантиметров, отчего девушка не умерла мгновенно. Ее шелковое платье из голубого превратилось в бардовое от обилия крови, потекшей из раны. Огромная лужа, все больше растекавшаяся по каменному полу, заставила Рауля отпрянуть и достать пистолет. Укоризненный взгляд больших голубых глаз выражал немую мольбу о мести. Его разумом завладел всепоглощающий гнев.
- Жалкий юнец- виконт. Ой, простите, жалкий юнец-граф, - он сделал акцент на последнем слове, тем самым делая совсем не прозрачный намек, который привел Рауля в бешенство. Он был графом не потому, что хотел этого, а потому, что этот жалкий урод убил так горячо любимого Раулем брата. - Не правда ли складывается очень комичная ситуация?
- Ничуть, - Рауль дьявольски улыбнулся, мысленно пересчитывая количество патронов в пистолете, подаренном ему на 20-летие братом. Он зарядил ровно 6. У него было шесть попыток. Шесть шансов уйти победителем.
- Не волнуйтесь, де Шаньи, я не буду вас убивать, - наигранно устало произнес Эрик, отбросив пистолет в сторону. Он нагнулся над трупом девушки. - Она не смогла стать мне живой женой, но будет мертвой женой во веки веков.
- Зато я буду...убивать, - Рауль подошел ближе и навел дуло на Эрика. Тот медленно встал. - Она никогда не будет вашей. Никогда.
Рауль выстрелил один раз, второй, третий. Эрик внезапно рассмеялся громким заливистым смехом, который сильным эхом отразился от стен и еще долго после бродил по подвалам Гранд Опера.
- Спасибо вам, глупый мальчишка, - произнес он, опустился на то же место, где они нашли его сидящим, и спиной прислонился к стене. - Сам бы Эрик никогда не смог сделать этого. Теперь он и Кристина воссоединятся...
- Увы, но нет, - улыбка Рауля стала еще шире. Он выиграл эту войну. - А знаете почему? Это не Кристина.
С этими словами он подошел и снял с головы девушки парик, обнажив ее прекрасные русые волосы. Это была одна из тех служанок, которые были преданными настолько, что беспрекословно вошли бы в горящий дом, если это было необходимо их хозяину. Основные  факты и просьба молчать - вот все то, что она знала. Но она не заслужила смерти. И она была так похожа на Кристину.
Рауль смотрел на своего ненавистного соперника в упор, наслаждаясь победой. Эрик же из последних сил поднял руку и стянул маску с лица. Его глаза пылали адским огнем. Казалось, что, если бы он смотрел на Рауля чуточку подольше, то тот непременно бы сгорел за живо. Но, в конце концов, взгляд Эрика потух и его веки медленно опустились. Рауль проверил его пульс, и, не нащупав его, отвернулся от Эрика. Он спрятал парик в потайной карман своего плаща и подхватил на руки Мари - свою верную служанку. Что ж, придется соврать и ее родителям, но после всего произошедшего он был просто обязан передать ее тело. Она не заслужила стать полуистлевшим скелетом, лежащим в подвалах театра рядом со своим убийцей. Увы, но он так и думал, что ничем хорошим вся эта история с кольцом не закончиться.  Поэтому не сказал Кристине. Просто уехал, сославшись на дела.

Ей незачем знать, потому что впереди их ждет долгая и счастливая жизнь.

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-15 22:52:36)

39

В продолжение книги (непривычная ОЖП)

Ей незачем знать, потому что впереди их ждет долгая и счастливая жизнь.
Как известно, черепахи живут очень долго… 
А счастье... Счастье, как выяснилось, весьма относительно...
Размышлял Эрик, прилаживая маленькую тележку к нижней части панциря.

Все началось довольно просто, когда Эрик полагал, что все наконец закончилось...

Кристина покинула его навсегда, жить было незачем и не для чего, даже музыка, его вечный спутник и друг, остановила свое бесконечное кружево.

Он лежал почти без сил на каменном полу озерной гостиной, единственным чувством, еще  не покинувшем его, остался невероятно обострившийся слух.
О, как безнадежно он все же надеялся услышать ее легкие шаги…
Но вместо таких долгожданных шагов странный шаркающий звук,   неравномерно перемежающийся с еще более непонятным, царапающим, заставил его очнуться от блаженного забытья.

Эрик с большим трудом приподнял голову, пытаясь определить происхождение, приближающегося к нему шума.
Сначала помутневший взор различил лишь небольшое темное пятно,  затем он разглядел странное  существо, медленно передвигавшееся по полу, оставляя мокрые следы.
Длинная морщинистая шея, лапки с когтями, влажный панцирь… 
Черепаха…

Он встречал таких в пустынях Азии...

Животное подползло к Эрику и уткнулось мордочкой ему в лицо. Маленький  шершавый язычок слизнул последнюю горькую слезу со впалой щеки. 

Нет..
Таких он не встречал…   
Раненная черепаха, без одной лапки, откушенной кем? Собаками ли? Рыбами ли?

Как она оказалась здесь?
Наверное, кто-то выкинул в Сену, а уж как бедолага  смогла попасть  в Авернское озеро, один бог знает.

Эрик сначала только наблюдал за новым существом, потом почувствовал некое пробуждение интереса, нет, уже не к своей жизни…
Но ведь животное погибнет без его заботы, и их беспомощные тела сожрут голодные подвальные крысы.

Его внезапно замутило от этой мысли и неимоверным усилием воли, Эрик заставил себя подняться, сначала на колени, потом, придерживаясь за стул, уже и на ноги.
Черепахе был необходим безопасный дом…

И вот сейчас, прилаживая деревянную тележку с мягкими колесиками к нижней части панциря маленького инвалида, Эрик осознал, что за  три дня  с момента ее появления мысли о смерти ни разу не пришли в его голову, зато вновь зазвучала музыка,  появился смысл  существования. Как ни странно теперь он был счастлив, он был нужен, и она  спасла его… 

Животное шевелило тремя оставшимися лапками и морщинистая голова ласково тыкалась в ловкие руки хозяина. 

Стоило ли удивляться, что ее назвали Кристиной.

Отредактировано Hand$ome (2010-07-15 20:56:40)

40

Залпом проглотила последние обновления...
Hand$ome, черепаха на колёсиках убила меня наповал. :rofl:

Но вообще из всех довольно хороших драбблов больше всего понравились драбблы Елены (ФП). Тапочки-зайчики и призрак коровы - это нечто! :clap:
Браво! appl  appl

41

Можно к вам??? :blush:
Мне очень понравилось- хочу сама попробавть!  :wub:

Вот мой драббл.

По фильму-2004, Эрик и Крис уже 5 лет женаты, но муж никак не может нарадоваться жене.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:флафф.

Стоило ли удивляться, что её назвали Кристиной.
Эрик, наверное уже лет пять помнил характеристику этого имени наизусть... "Может казаться застенчивой и робкой, но на самом деле всё внимательно слушает и за всем внимательно следит, так и норовит проявить любопытство..." - цитировал Призрак трактовку про себя. -" Не слишком рискованна, ей необходимо время, чтобы принять решение..." - на этом предложении Эрик горько усмехнулся про себя. Потом вдруг просветлел и тихо прошептал, склоняясь над женщиной, уютно растянувшейся на постели, ласково прошептал:
- И это чудо- моя жена...
Кристина улыбнулась во сне, как будто слышала его слова.
Он встал с кровати и подошёл к окну. На улице зима, скоро Рождество... Он думал, чтобы подарить Кристине, чтобы сделать её ещё счастливее...
- Еще счастливее- прошептал он.- Самой счастливой женщиной... Я смогу... Она ведь смогла делать меня самым счастливым.... И я смогу подарить ей счастье.
- Ты подарил его еще пять лет назад...- донесся до Призрака мягкий шепот со стороны брачного ложа.

P. S. характеристика имени " Кристина " настоящая, если верить Интернету...

42

Ты подарил его еще пять лет назад...- донесся до Призрака мягкий шепот со стороны брачного ложа.

- Свое внимание, свою страсть, - вкрадчиво и нежно перечисляла  Зеленая фея Абсента, привольно раскинувшись на его кровати. -  Еще никто из моих преданных и верных поклонников не принимал в таком количестве и так разнообразно мое  забвение.   

О,да! Ведь никто из них не путешествовал так много, и не нуждался столь отчаянно в лечении разбитой на куски души, расколотого сердца и утерянного разума.
За последние пять лет после  прощального взгляда голубых озер Кристины  он использовал множество различных способов, чтобы унять невыносимую боль, сжигавшую его заживо.

Пять долгих лет....
Столько не мучила свои жертвы милосердная инквизиция, допросы с пристрастием  в безжалостных  застенках Мазендарана не тянулись так долго...

Спасение пришло в виде бутыли зеленого стекла с напитком,полным полынной горечи, Фея появлялась, словно джин восточных  сказок, она была похожа и не похожа на Кристину. А уж способов вызвать ее он знал без счета...

Кракелюры трещин на зеркалах  уже не позволяли видеть тень, только тень, отставшуюся от него былого.

Фея Абсента обладала обликом любимой, почти полностью повторяя Кристину, за исключением тембра голоса - она всегда шептала ему: иногда страстно, иногда чуть слышно,  и глаза...   зеленые и почему-то непрозрачные одновременно  ласкали и душили его,  словно ядовитый туман.
Впрочем, возможно так оно и было.
Сны были черны и глухи, каждую ночь он спускался по бесконечной лестнице в холод, и его сопровождало только ощущение движения вниз, вниз в бездну... 

Однажды ему все-таки пригрезились голубые озера северного ангела, звонкий хрустальный голос выдернул  из мрака забвения. На утро он почувствовал себя другим. Родилась первая за долгое время мелодия. Звуки искрились и вспыхивали, переливаясь всеми цветам радуги, кроме зеленого.

- Кристина, даже воспоминания о тебе спасают меня, - благодарно думал Эрик, возвращаясь из редакции газеты "Эпок", где на ура приняли несколько его изысканных рецептов, выделив специальную рубрику и обязав его еженедельно представлять новый способ употребления становившегося все более модным абсента.

Бывший Призрак увеличил тираж газеты в несколько раз, его необычные варианты приема напитка пользовались заслуженной славой: и французский  с сиропом, и чешский с жженым сахаром, и русский с вдыханием паров, и ледяной, и цитрусовый... всех не перечесть.

Сам Эрик успешно избавился от тягостной привычки, приведшей его на грань безумия.

Только жизнь порой поворачивается неожиданной стороной.

Мог ли он предположить, что Кристина увлечется употреблением абсента.

P. S. характеристика воздействия абсента настоящая, если верить Интернету...

Отредактировано Hand$ome (2010-07-18 11:43:55)

43

По сиквелу.

Мог ли он предположить, что Кристина увлечется упортеблением абсента
Рауль и Густав устало "любовались" женой и матерью, поглОщаюЩей очередной стакан.
-Сынок,тебе пора спать , - вздохнул Рауль.
Густав молча встал и поплёлся в спальню.
Кристина взялась за бокал.
- Дорогая, может хватит?...- Промямлил Рауль.
-Отвали , - выдала когда-тошняя(бывшая?) прима, осушив бокал.

Рауль придался воспоминаниям, попутно проклиная вспомнившийся день.
Тогда Кристина попросила его попробовать абсент. Он был на все сто(современный сленг)... да что там, на двести!.. уверен, что ей не понравится... Однако , сделав глоток , Кристина сделала еще один, и еще один, и еще один, и еще один....(кстати она бы умерла. ТАК абсент не пьют)
"Зависнув" , на этой фразе Рауль провалился в сон

Отредактировано ~Phantasia~ (2010-07-17 23:32:11)

44

Убрала современный сленг из начальной фразы.

Зависнув на этой фразе Рауль провалился в сон.

В вечный сон, в котором пробуждение состоится лишь при звуках вострубивших Страшный Суд архангелов.

- Боже, прости мне мои прегрешения, прими душу раба твоего, - бормотал потерявший все в жизни человек, да и самой жизни истекали последние минуты.

Лишенный наследства из-за женитьбы на оперной певичке, безуспешно пытавшийся заработать на пропитание семьи, бывший беззаботный гуляка  сегодня окончательно потерял почву под ногами.
Работы как не было, так и не нашлось, истекал последний день проживания в давно не оплаченном домике. Последней каплей решившей судьбу несчастной жертвы безумной любви стал уход Кристины.

О! Как он летел на всех парусах домой, пусть ему еще раз отказали в месте, и в кошельке звенело только несколько последних франков, он так надеялся забыться в объятиях любимой, хотя бы на время опять стать счастливым!

Домик встретил его стылой тишиной и пустотой распахнутых шкафов.
Он поочередно открывал двери в комнаты, и каждая встреча с  чернотой и молчанием отрывала еще один кусок чуть живого сердца. Все еще не до конца осознав случавшееся, пройдя на подламывающихся ногах в гостиную, он обнаружил  небрежно прислоненную к зеркалу  записку, состоявшую всего из одной убийственной фразы.

"Не ищи меня, так жить более невозможно. Прощай. К." 

И это было все...
И действительно - жить более невозможно.

Бросив под ноги письмо погубившей его женщины, сооружая себе петлю на крюке от сброшенной на пол лампы, Рауль думал, что Призраку еще  повезло -  соперник принял верное решение и отпустил Кристину.
Как же права была мадам Жири, говоря, что Призрак Оперы - гений.

Кристина приносила беды и несчастья всем, любившим ее.

Отредактировано Hand$ome (2010-07-18 10:41:41)

45

По фильму 2004...
Как обычно, редкостный флафф
Кристина приносила беды и несчастья всем, любившим ее.
Эта мысль не давала покоя мадам Жири. Её приёмная дочка, её очаровательная девочка, такая милая и хорошенькая приносила поклонникам одни беды.
Виконт. Красивый и богатый мальчик. Она разбила ему сердце. Он любил её всей душой, но аристократ не может женится на певичке. Семья, конечно, не дала согласия на брак. Помимо того, он спешно уехал в Швецию в сопровождении своей матушки, искать подходящую невесту.
Если бы всё это случилось раньше, чем она бросила Эрика!
Хотя, случись всё это раньше, Антуанетты не было бы сейчас здесь...
- Как он? Что с ним? - От тяжелых и гнетущих мыслей её отвлёк голос дочери.
- Мег, ты уже вернулась с репетиции?! Как время быстро летит... Доктор сказал, что он просто напросто решил покончить с собой, напившись морфина, но не угадал дозу... Она оказалась достаточна для забытия и длительного обморока, но слаба для смерти... - Жири перевела взгляд с дочки на Призрака Оперы, лежавшего на кровати в бессознательном состоянии. - Глупый... Глупый... - горько прошептала она... - Знал бы ты, что дитя, ради которого ты натворил столько глупостей, одно- одинёшенько!
Мег вышла из комнаты.

Эрик слабо приоткрыл глаза, как будто услышал слова Жири и, поняв, что есть надежда осмелился жить.
- Антуанетта. - прохрипел он.
- Хвала Всевышему! Ты хоть понимаешь, что натворил? - накинулась мадам на Призрака.
- Понимаю. - спокойно ответил он.

- Нет, прошу, дорогая не стоит!- донесся из-за двери голос Мег.
- Молю, Меган, что такого, что я зайду к приёмной матери. - второй голос... Такой слабый, беспомошный, всхлипывающий, но бесподобно красивый.
- Она не одна! - созналась юная балерина.
- А с кем она?! - Кристина Даае всегда отличалась любопытством... Этого Мег не учла и сделала ошибку.
Дверь распахнулась, и театральная прима влетела в комнату.

- Эрик. - то ли всхлип, то ли вздох. - Ангел. - тоже самое. - Любимый. - болезненый стон. - Прости. - шепотом.
И тут Эрик впервые за свою жизнь, пусть слабо, но улыбнулся.

46

Также отвечу на пост Hand$ome. Фик по фильму.

Кристина приносила беды и несчастья всем, любящим ее.

По крайней мере она так думала сама, сидя в маленькой часовенке в Опера Популер - своем новом доме. Прошло уже почти два года с моменты кончины ее отца - Густава Даае. Но она все еще помнила обещание, данное им. Это была пожалуй единственная мысль, которая еще заставляла это хрупкое создание жить в нашем мире. Кристина ждала Ангела. И надеялась, что в итоге хотя бы он останется с нею навсегда. Ведь он был бы бесплодным духом, которому не важно было ни время, ни расстояние. Она верила, что Ангел, обещанный отцом, спуститься к ней и сможет развеять все эти ужасные мысли.

Почему все так получалось? Почему кто-то обязательно как - то, но страдал из-за нее? Вспомнить хотя бы ее лучшую подругу и названную сестру Мег Жири, которая часто опаздывала на репетиции и уроки из-за Кристины. Просто потому, что Кристина не могла обойтись без утренней молитвы, а Мег знала, что Кристине было очень больно слышать в свой адрес обидные слова совершенно ни за что. И каждое утро Мег держала ее за руку, тем самым оказывая важную для Кристины поддержку. Вот такая она была добрая. Совсем как ее мать, которая каким-то чудом смогла уговорить директора оперы - месье Лефевра, чтобы он разрешил девочке остаться. А ведь она взяла Кристину под личную ответственность и сказала, что девочка еще непременно проявит свои таланты. Да, Кристина действительно имела очень красивый и нежный голос, но после смерти своего отца она слово потеряла его. Она вообще мало что говорила и все больше уходила в себя. И, если бы не доброта Антуанетты  и Мег, которые очень сильно рисковали из-за нее, то Кристина не знала, где бы она сейчас оказалась. А еще отец...Ее ненаглядный отец, который готов был отдать все, чтобы только его дочка была счастлива. Наверное даже продать душу дьяволу...

Свеча у портрета практически погасла, когда Кристина вернулась из своих размышлений в реальность. Она чувствовала себя очень усталой, как будто пробежала не один километр совершенно без отдыха. А еще ее душа и сердце разрывались от тысячи разных мыслей, которые терзали ее разум. Ей было страшно, потому что она не видела смысла в своей жизни, если Ангел так и не придет к ней. Ей было больно, потому что время шло, все дальше и дальше отдаляя ее от тех времен, когда она была счастлива и стирая их из памяти. Ей было грустно, потому что она понимала, что из-за нее в этой жизни страдали очень многие любимые ею, хорошие люди.

- Ангел, - не удержав рвущийся наружу порыв внутри себя, произнесла Кристина. - Почему окружающим меня людям приходиться переживать в том или иной виде несчастья и беды? Неужели я виновата в них?

- Нет, дитя мое, - произнес  чей-то прекрасный и нежный голос, эхом отразившийся от стен часовни. Кристина медленно опустила голову. Вызов в ее взгляде пропал, сменившись безграничным удивлением и трепетом. Она прижала пальцы правой руки к губам, а левую руку к груди, которая  очень быстро поднималась и опускалась. Сердце Кристины билось словно маленькая птичка в узкой клетке. Оно готово было распасться на сотни бабочек, рвущихся на свободу. Кристина не смела поднять глаза, смущенная своим порывом. Она не могла шевельнуться, думая, что если она сделает хоть одно движение, то вся иллюзия волшебства исчезнет. Кристина уже не верила себе. Ей казалось, что все это было лишь игрой ее воображения.

- Ты совсем не виновата в этом, - продолжил все тот же голос, наполняя собою  часовню без остатка. Кристина вся сжалась, едва дыша. Она не слышала звуков шагов за совей спиной, но ей показалось, что легкий шорох практически невесомой ткани о каменные плиты должен был сказать ей о приближении хозяина этого голоса. Наконец, она явно ощутила у себя за спиной чье-то присутствие. Кристина преодолела свое шоковое состояние и медленно повернула , посмотрев на руку, лежащую у нее на плече.

- Ангел?- едва слышно спросила она чуть хрипловатым от волнения голосом и обернулась, смотря на самое прекрасное существо, которое она когда-либо видела.

- Нет, я не ангел, - в нежном голосе проступили нотки веселья. Незнакомая женщина в красивом платье бледно - голубого цвета приветливо улыбнулась Кристине. - Меня зовут Карлотта Гуидичелли. Но ты можешь меня называть просто Лотти.

Кристина словно очнулась ото сна и улыбнулась в ответ. Она не была расстроена. Ничуть. Кристина просто не верила ей. Ангелы, они ведь всегда незримо и незаметно для человека оберегают его. А этот Ангел с огненными волосами и янтарного цвета глазами носил имя той самой девочки из легенды-сказки, рассказанной Кристине отцом.

- А тебя как зовут, девочка? - произнесла женщина, ставя зажженную свечу рядом со свечой Кристины и шепотом говоря: "Пусть завтра все пройдет хорошо".

- Меня зовут Кристина Даае, - тихо произнесенный ответ удовлетворил Карлотту. Она протянула руку девочке и сказала:

- Пойдем, я хочу послушать как ты поешь.

Кристина находилась на седьмом небе от счастья, беря своего Ангела за руку. А Карлотта... Карлотта знала про Кристину от Антуанетты, своей давней знакомой. У них была заключена небольшая сделка. Антуанетта поспособствовала взятию Карлотты - новоиспеченной примы Опера Популер, в Парижский театр, а Карлотта должна была стать патронессой для маленькой Кристины. Но женщина не знала, что вокруг Кристины уже сгущались сумерки интриг, которые в итоге стали причиной той самой трагической истории. Она не знала, что ее маленькая ученица предаст ее из-за неведения и своего слепого поклонения лживому Ангелу, который не поскупился воспользоваться лучшими из помыслов Кристины. Карлотта не знала, что это невинное слово "Ангел" станет для нее проклятьем.  Женщина просто не могла себе представить, что ей придется со времен стать законченной стервой, чтобы как - то удержать за собой место примы в этом театре. Карлотта никогда бы не догадалась, что это  Кристина принесла в ее жизнь все то плохое, что сделало Карлотту тем человеком, которого она всегда призерала. Женщине и в голову бы не пришло, что именно истинный Ангел Кристины так жестоко мстил ей за годы отнятой у него любви и преклонения. Но все это было сейчас неважно. Все это было будущем. А пока ее...

Истинный ангел придет чуть позже, чем должен был.

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-18 00:42:24)

47

Маленькая зарисовка является результатом сепаратного сговора с Ангелом в аду, написавшей за два дня прекрасный  фик на последнюю фразу миниатюры про черепаху.

Это может быть и предисловием в книге, и продолженим фильма ПО2004.

Истинный ангел придет чуть позже, чем должен был.

- А вовсе не в тот миг, когда ты наряжаешь рождественское дерево. Ангел Рождества принесет тебе подарки и положит их под елку , когда ты уже будешь сладко спать в кроватке, -   Отец поцеловал дочку в круглую нежную щеку.

Игрушка с папиной помощью повешена на дерево, теперь малышку   можно опустить на пол.

Каждый раз, глядя на ее милое личико, так напоминавшее черты любимой, он никак не мог понять, почему судьба оказалась настолько жестокой к ним.
Всего полтора года немыслимого счастья сменилось бесконечной болью, леденившей сердце.

Только крошка и верная скрипка могли растопить броню погибающей души. В колокольчиках ее смеха он слышал голос своей погибшей возлюбленной, в льняных завитках кудрей  видел свою навсегда улетевшую певчую птичку.

Крестная мать дала ей имя своей лучшей подруги, и ему каждый раз сладостно и больно было его произносить.
Правда обычно он редко звал дочурку полным именем, только если она напроказничает, Тогда в нем просыпался строгий отец и воспитатель.

Но, как правило, он окликал ее нежным и смешным именем Кикки, производным от того, как она сама еще картаво и по-детски забавно представлялась и отвечала.

На вопрос "Как тебе зовут?" Следовал ответ :  " Киитина".

Отредактировано Hand$ome (2010-07-18 11:51:13)

48

*прикрывает лицо руками* Только не бейте, но это уже дааалеко не мини-фик. Просто идея вдохновила и не получилось написать коротко.  <_< Жуть по книге.

На вопрос "Как тебе зовут?" Следовал ответ : " Киитина".

Странно было слышать это от маленького ребенка, которому едва исполнился год. Но малышка Кристина была удивительно смышленым ребенком. И не было ничего необычного в том, что девочку назвали в честь матери.
Она ведь была вылитая мать. Те же голубые глаза. Те же светлые волосы. Та же нежная бледная кожа. Она была настоящим ребенком севера. Маленькой снежной королевой из одноименной сказки Андерсена, которая была настолько прекрасна и наполнена таким глубоким смыслом, что у Кристины наворачивались слезы, когда она читала эту книжку своей дочери. Однако, автор "Снежной Королевы" был вдохновлен легендой о  Ледяной Деве, но Кристина боялась называть так свою малышку. Она была глубоко верующей девушкой. В мифологии их страны образ Ледяной Девы напрямую был связан со смертью. Собственно, это неземное существо и было самой смертью. Чертоги Девы являлись местом, где души людей находили свое пристанище после кончины.
Ее маленькая дочка появилась на свет недоношенной на два месяца. Кристина испугалась, что ребенок попросту не выживет и несколько недель усердно молилась о том, чтобы малышка не покидала свою мать. Наконец, страшное время неизвестности прошло и ребенок стал набирать силы. Казалось, что вместе с расцветом этой хрупкой жизни к ней вернулся и ее муж, который все это время находился в подавленном состоянии. Он почти не разговаривал с ней и все время запирался у себя в кабинете, говоря, что у него очень много дел. Но теперь он был счастлив. Счастлив абсолютным счастьем, которое только может почувствовать человек. Но жизнь не терпит абсолютов во всех своих проявлениях. Она обязательно отбирает что-нибудь у человека, чтобы он не забывал, где его место...
Со временем малышка Кристина начала меняться. Впрочем, как и все маленькие дети. Прорезались зубки, волосы и глаза меняли свой цвет, становясь светлее или темнее. Но Кристина не была такой как и все. Она была особенным ребенком. Она не кричала, когда ей было что-то нужно. Или больно. Она вообще не издавала каких-либо звуков, которые издают дети ее возраста. По началу это только радовало ее родителей, но потом они насторожились. В итоге оказалось, что она стала немой. Из-за рождения раньше срока и желания поскорее начать говорить ее неокрепшие связки были навсегда повреждены. Страшно было осознавать, что она все слышала и понимала, но не могла произнести ни звука. Это стало ударом для ее матери и отца. Особенно для матери, которая хотела обучить дочку пению. Но в итоге они смирились с этим. Однако, малышка Кристина на глазах превращалась в другого человека. Черты лица ее заострялись, волосы потемнели, став практически черными, а глаза...О, эти глаза было тяжело спутать с какими-либо другими. Они принадлежали ему...
Первой насторожилась Кристина. Казалось, что ее самые страшные кошмары воплощались наяву, когда она бросала взгляд на свое дитя, которое из снежной королевы медленно превращалось в ангела. В настоящего черного ангела, с удивительным внутренним миром, полным неизведанных просторов. В три годика малышка уже читала книжки и писала довольно таки разборчивые каракули, однако этому Кристина ее практически не учила. В то время они жили в доме родителей Кристины, потому что хотели исчезнуть пока не прекратятся последние разговоры об их персонах. В пять лет девочка уже не только хорошо писала и излагала свои мысли на бумаге, но и рисовала удивительно богатые на детали рисунки, на которых она изображала свой дом, деревья и животных, а также скалы, обломки кораблей и лодок на берегу и самое главное - море. Невозможно было забыть загадочный взгляд ее серых глаз с медовым отливом, который она время от времени бросала на далекий горизонт за ним. В восемь лет она уже мастерила удивительные вещицы с элементарными механизмами, разгадка работы которых правда была не слишком - то простой задачей для ее родителей. Все свои знания она черпала из книг и, запершись в библиотеке, могла часами читать увесистые тома, которые несколько поколений ее предков собирали десятилетиями. В девять лет она потянулась к музыке. Сначала к роялю, который украшал собой гостиную и на котором ее мать часто играла простенькие мелодии. А потом и к скрипке своего деда, которую она нашла лежащей на одной из полок шкафа в бывшей комнате Густава Даае. Поначалу звучание мелодий, выходивших из под смычка Кристины, было неуверенным, но через год она уже научилась играть несколько довольно таки тяжелых отрывков из разных опер, ноты которых нашла в столе, принадлежащем Густаву. Она вообще очень часто рассматривала, трогала, брала и использовала личные вещи своего деда. Казалось, что его образ ей был дороже, чем собственный живой отец.

Рауль заметил недоброе тогда, когда поймал себя на мысли, что, целуя свою дочь перед снов, он смотрел не в глаза наивного маленького ребенка, а в горящие удивительным желтоватым светом точки, которые были наполнены опытом не одной прожитой жизни. Он смотрел в глаза своего врага, не замечая этого. Но однажды он понял. И сопоставил факты. Потому что невозможно было назвать своей дочерью ребенка, так одаренного одновременно и богом, и дьяволом . Потому что ее лицо и глаза пугали и отталкивали его. Она не могла сказать ему то, что было у нее на душе, но ее взгляд был красноречивее любой пламенной речи. Казалось, что всем сердцем она ненавидела его. Ее лицо всегда отражало либо печаль, либо скуку, либо любопытство, но когда она смотрела на него, ему казалось, что она хочет убить его. Не важно как. Не важно чем. Просто убить. Словно тень, она часто ходила за ним по пятам, смотря на то, что он делает. Но ей быстро это надоедало , и она убегала в бывшую комнату Даае - старшего, находя там для себя занятее по вкусу. Однако, она неизменно вскоре вновь следила за ним. И Рауль не выдержал. Он решил поговорить с Кристиной. У него были серьезные мотивы для этого. Разговор состоялся, и Кристина клятвенно заверила его, что в тот вечер, примерно за восемь месяцев до рождения малышки, когда он выкрал ее со сцены, у них ничего не было. И не могло бы быть, ведь Рауль сам видел реакцию Эрика на простой поцелуй в лоб. Ему хотелось в это верить. Очень. Тогда Кристина деликатно намекнула на то, что есть небольшие обстоятельства очень интимного характера, в подробности которых ей не хотелось бы вдаваться, но они имеют очень весомое значение в качестве аргумента. Тогда Рауль рассмеялся, обнимая и целуя свою невиновную жену. Но проблема никуда не исчезла...

Сегодня юной Кристине де Шаньи исполнилось ровно пятнадцать лет. И ее родители все-таки решились вернуться в Париж. Ровно в два часа дня в порту их ждал корабль, который увезет всю семью де Шаньи обратно в город их воспоминаний. Это было надо им всем. Раулю больше не нужно было быть оторванным от своей семьи и дел. Кристине не хватало простого общения с другими людьми, ведь их дом окружали на многие километры море, деревья да степи. А их девочке, их удивительной дочери, необходимо было теперь больше места, чем ей могло дать это прекрасное и такое же как она молчаливое место. Юная Кристина, казалось, хотела взлететь и больше никогда не возвращаться обратно, но ее словно держали на цепи, не давая тем самым расправить крылья. В свои лета она была очень умной девочкой , и Кристина понимала, что дочери нужны возможности для реализации своих умений. А эти возможности мог дать только большой город.

Все было готово к тому, чтобы отправляться в длительное путешествие: все вещи собраны, все решения приняты. Экипаж  уже довольно длительное время ждал семейство де Шаньи у входа в их красивый дом, построенный еще прадедом Кристины. Оставалось только позвать дочку и можно было уезжать. Ее мать решила сделать это сама. Она прекрасно знала, где в данный момент находилась ее дочь. Однако, последние пятнадцать лет, что она прожила в этом доме, она так ни разу и не решилась войти в комнату своего отца. Это было слишком тяжело для нее. Но нужно ведь когда-то с чего-нибудь начинать. И Кристина решилась, не спеша открывая дверь в комнату Густава Даае. Дочь сидела за столом и читала  книжку в кожаном переплете. Увидев свою мать, Кристина резко закрыла произведение и встав, быстро вышла из комнаты. Ее мать хотела было выйти вслед за дочерью, но ее внимание привлекла книжка, которую читала девушка. Кристина подошла и взглянула на потрепанную обложку книги. На ней не были указаны ни автор, ни название книги, ни дата написания. Женщина приподняла в удивлении одну бровь и заметила закладку, которая была пришита к обложке. Она открыла книжку на том самом месте:


5 января 1802 года.

Я только что вернулся из поместья своего старого друга Карла Хансена...

Кристина быстро просмотрела все записи от начала до конца и поняла, что это был дневник. Очень старый дневник, принадлежавший прадеду Кристины Лукасу Бергману. Тому самому, построившему этот дом, в котом выросло не одно поколение их семьи. Женщина знала о дневнике, но никогда не видела его своими глазами. И она решила взять его с собой, чтобы узнать побольше о  истории их семьи...

* * *
Они ехали в экипаже. Впереди была еще часовая дорога до порта.  Кристина уже успела еще раз , но более основательно пролистать дневник наполовину, но ничего интересного в нем не пока не нашла. Ее дочь сидела по правую руку и что-то рисовала в большом блокноте, который когда-то принадлежал ее матери, со слов отца, безмерно любившей рисовать. Рауль сидел напротив своей жены и усталым взглядом провожал мелькающие за окном экипажа деревья. Он оперся подбородком на руку и ,казалось, находился сейчас в мыслях далеко отсюда. Кристина еще раз перевела взгляд на дочь, которая часто поднимала голову и бросала короткие взгляды на отца. Она поняла, что дочь рисует Рауля. Кристине ничего не оставалось, как вновь погрузиться в чтение, и она открыла страницу,  которая заставила ее более тщательно выбирать записи дневника и которая навсегда изменила ее жизнь:

28 июля 1806 год.

Сегодня я узнал потрясающую новость: я стану отцом. Мальчик это будет или девочка - я не могу знать. Однако, Анна предлагает пригласить гадалку. Уж очень любопытная у меня жена. Моя дорогая Анна, мы честные христиане, зачем нам это нужно?

<...>

14 сентября 1806 года.

Анна все-таки позвала гадалку. Это был самый ужасный вечер в моей жизни. Никогда не забуду несчастного взгляда моей дорогой жены. Едва хватает сил, чтобы писать эти строки. Боже мой, скажи, почему из сотен этих проклятых предсказательниц-шарлатанок нам попалась именно та, которая имела настоящий дар?

<...>

20 ноября 1806 года.

Я практически перестал делать записи потому, что мне приходиться целыми днями успокаивать Анну. Нет, она не слабая женщина. Она пожалуй одна из самых сильных, за это я ее и люблю. Но та правда, что упала на наши плечи, является слишком большим грузом для нас. Я боюсь себе представить, каким грузом эта правда ляжет на плечи нашего ребенка. Но мы попытаемся ему помочь, если сможем.

<...>

10 декабря 1806 года.

Перечитывая старые записи дневника ловлю себя на мысли, что становлюсь параноиком. Словно за моей спиной постоянно стоит не тень проклятия нашего рода и холодным дыханием мистики дышит мне в затылок, а какое-то живое существо, способное убить мое счастье. Ничего не понятно. Даже мне самому. Почему все так складывается? Может быть когда-нибудь я смогу нормально писать об этом.

<...>

23 декабря 1806 года.

Сегодня она умерла. В канун Рождества. Это невыносимо. Но она навсегда останется моей маленькой сестричкой Милли*. С каждым днем, с каждой минутой, с каждой секундой я нахожу все больше подтверждений страшным словам, которые тогда сказала гадалка. "Вы заслужили это, потому что когда-то один из вас разлучил любящие сердца от Бога".

26 декабря 1806 года.

Пишу эти строчки, а по щекам бегут слезы. Я не сентиментальный человек, но такое очень тяжело вынести. Ее тело. Такое худое, хрупкое тело с бледным лицом и впалыми щеками. Это теперь было последнем воспоминанием о ней. Сестричка Эмилия, казалось, никогда не любила меня. А ее саму ненавидели все в нашей семьи. Особенно родители, которые считали ее непокорной и до отвращения некрасивой девушкой. Она была плотью и кровью их, но казалось, что ее вовсе не существовало. Родители пытались выдать ее замуж, но никто не брал "эту замарашку" с отвратительным характером и желанием быть не такой "как эти деревенские дурочки, у которых одна мысль - поскорее выйти замуж". Она была удивительным человеком. Могла создавать из ничего настоящие произведения искусства, а музыка, которую она играла на рояле, когда родители уходили куда-то, оставляя нас на попечение бабушке, была чем-то невообразимым. Контраст между ее жуткой внешностью и талантами бросался в глаза только мне. Другие смотрели на нее только с одной стороны. Но я видел. Ее внутренний мир был настолько невообразимо прекрасен, что затмевал ее лицо. Ее глаза искрились ярким желтым светом, который порождал этот мир. Впрочем, она и не была такой уж некрасивой, просто ее лицо было не таким как у всех...

27 декабря 1806 года.

Вчера не смог до конца написать то, что так хотел. Слезы застилали глаза и капали на бумагу, размывая чернила. Но это была вчера. А сегодня...Я все еще не могу понять, почему она ненавидела меня. Ведь я был всего на год ее младше и являлся, наверное,  единственным ее другом. Все свое время, насколько я помню, она сидела взаперти, потому что того хотели наши родители. А я , не взирая на их запреты, дни напролет проводил у нее в комнате. Казалось, что она совершенно не замечала меня, делая то, что ей хотелось. Однако, я часто задавал ей вопросы, на которые она с неохотой отвечала...Все изменилось в одну ночь. Я услышал шум из ее комнаты (она находилась рядом с моей) и решил посмотреть, что там происходит. Была уже очень глубокая ночь. Я заглянул в ее комнату и увидел, как Эмилия спускается вниз по импровизированной веревке из постельного белья. Когда она оказалась внизу, то увидела меня и тихо произнесла: "Прощай. Я здесь лишняя". В ее голосе было столько ненависти, что я едва не разрыдался тогда. Ей было всего четырнадцать лет, когда она покинула наш дом.

3 января 1807 года.

Сегодня я узнал все. Я узнал, почему она меня так ненавидела. Я получил ее личные вещи, которые  мне доставил один довольно таки странный человек, представившийся ее другом. Я открыл увесистый сверток и обомлел, увидев множество портретов и несколько десятков партитур. Я просмотрел их. И когда я понял, что все это значило, то мое сердце едва не разорвалось от боли. Они были обо мне. На каждом портрете было мое лицо. Всегда разное, но это было мое лицо. А эти партитуры. Музыка невообразимой красоты, которую сыграла мне Анна на рояле, была настолько завораживающей, что мне казалось, будто все вокруг было ненастоящим, пока не стихли ее последние аккорды. А буквально несколько минут назад я нашел ее прощальную записку. Нет. Она умерла естественной смертью. Но эта смерть была вызвана нежеланием жить. Эмилия написала мне своим некрасивым, детским подчерком: "Обычный человек может либо ненавидеть, либо любить. Обычный человек - человек крайностей. Я всегда думала, что я необычный человек. Но по - настоящему необычным человеком  я стала только тогда, когда поняла, что люблю и ненавижу одновременно. Тебя."...

<...>

25 февраля 1807 года.
Срок Анны уже близок и все слуги в доме мысленно готовятся принимать еще одного члена нашей семьи. Она перестала думать о той истории с гадалкой, поглощенная другими, более насущными делами,  а я не напоминаю ей об этом. Зачем? Наверное, пришло время сказать, что же такого она нам сказала. Нет смысла вдаваться в подробности. Когда она пришла и взглянула сначала на мою жену , а потом на меня, то сразу же сказала, что это будет девочка. Но мне показалось, что она что-то скрывала, и я напрямую спросил гадалку, не хочет ли она что-нибудь сказать. Она кивнула головой и произнесла : "На вашей семье лежит проклятье. Вы заслужили это, потому что когда-то один из вас разлучил любящие сердца от Бога. Это был настоящий гений и его муза. Один из ваших предков изуродовал лицо гения для того, чтобы ненаглядная кузина, которая должна была выйти за вашего предка замуж, не сбежала с этим человеком. Теперь через одно поколение каждый первенец в вашей семье будет рождаться человеком крайностей. Его внутренний мир будет также красив, как невыносима его внешность. И его будет постигать трагическая судьба изгнанника. " С этими словами она замолчала, повергнув нас в шок. Я обнял дрожащую Анну и приказал вывести гадалку вон. Той ночью мы с Анной так и не смогли уснуть...

<...>

10 марта 1807 года.

У меня дочь. Гадалка не ошиблась. Это была девочка. Мы назвали ее прекрасным именем матери Анны - Мадлен. Я так счастлив, что невозможно описать словами. Но мое счастье омрачают те воспоминания. Я боюсь даже представить, какая будет уготована судьба моему внуку или внучке. Впрочем, не стоит загадывать вперед. До этого еще слишком далеко...

Взволнованная таким странным и страшным поворотом событий, Кристина быстро пролистала вперед, опасаясь худшего. Дальнейшие упоминания о ранних годах жизни Мадлен - ее бабушки, были не столь важными, пока взгляд женщины не остановился на строчках:


15 мая 1826 года.

Сегодня наша малышка Мадлен покидает свой родной дом. Она выходит замуж за француза. Венчание назначено на 20 мая. В Париже. Жаль, что нас с Анной там не будет. Мы уже слишком стары для столь длительных поездок. Все-таки она сделала правильный выбор между Франсуа и Паулем*. Бродяга - скрипач не пара моей девочке.

16 мая 1826 года.

Мадлен уехала, а я жалею, что ничего не сказал ей. Мне бы не хотелось огорчать ее раньше времени. К тому же она не поверила бы мне.
А жаль.

Дрожащие пальцы Кристины переворачивали страницу за страницей. Взгляд, наполненный слезами, выражал ужас, но она продолжала искать глазами упоминания о своей бабушке. Строки, записанные примерно пятьдесят восемь лет назад, повергли женщину в шок.

18 июня 1838 года.

Сегодня она вернулась в родной дом. Мы не узнали нашу дочь. От нее осталось лишь бледное подобие  той жизнерадостной девушки, какой мы с Анной запомнили Мадлен. Не нужно было слов, чтобы понять все то, что она хотела сказать. Мы знали, что проклятье сбылось. Как это  было с моей сестрой. Как это стало с нашим внуков. Мадлен рассказала нам. Это был мальчик с ужасным лицом и не менее ужасным характером, который словно тень ходил за ней по пятам. Ее муж сбежал, не выдержав огромного давления, которое оказывала сложившаяся ситуация. Он считал, что Мадлен "нагуляла это отродье на стороне". И она воспитывала его одна. Пока хватало сил. Но несколько недель назад он просто исчез. Вероятно сбежал, ведь она постоянно держала его взаперти. Когда я слушал Мадлен, то никак не мог избавиться от этого проклятого чувства дежа вю.

Едва дыша, Кристина разом перевернула несколько десятков страниц, чтобы найти последние упоминания о Мадлен:

25 августа 1841 года.

Сколько бы мы не отговаривали нашу ненаглядную Мадлен, но она не хочет нас слушать. Весь день она кричала и билась в истерике, говоря о том, что если рядом с ней не будет сильного человека, то Эрик придет и заберет ее. Она клялась в том, что будет счастлива с этим Даае и не в чем не будет нуждаться. И я отпустил ее. Девочка и так успела испытать страдания в жизни.

<...>

30 июня 1842 года.

Из письма я только что узнал, что у Мадлен родился здоровый сын, которого они назвали Густавом в честь отца Пауля. Они оба безмерно счастливы и может быть в скором времени приедут нас навестить. Но боюсь, что я уже не доживу до этого прекрасного момента. Недавно я написал завещание, в котором оставлял все, что у меня есть моей ненаглядной доченьке и моему внуку Густаву. Некоего человека, который якобы является моим внуком Эриком, я надеюсь никогда не увидеть...

Кристина захлопнула дневник и закрыла глаза, не в силах больше читать эти строки, которые, проникая в разум, словно выжигались на ее сердце. Она все поняла. Так, как хотел ее прадед, как хотела ее бабушка и отец. Не зря из поколения в поколение они хранили этот кошмарный дневник, повествующей о самой сокровенной и ужасной тайне, которая только могла спрятаться в стенах этого одинокого дома на берегу моря. Женщина с ужасом понимала, что собственный дядя любил ее больше всего на свете, и когда-то в ее голове даже проскальзывала одна мысль об ответном чувстве. Сейчас, думая об этом, Кристина содрогалась в страхе и отвращении. Это было проклятьем ее семьи, и она ничего не могла с этим поделать. Наконец, она открыла глаза и посмотрела на свою дочь, которая уже практически закончила портрет своего отца.В голове Кристины вдруг появилась одна мысль, которая страшной догадкой кольнула сердце. Ей необходимо будет основательно поговорить с мужем...

Ее дочь протянула к дневнику руку и взяла его, открыв на пустой странице. Черным карандашом она написала на ней что-то и передала Кристине. Та взяла дневник и прочитала странные строчки: "Он помнит о тебе, Кристина. А помнишь ли ты о нем? Ведь мы с ним очень сильно тебя любим". Девочка улыбнулась своей матери. Кристина мягко улыбнулась в ответ, внешне оставаясь невозмутимой, но душа ее и сердце разрывалось от мук. Она не могла смотреть на свою дочь не испытывая чувства дежа вю, которое повергало ее в неописуемый страх. В неярком свете пасмурного осеннего дня внутри экипажа все казалось чересчур странным: слишком глубокие тени, слишком мертвенно бледные пятна неяркого света, слишком блеклые краски. А главное - ее дочь...Высокая девушка с совершенно белой кожей и темными волосами, одетая в темно-синее платье, смотрела на ее глазами цвета липового меда со смесью безмерной любви, нежности и некой толики ненависти. Совсем...

Как когда-то он смотрел на Кристину.

* Имя выбрано не случайно. Эмилия -лат. aemulus – "соперник".
* Имя выбрано не случайно. Пауль - от римского имени Paulus – "скромный".

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-18 22:52:27)

49

Ангел в Аду, брр... какой ужастик. Что-то мне это родовое проклятие напомнило, но сейчас сразу не могу сообразить, что именно. Но в любом случае, идея любопытная. Кажется, близким родственником Кристины Эрика ещё никто не делал (из фикрайтеров, я имею в виду. Так и не воплощённую в фильме 1943 года идею о том, что Эрик - её отец, я не рассматриваю).

50

Ангел в Аду , Ваша первая работа привела меня в восторг! Всё, кроме последнего абзаца... Но не мне Вас судить.  А так БРАВО! Всегда хотела видеть Карлотту милой и доброй женщиной.
Вторая работа- согланасна с  Мышкой.
Hand$ome, прекрасно!
Сейчас сама что- нибудь придумаю.

По фильму- 2004.ФЛАФФ!
Как когда- то он смотрел на Кристину
Рауль Де Шаньи стоял и внимательно наблюдал за своей невестой, медленно идущей, нет, скорее, плывущей к алтарю.
Сколько раз он представлял на этом месте Кристину. Свою Крошку Лотти, которая поверила
этому чудовищу, этому... Этому... Самозванцу, который жестоко пользовался её светлой верой!
Та ночь, ужасная ночь, обьятая пожаром, когда её глаза так нежно и жалостливо смотрели на этого Ангела в Аду. Когда Кристина спустилась в воду в белоснежном платье, подошла к нему, к Призраку и... поцеловала его.
Сердце Рауля больно кольнуло. Тогда он успокаивал себя мыслью, что она это сделала, чтобы одурачить монстра и спастись им обоим.
Потом вся борьба как-то неожиданно кончилась.
- Пойдём, Лотти, - позвал Рауль. - Он отпустил тебя, тебе нечему боятся.
А Кристина стояла и смотрела на кольцо, которое ей дала эта тварь, которое она одела, чтобы, как думал Рауль, одурачить Призрака. Потом девушка отрицательно покачала голвой и подняла опухший от слёз глаза на Рауля:
- Не пойду. Я поцеловала его, одела его кольцо... Я люблю его!
- Что ты говоришь, Кристина?! Мы спаслись, мы поженимся, у нас будет свой дом, дети! Всё, о чем мы мечтали!
- Рауль, мой друг, пойми... Да, я совсем запуталась и запутала вас обоих, но теперь правда мне колит глаза! Какой бы горькой эта правда не была.
- Ты любишь его?.
- Да. - Кристина теребила в руках складки платья. - Мы одно, Рауль. My spirit and His voice in one combaned.
Кристина повернулась и, прошептав " прости ", медленно пошла в сторону жилища монстра.

--
Рауль очнулся от воспоминаний, когда почувствовал тонкую руку в своей руке. Его невеста, Диана, богатая и знатная княжна. Она улыбалась так нежно и тепло, она любит его... А он? Его матушке приглянулась княжна Диана вот и всё. Он выдавил улыбку.
Рауль де Шаньи женился не по любви.

Отредактировано ~Phantasia~ (2010-07-18 14:01:22)

51

Ангел в Аду, брр... какой ужастик. Что-то мне это родовое проклятие напомнило, но сейчас сразу не могу сообразить, что именно. Но в любом случае, идея любопытная. Кажется, близким родственником Кристины Эрика ещё никто не делал (из фикрайтеров, я имею в виду. Так и не воплощённую в фильме 1943 года идею о том, что Эрик - её отец, я не рассматриваю).


Мышка не судите строго. Хотелось ангста. Но было написано в 5 утра и поэтому скатилось еще ниже. До ужасов. Хотелось написать что-нибудь, что бы связало такую любовь Эрика к Кристине (если учесть тот факт, что в очень многих вещах по ПО Эрик любит Крис потому, что она так похожа на его мать). И в голову пришла мысль. Собственно, эта мысль сама напрашивалась уже довольно давно и я решила таки ее воплотить.
Да, такими близкими нет. Хотя странно даже почему. Вроде бы мысля напрашивается сама на себя.:)

Ангел в Аду , Ваша первая работа привела меня в восторг! Всё, кроме последнего абзаца... Но не мне Вас судить.  А так БРАВО! Всегда хотела видеть Карлотту милой и доброй женщиной.
Вторая работа- согланасна с  Мышкой.


Последний обзац был добавлен для того, чтобы дать понять, почему новоиспеченная прима, у которой и так полно забот, взяла под опеку девочку. И во что все это потом вылилось. Хотела завершить фик на такой же ноте, как и предложение, которым фик начинался. Карлотта здесь и правда очень добрая женщина, но нужно было пояснить почему она стала вдруг такой плохой. Но несомненно, их с Антуанеттой договор только подтолкнул Карлотту к Кристине, а не стал условием для Карлотты.
Это и не удивительно. Я бы сказала, что любителем флаффа- моя страшная жуть по книге категорически воспрещается.  :D Это уже так, для более старшего поколения.

Зы. Отредактировала жуть, исправила ошибки, ибо вчера в 7 утра сил уже не было.

52

Я бы сказала, что любителем флаффа- моя страшная жуть по книге категорически воспрещается.


Я,конечно, флафф люблю, но читаю всё. Порой такое настроение, что от романтики вороить жуть как! Тогда читаю жуть, и в основном, по книге.
Ангел в Аду , мне Ваша "жуть" всё равно понравилась. Речь красивая и идея креативная. appl  :give:  :)

53

~Phantasia~

Согласна. Иногда так хочется, чтобы все умерли, а иногда прям море розового флаффного сахара.
Спасибо большое. Вот чего-чего, а криатива у меня в голове полно. Успеть бы его еще перевести в слова. :)

P.s. Хотелось бы чуток пояснить, что фишка с юной Кристиной, рисующей портрет отца - это отсылка к словам о множестве портретов, которые были присланы Лукасу от сестры. Это делает мою историю еще более жуткой, потому что дает намек на пейринг Рауль/юная Кристина. Впрочем, чего еще можно было ждать от такого изощренного проклятья. Уже были брат/сестра, дядя/племянница.   :poet:

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-18 14:46:44)

54

Ангел в Аду , убойненькие прейринги получились!
:D

прям море розового флаффного сахара.


* под столом * Я никогда не забуду это выражение!!!!! :rofl:
а Вам за него  appl  appl  :give:  :give:

55

~Phantasia~

Еще бы. В лучших традициях маньячных извращенцев. Леру в гробу вертолетиком крутился, когда я писала свою жуть.

Ой, спасибо. Я еще и не такие перлы могу выдать.

Так, ну ладно. Настроение отличное, пора браться за написание ответа на вашу последнюю строчку. Чур я ее оставляю строго за собой. *ушла строчить*

56

Ангел в Аду , жду еще какого- нибудь интересного мини- фика от Вас!

Еще бы. В лучших традициях маньячных извращенцев. Леру в гробу вертолетиком крутился, когда я писала свою жуть.


А за эту фразу я Вас расцеловать готова!

57

~Phantasia~

Да, да. Генератор идей сейчас направлен на что-то положительно веселое.

Ой.  :blush: Не, не надо меня целовать *закрылась руками*. Я еще и зубы не почистила, да и не за фто. :D

58

Ангел в Аду , вот спасибо Вам! Так мне настроение подняли, а то вообще разбитая ходила... От Ваших чудесных фраз хорошо стало!
А можно попросить?... Я наглею на глазах, но всё же... :blush:  :blush:  :blush:
Вы не хотетите драббл сделать позитивно- смешным?? :blush:  :blush:

59

~Phantasia~

У меня сегодня отличное настроение, но я никогда не думала, что я девочка-зажигалочка. Мы, обычные люди, - люди крайностей. Нам может быть до боли плохо, но в ту же секунду нам может стать до отвращения хорошо. :D

Вы читаете мои мысли. Именно таким и будет следующий фик. Хотя  я добавлю туда немножко флаффной романтики.

Отредактировано Ангел в Аду (2010-07-18 15:15:48)

60

Ангел в Аду , * прыгаю до потолка * . Кто бы знал, как я рада!!!!!!
а то совсем в слёзы и аппатию тянуло!
Вы меня спасли!!!
Еще и романтика... *теряю от счастья сознание и нетерпеливо жду драббл*
:give:  :give:  appl  appl  :clap:  :clap:  :wub:  :wub: