Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Летняя развязка


Летняя развязка

Сообщений 31 страница 60 из 167

31

Глава 3.
Поворотная точка.
Молодая дама несколько секунд смотрела на возвышавшиеся перед ней каменные стены поместья, стараясь глубокими вдохами успокоить дыхание и собрать всю свою решимость. Если бы ее собственный дом не выглядел похоже, возможно, большое здание устрашило бы ее… хотя сейчас у нее было важное дело, которое и заставляло ее нервничать, и дело это не имело отношения к деньгам. Перед тем, как подойти к двери, она быстро огляделась, уверяясь, что за ней никто не наблюдает. Но поблизости находились лишь несколько огородников, трудившихся на солнцепеке, да пара молчаливых сторожей. Никто не обращал внимания на женщину, и она облегченно вздохнула.
Заправив обратно светлую прядь волос, выбившуюся из узла, она осторожно пошла к парадным дверям. Один из сторожей посмотрел на нее, сохраняя на лице скучающее выражение.
- Я… мне нужно видеть виконта де Шаньи, - сообщила дама, отводя глаза. Сторож еще раз смерил взглядом хорошо одетую гостью и с кивком отворил большую дубовую дверь. Изнутри повеяло прохладным воздухом, уйти с палящего солнца было приятно.
Аккуратно подобрав юбки черного платья, чтобы их не защемило в дверях, дама прошла в дом. Вокруг никого не было, и она позволила себе рассмотреть богато украшенную лестницу и примыкавшую к ней гостиную. В доме было ощущение уюта, несмотря на его размеры… все диваны и кресла были обиты мягкой тканью в синих и зеленых тонах. Этот дом был так непохож на ее собственный, такой же большой, но часто выглядевший неприветливым и пустым.
Наконец из-за угла показалась горничная, и дама остановила ее.
- Могу я поговорить с виконтом де Шаньи? – твердо сказала она, начиная уже чувствовать себя неловко оттого, что находится здесь одна. 
Горничная с удивлением поглядела на нее, подняв глаза от щетки.
- Да, мадам. Он спустится через несколько минут.
- Спасибо, - ответила та, со вздохом усаживаясь на синюю бархатную софу и разглаживая юбки. Крепко сжав руки, она начала придумывать, что именно скажет ему. Месье де Шаньи… ваша жизнь в опасности. Это, конечно, привлечет его внимание, но не хотелось бы, чтобы он счел ее совсем сумасшедшей. Возможно, следует сначала сказать, что его подозревают… а потом попытаться извлечь из него некую полезную информацию. Хотя это может быть сложно, ведь до этого они встречались едва ли пару раз и не были близко знакомы. Но он, конечно, предпримет что-то, чтобы защитить свою жизнь…
Она продолжала размышлять, ее глаза бесцельно оглядывали комнату и наткнулись на маленький столик красного дерева около софы. Он был пуст, за исключением небольшого надписанного конверта с письмом. Адрес относился к месту, не слишком ей знакомому, кажется, это было где-то за пределами города. И письмо было подписано… Кристине? Фамилия была другой, но это должна была быть та же женщина. Да, весьма любопытно. После всего виконт продолжает поддерживать отношения с бывшей невестой? Все эти слухи…
Но молодая женщина не имела времени подумать об этом; на верху лестницы появился виконт.
- Мадам! – удивленно сказал он при виде нее. – Мы давно не виделись.
Она отвела свои зеленые глаза от конверта.
- Добрый день, месье. Да. Прошло много времени.

Примерно через неделю…
Подходя к своему дому, освещенному заходящим солнцем, Кристина медленно вертела в руке маленький белый конверт. Виконт де Шаньи надписал обратный адрес своим четким красивым почерком. Вероятно стоит попросить его, чтобы он подписывался просто «Рауль», чтобы не возбуждать излишнего любопытства. А может быть, лучше молчать и быть благодарной за то, что он вообще ей помогает. Встряхнув головой, она сломала печать и вытащила письмо.

Кристина,
чай и лекарство я пришлю. Ты действительно думаешь, что переезд в город положит конец твоим неприятностям? Я считаю, что это может все усложнить, но я понимаю, как трудно тебе жить в уединении. Думаю, ты должна поступить так, как сочтешь нужным. И, конечно, тебе стоит спросить мужа.
Дай мне знать, когда примешь решение. Надеюсь, дела у тебя пойдут лучше, и желаю тебе всего хорошего.
Искренне твой,
Рауль.

Она вздохнула; ей бы хотелось, чтобы он подсказал, какое решение принять. Но нет… она ведет себя по-детски глупо. Единственным, кому нужно было рассказать об этом, был ее  муж, хотя она и не могла собраться с духом сделать это. По правде говоря, она собирается просить его о немыслимой уступке. Оставить собственный дом? Жить среди любопытных и насмешливых лиц? Эрику не понравится это… даже если в конце концов он согласится.
Спрятав письмо в карман домашнего платья, Кристина тихо открыла дверь, чтобы не разбудить Эрика, если он спит на софе. Там никого не было, она наклонилась поднять упавший платок и пошла на кухню готовить ужин. Продукты начали потихоньку убывать, но, чтобы сделать суп, их хватало. Кристина вытащила нужные продукты, разожгла плиту. Огонь согревал воздух, что было не очень приятно в такой теплый летний вечер.
Через несколько минут открылась дверь еще одной комнаты нижнего этажа. Это была комната, где они с Эриком надеялись со временем поставить фортепиано, и Эрик часто уходил туда, когда хотел побыть в одиночестве. Иногда Кристина слышала доносящийся оттуда скрип пера и очень надеялась, что он снова начал сочинять. Это бы значило, что Эрик выздоравливает.
Она улыбнулась, когда Эрик вошел, и подошла обнять его. Здоровье его немного улучшилось, но фигура все равно оставалась очень худой… Кристина прижалась к нему и почувствовала, как Эрик нежно целует ее вьющиеся локоны. Господи, пусть он быстрее поправится…
Не говоря ни слова, они разомкнули объятия, и Кристина вернулась к готовке. Временами ее тревожило то, как мало они разговаривают, но иногда казалось, что это и к лучшему. Эрик долгое время был не в состоянии вести беседы, хотя никогда не признался бы в своей слабости. В результате его ответы на слова Кристины были отрывистыми и резкими… заставляя ее думать, что он, возможно, вообще не хочет, чтобы она была рядом. Их молчание, когда они были вдвоем, казалось лучшим выходом, тем более, что… им было мало, о чем говорить. Жизнь просто тянулась от одного дня к другому.
Кристина продолжала вести всю работу по дому, твердо следуя указания доктора о том, что Эрику нельзя напрягаться. Когда весенние дожди окончились, жизнь стала легче, хотя к концу дня она все равно чувствовала себя больной и измученной. Она с ужасом ждала зимы… сильный холод, оттепель, когда подтаявший снег будет просачиваться сквозь крышу, необходимость заготавливать дрова… Мысли об этом еще усиливали ее стремление вырваться из уединения, переехать в город.
Вероятно, вечером будет более удачное время, чтобы заговорить об этом… когда они будут так уютно лежать в объятиях друг друга. Эрик будет в мирном настроении, а у нее появится возможность тщательно обдумать свои слова. Хотя летние вечера были теплыми, они продолжали согревать друг друга своими объятиями. Часто Кристина спала всю ночь на софе вместо того, чтобы подниматься в спальню. Покой, охватывавший ее оттого, что рядом был другой человек, тем более, ее муж, был ценнее, чем возможность спать на просторной кровати.
Пока Кристина резала овощи, ее мысли свернули от теперешней ситуации к воспоминаниям о прошлом. Она лишь краем глаза заметила, что Эрик вышел в прихожую, но не подумала о том, что он там делает. Погрузившись в мысли, она рассеянно услышала шелест бумаги, затем Эрик быстро втянул в себя воздух, но она не обратила на это внимания. Ее внезапно вырвало из задумчивости ощущение, что он стоит вплотную к ней. Кристина быстро повернулась, ее улыбка угасла, когда она увидела выражение его лица.
- Что… что случилось? – испуганно спросила она, видя ярость в его глазах. – Эрик?
- Почему бы тебе не спросить у виконта, что случилось, Кристина? – ледяным тоном сказал он. – Обо всем остальном ты, кажется, его уже спросила.
Ее карие глаза расширились, она торопливо проверила карман. Не найдя там письма, она поняла, что оно, должно быть, выпало, когда она наклонилась у двери. Ее лицо побледнело, потом вспыхнуло от стыда, она попыталась привести логичное объяснение.
- Эрик, я…
- И как много он сделал для тебя, Кристина? Все это время, да? Значит, это он привозил сюда все?
Она глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и сжала руки, чтобы они не дрожали.
- Нет, не все. И это были его слуги. Но он очень помог мне. Откуда еще я доставала бы лекарство, Эрик? И где брала бы все остальное? Мы ведь живем посреди пустыни!
- А почему ты скрывала это от меня, Кристина? Какую разумную причину ты можешь назвать? А теперь… ты хочешь переехать в город? Ты собиралась туда одна? – С каждой фразой его голос становился громче, резче и злее; Кристина испугалась за его здоровье.
- Эрик… прошу тебя, успокойся. Я… я хотела сказать тебе, но я…
- Но ты – что, Кристина? Ты думала, что парень сможет помочь и в этом? – Теперь он нависал над ней, и хотя его гнев слегка пугал ее, но его участившееся дыхание было страшнее.
- Нет. Просто я не была уверена… как ты отнесешься к этому. Ты был нездоров, и я не хотела… расстраивать тебя. – Она старалась, чтобы голос звучал спокойно и ровно.
Он холодно рассмеялся… почти печально.
- Ах, моя дорогая. Я действительно стал довольно бесполезен, не так ли? Я даже не знаю, что происходит в моем собственном доме. Ты могла бы уехать с этим парнем. Кажется, он теперь здесь всем заправляет.
- Пожалуйста… не говори так. Просто последние месяцы были трудными. Мне была нужна некоторая помощь. Если бы мы переехали ближе к городу… все стало бы значительно легче. – Ну вот. Она сказала то, что должна была. Закусив губу, она медленно подняла глаза на его лицо. Оно было таким усталым, что ее сердце дрогнуло, и вся решимость оставила ее.
- Кристина. – Его голос звучал мягче, он… словно смирился. – Если ты хочешь уехать, поезжай одна. Я не собираюсь становится объектом всеобщего любопытства. Свои последние дни я проведу здесь. Я… протяну самое большее пару месяцев, не так ли?
- Эрик! Прекрати! Ты скоро выздоровеешь! – Она потеряла контроль над собой и смотрела ему в лицо, не желая мириться с холодным равнодушием в его словах. – Забудь о переезде. Просто забудь, что я вообще упоминала об этом. – Эрик взял ее тонкие запястья, в его золотых глазах была усталость.
- Кристина… пора посмотреть в лицо правде. Мои дни сочтены. Мое существование стало бесполезно… это лишь бессмысленное бремя для тебя. Черт возьми, зачем твой приятель – идиот вдруг решил вернуть меня к жизни, когда смерть была бы такой легкой.
Кристина яростно затрясла головой, пытаясь освободиться от крепкой хватки его холодных рук.
- Нет, нет, нет, - только и могла она проговорить сквозь рыдания. – Отпусти меня! И не говори таких вещей! – Эрик выпустил ее, она упала на диван, от усталости и испуга слезы градом катились по ее щекам. Так много месяцев приходилось жить каждой минутой… пытаться выжить… молиться, чтобы, проснувшись утром, увидеть его живым. Она часто боялась, что встанет однажды и найдет его мертвым на софе. И что теперь? Что теперь?
Она закрывала глаза мокрыми от слез руками, потом увидела, что Эрик тяжело садится на диван и закрывает глаза.
- Эрик! – в панике воскликнула она, вскочила и кинулась к буфету за лекарством. Его оставалось немного, но на этот раз должно было хватить. Схватив мокрыми пальцами бутылочку, она повернулась, и в одну короткую секунду та выскользнула у нее из рук. Все, что Кристине оставалось делать, это в ужасе смотреть, как она разлетается вдребезги от удара… как мельчайшие осколки рассыпаются по полу. Прозрачная жидкость разлилась, образуя лужицы и затекая в трещинки пола. Наступило молчание.
Осколок воткнулся ей в ногу, но она была слишком потрясена, чтобы почувствовать это. Она словно враз ослабела и опустилась на колени прямо посреди рассыпанного стекла… пошарила по нему руками, будто пытаясь собрать оставшееся лекарство. На пальцах выступили капельки крови там, где осколки резали бледную кожу… но она оставалась нечувствительной к боли. Она застыла так, не двигаясь с места.
Краем сознания она заметила, что Эрик, собрав силы, поднялся и медленно приподнимает ее с пола… отводит ее прочь от разбитого стекла и подводит к дивану. Она услышала громкие рыдания и поняла, что плачет она сама.
- Мне… так жаль, - пролепетала она, пока Эрик усаживал ее на диван. – О, боже. Мне так жаль.
Он ничего не сказал, только обнял ее и привлек к себе. Глядя на Кристину, рыдавшую, как ребенок, на капли крови на ее пальцах, оставлявшие красные пятна на его белой рубашке, Эрик наконец принял решение. Он выздоровеет и снова станет мужчиной, будь оно все проклято, таким, каким и должен быть. Или умрет быстро и не сражаясь со смертью. Он не будет больше так бессмысленно тратить время… и медленно тянуть Кристину в бездну вместе с собой. Он вызывал лишь презрение и приносил ей бесконечные несчастья.
За несколько месяцев… он либо полностью вернется к жизни… или его уже окончательно упрячут на шесть футов под землю в деревянном ящике.
Это будет путь без возврата… так или иначе. 

*Блин, это расстройство сплошное:cry: Крисю жалко. Что же получается, Эрик получил все, что хотел, женился на любимой женщине, вылез из подвала, заимел свой дом. Ну и где счастье? Фиг вам.
Все, дальше будет краткий пересказ предыдущих трех глав, а то я совсем загрустила.

Отредактировано Lita (2005-08-14 14:03:46)

32

Интересно, как автор выкрутится. Решил выздороветь и быстренько пошел на поправку тут не прокатит...

Нда, надеюсь на пересказ. :) Веселенький. Не, хорошо все-таки, что бедные авторы ни бельмеса по-русски, они б пошли душиться пенджабскими дуами, если б прочитали пересказы и комментарии к своим трагическим твореньям. И им хорошо, и нам не стыдно измываться :) :)

33

главное продолжать свято верить, что авторы по-русски не бельмесят :D

интересную Эрик себе задачку поставил и условия тоже ничего : либо через полгода кросс пробежит, либо мирно помрет...

Голосую за кросс :D

34

Насчет прибылей, по-моему, так говорят, например: прибыли компании составили 50 процентов. Ну, хотите, могу изменить на "доходы".

А еще говорят "... (такие-сякие) фирмы получают сумасшедшие прибыли на рынке (чего-то там)" ИМХО, можно оставить, как есть.
А теперь ботинки:
"Кристина слегка успокоилась, она была рада, что разговор свернул в сторону с нее самой."
От нее самой.
"Внизу лестницы с силой хлопнули дверью, заставив вздрогнуть каменные стены поместья."
Брр, это ж как надо хлопнуть, чтоб весь дом задрожал, а именно такое впечатление и создается :)
"Рауль чуть не подпрыгнул в кресле, гадая, почему слуги не остановят незваного гостя. " Как-то слово "подпрыгнул" смущает. Аристократ как-никак, в собственном доме.
Ччерт, мне уже Рауля жалко ,вот до чего дошла. Бегают с Кристиной , суетятся , жизнедеятельность ПО обеспечивают. Что лучше - удавка на шею или когда на шею садятся? :)
гл. 3.
"Но поблизости находились лишь несколько огородников, трудившихся на солнцепеке, да пара молчаливых охранников." Огородники? Рядом с поместьем 19 века маячат своим неаристократичным видом рядом с охранниками?!
Эхо вспоминает, как на лекциях в институте меланхолично разглядывала пасущихся под окнами коров; охранника, выгоняющего козу из студенческого общежития, но думала ,что такой экстрим только у меня был :) :) :)
"им было мало, о чем говорить" запятая тут лишняя

"они продолжали согревать друг друга своими объятиями"
"Кристина яростно затрясла головой, пытаясь освободиться от крепкой хватки его холодных рук"- так в этой версии у главгероя гипотермии не водится или как?
"и в одну короткую секунду " - несколько коряво, ИМХО.
"Осколок воткнулся ей в ногу" в полете ,что ли ,рикошетом? ИМХО, както славо представляется. А наступить Крися на него точно не могла, т.к. на Западе в доме носят обувь.
"Эрик наконец принял решение. Он выздоровеет и снова станет мужчиной" А до этого симулировал, гад! И как раньше не догадалась , я-то, в детстве без проблем заболевавшая по желанию , в порядке отдыха от школы  :) :) :)
"шесть футов под землю" ох-ох-ох... , я понимаю, что авторы англоязычные считают, что все должны говорить по-английски, что во Франции пользовались футами и т.д., но может это лучше завуалировать в русском переводе , а? Ведь есть же французский эквивалент такого выражения, какой там глубины они на кладбищах копали?

35


Лита, охранника у де Шаньи я бы заменила на стражника или привратника. А то слишком современное слово - секьюрити кокой-то.
А так - очень даже интересно. Болтушка Мег понравилась.
Хотя опять же не понимаю, почему её такой дурой выставляют.

36

Лита, охранника у де Шаньи я бы заменила на стражника или привратника. А то слишком современное слово - секьюрити кокой-то.

Если у дверей стражник, сразу представляется мужик в шлеме и с алебардой, тоже не по эпохе :D ладно, поменяю на сторожей.
Эхо, ты кидаешь уже не тапки, а целые ботинки! Хоть не зимние? :D
Постараюсь почистить текст. Хотя осколок действительно воткнулся именно в ногу, так у автора, и огородники тоже. Это же загородное поместье.
А вот французских мер длины не знаю, эквивалент футу если кто подскажет, то давайте.

Отредактировано Lita (2005-08-14 14:02:19)

37

Глава 1-3, короткая версия.
Благополучно спихнув Кристину счастливому сопернику в лице Призрака, Рауль решил развлечься и пошел на бал. И  даже феи-крестной ему для этого не понадобилось. Вполне хватило родного брата, который в принудительном порядке отправил младшего отпрыска семьи напомнить обществу о своем существовании. А то виконт де Шаньи уже сам стал вроде призрака: все о нем слышали, но никто не помнит, когда его видел. Пришлось идти на бал и танцевать с кучей девиц на выданье, мечтающих примерить титул виконтессы. Девицы были, как одна, любопытные и задавали ненужные вопросы. Возможно, после этого бала Рауль стал лучше понимать Призрака, чуть что, хватающегося за удавку. Тем более что бедный виконт все время вспоминал Кристину. Вообще, ему, можно сказать, повезло. Учитывая, до чего дошел бедняга Эрик после всего-то пары-тройки месяцев общения с ней! Рауль – парень насчет женщин закаленный, он успел и больше выдержать, но кто знает, вдруг и его бы кондрашка хватила. Хотя теперь жить было как-то скучновато. Ни тебе драк на кладбищах, ни беготни по Опере, ни поцелуев в уголках. Посему Рауль загрустил и от кучи потенциальных невест сбежал. Подозрительным образом потянуло его прямо туда, где стоит выпивка. Тревожный, тревожный признак! Начинаем с бокала шампанского на балу, а заканчиваем в кабинете психолога, который заявляет: «Не бойся, парень, НЛП тебе поможет. И попробуй у меня не завязать», а потом подсовывает картинки с черными кляксами. Граф Филипп подумал о том же, поэтому он быстренько перехватил Рауля на пути к вожделенному бокалу. И начал делать внушение на тему «Пора бы уже и жениться». Но Рауль свернул уши трубочками и, вырвавшись из крепких братских объятий, все-таки прорвался к выпивке. Но спокойствие душевное ему не светило. Последнее время достойного потомка графов де Шаньи преследовали навязчивые мысли о паранойе. Ему все время казалось, что за ним следят. Но поскольку Призрак, который мог бы развлекаться таким занятием, давно выбыл из игры, то следовал логичный вывод, что виконта одолела мания преследования. Оперные страсти не прошли даром. Видно, пора уже съездить в Вену навестить дедушку Фрейда. Ох, и порассказал бы он Раулю про подавленную фрустрацию и эдипов комплекс. А то вон уже мужики какие-то из угла беззастенчиво разглядывают. Одно слово – паранойя. И вот тут доблестный потомок  древнего рода проявил некоторую стереотипность мышления: что ж, кроме Призрака за нами и последить некому?! Есть, есть кому! Не скромничайте, месье виконт! 
Тем временем его бывшая невеста разбиралась с семейной жизнью. И тот факт, что она замужем за Призраком Оперы, отнюдь не делал эту самую жизнь захватывающей. Помните, как она перед ТДЖ жаловалась Раулю в часовне? Мол, если он меня поймает, так уже не отпустит, и придется мне исполнять все его извращенные желания, и все прочее в том же духе. Ну, это ты, дорогая, размечталась. Все извращенные удовольствия свелись к походам по магазинам, стирке – уборке и подсовыванию мужу нюхательных солей или что там во флаконе у него было.
Правда, потом она решила немного развеяться и устроила встречу с лучшей подружкой Мег и ее мамой. Мег про Кристинино положение почти ничего не знала, потому что мадам Жири по старой привычке молчала как партизан. Ну и Крис тоже не стала особо распространяться. Да, вышла замуж. Дальнейший диалог «А кто у нас муж?» - «Волшебник» ясности тоже не внес. По поводу мужа Кристина выдала ту же историю, что в свое время Раулю. Типа, познакомилась в Опере с одним парнем, он музыкой занимается. «Помимо всего прочего». Вот эта формулировка неизменно приводит меня в восторг. Уж больно много этого «всего прочего». Эрик же на все руки специалист, и петь, и оперы ставить, и рисовать, и изобретения вроде какие-то есть, и т.д. и т.п. Кот Матроскин прям подземный. Не говоря уже о навыках маскировки, слежки, конспирации, умении гнать дезу и прочих более криминальных способностях. Штирлиц, Шерлок Холмс и профессор Мориарти в одном лице. Но об этом как-то не расскажешь. Не похвастаешься: «А знаешь, Мег, он так здорово умеет удавки делать! И меня обещал научить!» В общем, Мег осталось строить догадки и сказать только, что ей хотелось бы побывать на свадьбе. Тут Кристина поперхнулась чаем, представив себе свадьбу в присутствии Мег, мадам Жири, может, еще Карлотта с Пьянджи заявятся, директора для комплекта, кордебалет (как же, подружки невесты!), потом пресса, а там и полиция… Все напьются, Рауль драться полезет, всех в участок заберут… Есть желающие написать фик «Свадьба Призрака Оперы»;)?
К счастью, Мег быстро переключилась на свои дела, гордо заявив, что у нее тоже есть любовь всей жизни. Тот самый молодой человек, похожий на Батлера по описанию. Судя по имени – англичанин. Мег, Мег, где же патриотизм? Так что про Кристининого мужа благополучно забыли и перешли к разговорам о потенциальном женихе. Месье Норман, подозреваю, еще не в курсе своей дальнейшей судьбы. Но если мадам Жири действительно захочет видеть его своим зятем… вряд ли его спасет даже Ла-Манш. Остаток встречи прошел в теплой обстановке, и напоследок Кристина сказала, что неплохо было бы им с Эриком переехать обратно в Париж. Сколько можно жить, excuse le mot, в зажопинских выселках. Буду искать квартиру. Эрика только осталось уговорить, и вот это проблема. Впрочем, если пустить слезу, то он растает и согласится на все. Незакаленный он насчет женщин человек, я уже говорила.
А тем временем в Париже резко осложнилась криминогенная обстановка. Особенно она осложнилась в одном темном переулке, где никто не ходит. Но один неосторожный товарищ туда все-таки пошел. Звали этого товарища граф Филипп де Шаньи. И его тут же обступили трое ярко выраженных асоциальных элементов. Хриплыми прокуренными голосами они спросили, прижав его к стене:
- Закурить есть?
- Я некурящий, - стоически ответил граф, не желая признаваться, что в кармане пиджака у него заначены две гаванские сигары.
- Ах, ты еще и некурящий, - задумчиво сказал один из преступной троицы и нанес графу малое телесное повреждение рукой в область левого глаза. Граф стукнулся затылком о стену и попытался дать сдачи, но двое других ограничили его возможности к самообороне. В ходе конфликта выяснилось, что просьба закурить была лишь поводом для знакомства. А на самом деле тружеников ножа и кастета интересуют подробности личной жизни виконта Рауля де Шаньи. Доблестный граф подробностями делиться отказался, что повлекло за собой дальнейшее нанесение ему телесных повреждений легкой и средней степени тяжести. В конце концов потерпевшему удалось вырваться и сбежать. Как разумный человек, он не стал обращаться в полицию, а пошел к младшему брату, непутевому и безалаберному, как все младшие братья на свете, и вопросил, какого фига я должен страдать из-за твоих дел. Но Рауль был из той же семьи, поэтому рассказывать ничего тоже не стал. Вот так граф Филипп получил по всем частям тела неизвестно за что. А Рауль задумался, а точно ли у него паранойя, или все-таки кто-то чего-то от него хочет. Быстро парень соображает, не прошло и года.
К тому же на следующее утро к Раулю заявилась таинственная дама, желающая посвятить его в страшную тайну. По маниакальному стремлению постоянно разглаживать малейшие складочки на юбках и поправлять волосы мы точно можем опознать в даме мадам Софи Эме, вдову месье Лорана. А чего ей надо – узнаем позже.
А у Кристины скоро появился повод для слез. К ней пришло новое письмо от Рауля. Переписывались они часто, в основном Крис просила привезти то, это, заказать в аптеке лекарство для любимого, короче, эксплуатировала безответного виконта. А тот делал все, что просили, видимо, из-за врожденного благородства, другой причины найти не могу. Возможно, она обещала расплатиться по осени помидорами и вязаными носками для него и Филиппа. Однако когда Кристина написала ему, что собирается переехать обратно в Париж, и запросила совета, энтузиазм у Рауля поубавился. Видно, близкое соседство беспокойной парочки из больного Призрака и озабоченной делами Кристины действовало на нервы. В общем, Крис получила невнятное письмо с мыслью «делай как хочешь, но лучше сиди, где сидишь» и пошла готовить ужин, соображая, что бы этот ответ значил. В процессе готовки заявился Эрик, почувствовав вкусные запахи из кухни, и нашел письмо от Рауля, которое вывалилось у Крис из кармана фартука. И прочел, что вообще-то нехорошо. И немедленно устроил скандал. Наверно, он обиделся, что письмо адресовано не ему. Может, он тоже втайне ждал весточки от виконта. Призраку тоже хочется письма получать. Была у него склонность к эпистолярному жанру. А то все сам пишешь, пишешь, а тебе никто не отвечает. Короче, вышел бессмысленный скандал со взаимными упреками. «Кто у тебя муж, я или он?!» - «Я тут одна по дому надрываюсь, все хозяйство на мне» – «Ну и ладно, я вообще помру скоро и перестанешь со мной мучиться», и так далее, по накатанной схеме. Кристина начала плакать, Эрик – хвататься за сердце. Соответственно, Кристина побежала за бутылкой… не подумайте плохого, с лекарством, схватила ее мокрыми руками и тут же, конечно, уронила и разбила. Ах, какие мелкие осколки. Лекарства оставалось на донышке, но все равно жалко. Еще и руки стеклом порезала, и даже ногу. После этого Эрик понял, что пора кончать бодягу. То есть хватит болеть, а надо быстро выздоравливать и жить нормальной жизнью. Лекарств же не напасешься. В общем, твердо сказал он себе, обнимая рыдающую Кристину, будем заниматься реабилитацией, зарядка по утрам и все такое. И даже переехать вроде согласился. Некоторые сомневаются, а получится ли у него. Конечно, получится! Все-таки за спиной многолетний опыт жизни в образе ПО. Обещаю, еще появится фраза: «Призрак бесшумно растворился в черных тенях». Хоть и не скоро.
Граждане! Мораль всего этого такова. Если вы получаете письмо, которое вам не положено получать, а тем более читать – уничтожайте его сразу после прочтения! Компрометирующие письма все время теряются и с пугающим постоянством попадаются на глаза кому не надо. Поэтому после прочтения и усвоения изложенных в письме мыслей не колеблясь берите зажигалку, свечу, лучину или спички и сжигайте его, не жалея ни о чем. Так будет лучше. Ведь из таких мелочей потом и возникают «Маскарад», «Отелло» и третья глава «Летней развязки».

Отредактировано Lita (2005-08-14 14:27:54)

38

:) Читать пересказ значительно большее удовольствие чем читать первоисточник .

39

Здорово, прелестно, просто прелестно! *-)

40

*реверанс* благодарю, старалась :D Скоро дальше выложу.

41

Пересказ на порядок читабельнее.

Мне понравилось про историю Кристины, про то, как по всем частям тела отлупили Филиппа.

Лита, про НЛП - камень в мой огород или поклон в мою сторону?

42

Лита, про НЛП - камень в мой огород или поклон в мою сторону?


АГА! Конечно, поклон ;) Надеюсь, простишь мне маленькую поэтическую вольность? И картинки с кляксами? :D

Вообще меня несколько смущает прохладное отношение общественности к оригиналу. По мне, так текст неплох, хотя я, конечно, пристрастна как его переводчик. Ладно, в следующей главе вроде эротические сцены будут. Разумеется, в понимании Эрика, как всегда ;)

43

Вообще меня несколько смущает прохладное отношение общественности к оригиналу.

Да нормальнейшее отношение!

Ну, наивен фанфик чуть, зато милый. И не мыло душисто-разливное какое-то. У автора есть свои интересные находки.

Как ты правильно сказала: не все же по Опере с удавками бегать, похищать, по подземному озеру кататься и купаться в пламени страстей.

Когда-то нужно и за помидорами поухаживать, и обед сварить - любимому ПО.

:heart:

44

Спасибо, Sandrine, ты меня понимаешь! Беготня по Опере с удавками, кстати, впоследствии обещалась. Тем более, что фик еще не дописан до конца. Глав уже 24. &)))  &)))

45

Глава 4.
Ради нее.
Виконт спускался по длинной покрытой ковром лестнице, с любопытством глядя на молодую женщину, сидящую на обитой бархатом софе. Ее присутствие здесь слегка выводило его из равновесия. Она была одета в дорогое, но простое черное платье, на вспыхнувшем лице было тревожное выражение, она взволнованно сжимала руки в перчатках. Молчание было напряженным, виконт вновь заговорил.
- Мадам… Полагаю, мы не виделись с… - он умолк.
- С похорон, - закончила она. – Да. Я в основном улаживала свои дела.
- Да, да. С погребения. Конечно. – Он помолчал, стараясь не выдать охватившего его чувства вины. – Мадам Эме… Я приношу извинения, что не нашел возможности встретиться с вами раньше, но я был очень занят. Надеюсь, у вас все в порядке?
Софи Эме разгладила тяжелую юбку и заговорила, тщательно подбирая слова. Если она не будет осмотрительна, ее речь прозвучит голословным обвинением, а открытое столкновение – последнее, что ей сейчас нужно.
- Со мной все хорошо, но, боюсь, я должна обсудить с вами одно неприятное дело.  – Она поколебалась. – Я хочу узнать больше о событиях, касающихся смерти моего мужа.
Рауль побледнел и опустился на диван напротив нее. Он постарался выглядеть насколько мог спокойным и сдержать дрожь в голосе.
- Боюсь, я почти ничего не знаю об этом. Но… полиция, разумеется, проверила все возможные версии. Дело закрыто.
- Да, - ответила она, не поднимая глаз. – Полиция сочла дело закрытым… но это не значит, что так думают и другие. – Она закусила губу и посмотрела на него. – Месье… вы были последим, кто видел его той ночью. Вы сказали, что попросили его оказать вам услугу. Вы, очевидно, знаете больше, чем говорите.
Он внезапно понял, его голубые глаза раскрылись.
- Вы думаете, я убил его? Не так ли?
- То, что я думаю, не имеет значения, месье. Так считают его друзья и родные.
- А почему, во имя неба, они так считают? – он вскочил и пробежался рукой по своим светлым волосам. – Почему им именно сейчас пришла в головы такая мысль?
Внезапное беспокойство виконта встревожило мадам Эме.
- Ну… сначала, когда Лоран пропал, никто точно не знал, с чем это связано. Он был замешан в таком множестве… компрометирующих предприятий, что любое из них могло послужить причиной. Но потом… были опрошены слуги, открылся ваш спор с Лораном… исчезновение Кристины из нашего дома… и вторжение к ней Лорана той ночью… 
Рауль быстро развернулся и перебил ее.
- Что вы имеете в виду под вторжением Лорана к Кристине? О чем это вы говорите?
Софи удивилась его вопросу.
- Вы, разумеется, знаете, месье, - поерзав от неловкости, произнесла она.
- Очевидно, нет, - отрезал он, потом смягчил тон. – Прошу вас, объясните мне, о чем вы говорили.
Она недоверчиво качнула головой и продолжила:
- Лоран… однажды зашел к ней в спальню довольно поздно вечером. У нас были гости, и он… слишком много выпил. Слуги подоспели вовремя… ничего не случилось… но…
- Что! Я ничего не знал об этом! Ради всего святого, есть ли что-нибудь, чего этот человек не успел натворить? – Рауль осекся, вспомнив, что находится в обществе его вдовы. – Простите, мадам Эме. Но… я не имел понятия… о чем-то подобном.
Они с минуту сидели в молчании, погрузившись каждый в свои мысли. Недоверчивость Софи сменилась полным замешательством. Наконец она снова заговорила.
- Если вы действительно не знали… тогда у вас не было веского мотива для убийства. Но месье… куда вы послали Лорана той ночью? Даже если вы не имеете отношения к его смерти, вы должны что-то знать.
Рауль смотрел в пол.
- Теперь все кончено. Это уже не имеет значения.
- Если вы не расскажете, что произошло, то вам по-прежнему будет грозить опасность. Они… его родственники уверены, что вы каким-то образом имеете отношение к его смерти. Прошу вас, месье. Я не хочу, чтобы вы пострадали из-за Лорана, особенно, если вы невиновны. Скажите мне хоть что-нибудь. – Ее зеленые глаза смотрели умоляюще, но виконт не поднимал взгляда.
- Нет, мадам. Я ничего не знаю о той ночи. Не спрашивайте меня больше. 
- Ваша жизнь в опасности, а вы… - ее голос прервался, взгляд упал на письмо на столике. – Это… это имеет отношение к Кристине, не так ли? – внезапно поняла она. – Ее странное похищение из нашего дома… и как раз перед тем, как исчезнуть, Лоран говорил одному из слуг, что она разорвала помолвку с вами. Значит, это связано с ней.
- Нет! – сказал виконт резче, чем следовало. – Это не имеет никакого отношения к ней. – Он вздохнул и быстро сменил тему. – Я поставлю усиленную охрану вокруг поместья. Если понадобится… я уеду из страны.
Но она видела растерянность в его глазах и теперь понимала ее причину. Виконт, очевидно, защищал кого-то, и Софи знала, что не получит у него интересующих ее сведений.
- Месье… на вашем месте я бы уехала очень быстро. Но я больше не побеспокою вас. – Разочарованная, Софи медленно встала и, подобрав юбку, пошла к двери. Дойдя до порога, она услышала, что Рауль окликает ее, и обернулась. Его лицо было очень расстроенным.
- Мадам Эме. Софи, - тихо сказал он. – Не вмешивайте в это дело Кристину. Не говорите никому… о ней. Прошу вас. Я был единственным, кто виделся с Лораном.
Она посмотрела на него почти печально.
- Месье… я не хочу, чтобы вы расстались с жизнью во имя Лорана. Он не заслуживает этого. Уезжайте из города быстрее… или перестаньте защищать того, кого защищаете. – Рауль смотрел, как она поворачивается и выходит, а потом без сил повалился в кресло.
Боже мой, что же теперь делать? Идти в полицию? Нанять охрану? Он не мог просто покинуть город, в опасности могла оказаться его семья. Его мысли свернули в сторону, он задумался, почему эта женщина, вдова Лорана, вообще пришла. Действительно ли Софи думала о его безопасности, или у ее визита были и другие причины? Его голова болела от тревоги и вопросов без ответа, он не мог решить, с чего начать действовать.
Он едва заметил слугу, пришедшего после полудня забрать письмо со стола, чтобы отвезти на почту. Погруженный в мысли, Рауль лишь коротко кивнул в ответ на вопрос, готово ли оно к отправке.
Уже вечерело, он успел выпить два бокала красного вина, когда понял, что произошло, и осознание этого заставило его похолодеть. Софи увидела имя и адрес Кристины, написанные на конверте…

*П.п. А Рауль опять бухает…*

Всю вторую половину дня Кристина слышала только тихий скрип пера по бумаге, доносящийся из-за закрытой двери комнаты нижнего этажа. Она радовалась, что Эрик чувствует себя настолько хорошо, чтобы чем-то заняться. С другой стороны, ей хотелось побыть в его обществе, несмотря на отнимавшие все время домашние дела. Кристина морщилась, опуская руки в многочисленных порезах в теплую воду, чтобы помыть посуду. На пальцах оставались маленькие царапины от осколков стекла, кожу жгло словно огнем. Хотя ей и Эрику удалось вынуть все осколки.
Закончив мыть посуду после обеда, она прилегла на софу, радуясь, что дела временно закончены. Положив голову на подушку и закрыв глаза, она задремала, отдавшись беспорядочному потоку мыслей, незаметно перешедшему в сон. Она видела морской берег, где прошло ее детство, синие волны, с мягким шорохом накатывающиеся на песок. Перед ней промелькнуло лицо отца и растворилось в сонном тумане. В ее мозгу перемешивались эпизоды спектаклей в Опере… разноцветный вихрь костюмов и декораций. Потом… в ушах зазвучал неземной голос… мелодичный и волнующий голос, доносившийся из-за стен ее гримерной.
- Ангел… - тихо пробормотала она.
- Кристина? – послышался ответ.
Она очнулась от полудремы и встретилась с вопрошающим взглядом золотых глаз Эрика.
- О… я, кажется, задремала, - смутившись, сказала она, делая движение встать. Но он ласково заставил ее лечь обратно и сел рядом. Кристина придвинулась ближе к нему и с немного отстраненным интересом смотрела, как он берет обе ее руки в свои. Медленно он повернул ее руки ладонями вверх и провел пальцем по загрубевшей коже.
Ее запястья и пальцы были все в порезах и ссадинах от стекла, с мозолями и следами ожогов. На внутренней стороне были темные пятна, которые невозможно было вывести, как старательно ни отмывай. Это больше не были нежные руки юной беззаботной девчонки. Эти руки принадлежали человеку, проводившему за тяжелой работой долгие часы.

*П.п. «В полном разгаре страда деревенская…» и так далее. Правильно, правильно господин Некрасов написал. Все, как в жизни.*   

- Они выглядят ужасно, да? – с неловкой улыбкой сказала Кристина, переплетая свои пальцы с его, чтобы отвлечь Эрика от разглядывания ее рук. Он отвел назад с ее лица пышные локоны и нежно поцеловал ее шею; по телу Кристины пробежал трепет.
- Хватит, - прошептал он ей на ухо и поцеловал ее волосы.
- Что? – переспросила Кристина, с тревогой поворачиваясь к нему.
- Хватит всего этого. Ты больше не будешь целый день надрываться по дому… и ездить черт знает куда за продуктами… и пользоваться благотворительностью старых друзей. Мы переезжаем в город.

*П.п. Прям как депутат перед выборами, все обещает, обещает…*

Она попыталась умерить восторг и вспыхнувшую надежду.
- Ты уверен, Эрик? Если ты не хочешь, то я…
Он решительно прервал ее.
- Я уверен. Такая жизнь не для тебя.
Кристину затопило блаженное чувство облегчения, с души словно свалился тяжелый камень. Она крепко обняла мужа, расцеловала открытую сторону его лица и уткнулась головой в его плечо.
- Это будет чудесно, Эрик! Мы сможем покупать продукты и лекарство, сколько нужно! Обещаю, никто не узнает, кто мы и не обратит внимания на нас. Все станет настолько проще! – Ее карие глаза излучали свет, какого Эрик не видел уже давно, и ему казалось, что он становится сильнее.
- У тебя есть предположения насчет того, как нам обзавестись жильем?
Кристина приподняла голову и посмотрела на него, закусив губу.
- Наверно… мне понадобится чья-то помощь. Мадам Жири, может быть, знает нужные места, или… - она отвела глаза и засомневалась, продолжать ли дальше.
- Виконт, - ничего не выражающим голосом закончил Эрик.
Кристина кивнула и заглянула ему в глаза, надеясь, что не увидит в них гнева… или, что еще хуже, боли.
- Но, когда мы переедем в город, нам больше не надо будет полагаться ни в чем на Рауля. Его помощь нужна была мне только здесь
Он ничего не ответил на это и отвернулся, но Кристина решила, что не позволит разговору закончиться на такой болезненной ноте. Таких мучительных минут было достаточно за последние месяцы. Она прижалась к Эрику и нежно поцеловала его прямо в губы, обхватив за плечи в поисках опоры. Слегка удивившись вначале, Эрик немедленно вернул поцелуй, теснее прижимая к себе Кристину и проводя руками по ее шелковистым локонам.

*П.п. Не спрашивайте, как он одновременно прижимал ее и проводил по волосам. Никак, еще пара рук образовалась.*

В этом поцелуе были отчаяние и безнадежность… словно, как бы страстно ни сливались их губы, этого никогда не будет достаточно, чтобы утишить боль и заглушить желание. Эрик оторвался от ее губ и поцеловал ее подбородок, спустился губами по нежной шее. Кристина притянула его голову ближе, запустив пальцы в его темные волосы. Она лежала на софе, Эрик медленно целовал ее горло, и Кристина предоставила ему решать, когда стоит остановиться. Когда он мимолетно посмотрел на нее, она взглянула в ответ со спокойным ожиданием, без слов давая понять, что примет любое продолжение его действий. Она не просила снять маску. Сейчас… она придавала ему сил.
Подняв голову, он снова поцеловал ее в губы, уже гораздо смелее. Его руки осторожно поглаживали ее талию, пока он целовал ее… по телу Кристины пробегал огонь. Наконец Эрик с глубоким вздохом прервал поцелуй и выпрямился… он не смотрел на Кристину, боясь увидеть разочарование в ее глазах.
Хотя Эрик прерывисто дышал и казался чуть уставшим, он не выглядел полностью опустошенным, и это дало Кристине новую надежду на его скорое выздоровление. Усевшись рядом, она прислонилась к нему, чувствуя умиротворение впервые за долгое время.
Ей до конца не было ясно, что заставило его переменить решение насчет переезда… возможно, он подумал, что это будет в его собственных интересах. Что ж, вдали от этого ужасающего уединения у них обоих появится надежда на дальнейшую жизнь.
Как бы то ни было, она не собиралась расспрашивать его сегодня вечером. Ей хотелось лишь тихо лежать рядом с ним в сгущающихся сумерках… ее губы еще помнили его прикосновение.

Отредактировано Lita (2005-08-15 21:22:34)

46

Глава 5.
Затишье перед бурей.
Входя в свой дом, мрачный и неприветливый, Софи Эме старалась смотреть прямо перед собой, ее шаги гулко отдавались от гладкого, выложенного мрамором пола. Когда она вошла, ей навстречу дохнуло холодным воздухом, чуть приподняв подол черной юбки и заставив Софи поежиться. Не удостоив и взглядом трех молодых мужчин, нетерпеливо ожидавших ее, чтобы поговорить, она сняла шелковые перчатки и положила их на столик около дивана. За ее спиной послышался раздраженный вздох, громкое звяканье бокала о кедровый стол. Глубоко вдохнув, она развернулась и в упор посмотрела на них… неприятно удивившись тому, что Эдмон Эме уже стоит в трех шагах от нее.
При взгляде на Эдмона можно было сказать, что вы смотрите на более взрослую копию Лорана. Его внешность была их тех, какие обычно называют привлекательными, он мог похвастаться ореховыми глазами и пышными каштановыми волосами, обрамлявшими чисто выбритое лицо и доходившими до подбородка. Помимо внешности, Эдмон также разделял пристрастие Лорана к женщинам и выпивке; но ему не хватало спокойствия, какое всегда выказывал его брат в трудных ситуациях. В эту минуту Эдмон был явно выведен из равновесия и готов к любым необдуманным действиям для достижения своих целей.
- Ну, мадам, - начал он, расхаживая назад и вперед по ковру с ледяным выражением в глазах, - вы смогли добиться откровенности от нашего старого друга? Он, конечно же, не мог устоять против вашего божественного очарования.
Софи сжала зубы и постаралась подавить возмущение, тщательно подбирая слова. Она быстро взглянула на среднего брата, Шонса Эме, который все еще сидел на месте. Он мягко кивнул ей, чтобы она говорила, в его карих глазах была заинтересованность. Наконец она сказала:
- Виконт… ничего не знает о Лоране. Он не знал и половины о том, что происходило. Не думаю, что нам стоит тратить на него время.
Эдмон нахмурился и прекратил ходить.
- Он ничего не знает? Ну, это же смешно. Абсолютно все улики указывают на него. Вы уверены, что ничего не скрываете от нас, мадам?
Софи уставилась прямо на него, стараясь не выдать гнева.
- Зачем мне скрывать что-то от вас? Я просто не хочу видеть, как вы убьете невинного человека. Виконт ничего не знает о смерти Лорана. Он… теряется в догадках, как и все мы. – Она продолжала смотреть ему в глаза, надеясь, что он заметит фальши в ее словах. Но Эдмон был уже разъярен и не прислушивался к разумным доводам.
Он презрительно усмехнулся.
- Мой брат, ваш муж, почти точно мертв! И, насколько я знаю, виной тому виконт! И пока я не получу доказательств обратного, я буду считать так. В ваших интересах, мадам, быть полностью честной со мной.

*П.п. Каких это тебе доказательств, может, письменное признание Призрака Оперы с подписью? Типа, такого-то числа застукал жертву в своем озере и т.п. Красными чернилами.*

- Эдмон! – наконец вмешался Шонс, вставая с места. – Оставь ее в покое. Раз Рауль ничего ей не сказал, что же делать. – Софи послала ему благодарный взгляд.
Эдмон лишь посмотрел на младшего брата.
- Отлично. Я ухожу. Но я докопаюсь до правды. И тогда буду действовать! – Он быстро вышел, и третий мужчина, его близкий друг, молча вышел вслед за ним. Выйдя, они сердито заговорили… потом за ними хлопнула дверь, так сильно, что на полках закачались хрустальные безделушки.
Шонс ухмыльнулся им вслед, испытывая нескрываемое удовольствие от растерянности брата. Он налил себе бренди и уселся в кресло, положив ноги на подставку.
- Меня забавляет этот идиот. Он считает, я участвую в этом, чтобы отомстить за смерть Лорана, - весело усмехнувшись, сказал он. – Черт возьми! Не будь мы с Лораном одной крови, я убил бы его сам. – Шонс отхлебнул бренди и повернулся к Софи. Она сидела на бархатном диване, рассматривая свои руки в ожидании второго допроса. – А теперь… Софи, дорогая, мы можем поговорить о делах. Что на самом деле сказал виконт?
Софи вздохнула и поежилась, мысленно перестраиваясь под новую лживую игру. Но это было необходимо перенести. Лоран оставил ей несколько тысяч франков долга, и она отчаянно нуждалась в деньгах. К тому же… Шонс заверил, что никто не серьезно пострадает, и пока держал свое слово.
- Он… я действительно не думаю, что это Рауль убил Лорана. У него нет причин, и он… кажется, он говорит правду. – Она поколебалась. – Но он может что-то знать.
- Что именно? Давайте, Софи. Говорите!
- Ну… той ночью он поручил Лорану какое-то подозрительное дело. А накануне вечером… в больнице, его бросила невеста. Я думаю, дело может быть связано с этой женщиной. Ее имя Кристина Дайе, но… полагаю, сейчас она замужем и носит другую фамилию.
Шонс задумался над услышанным, проведя рукой по своим светлым волосам.
- Что заставляет вас так думать, мадам? Это выглядит слегка натянутым. Я не собираюсь бросаться в погоню за тенью.
- Все события, происшедшие за несколько недель, что прошли после возвращения Лорана… они были связаны с ней. А в одну из ночей, когда Кристина была у нас, в доме появился мужчина и… так или иначе, он увез ее. Если верить Лорану, она пошла с ним добровольно. Рауль был в ярости.
- Подождите. Мужчина? Что за мужчина?
Она сделала паузу.
- Я не знаю. Мой муж отозвался о нем как о « дьяволе в маске». Он оставил Лорану синяки вокруг всей шеи. И потом… виконт очень разволновался, когда я упомянула имя Кристины.
Шонс помолчал.
- Что ж… Мне лучше спросить обо всем виконта самому. Возможно… если я объясню ему, что хочу лишь узнать, где тело Лорана, он пойдет на уступки. Черт! Может быть, придется даже предложить ему некую компенсацию.
- А как с Эдмоном? – осторожно спросила Софи, припомнив дикую ненависть в его глазах.
- Зачем ему вообще что-то говорить? Теперь он убежден, что виноват виконт. Как вы собираетесь переубедить его? Эдмон сам добывал информацию. Я ничего ему не говорил. Этот ублюдок помешан на мести. Тем не менее, ему сила может быть полезна, если придется припугнуть де Шаньи. Но сомневаюсь, чтобы он сам рискнул пойти на убийство. Идиот не понимает и половины того, что делает в перерывах между попойками. Его несложно уговорить, и… - он пристально посмотрел ей в глаза, - всем нам лучше держать рот закрытым.
Ей оставалось только кивнуть.

Рауль пристально разглядывал из окна приземистого мужчину, неторопливо шедшего по вымощенной дорожке к поместью, с первого взгляда узнав, кто этот гость. Он быстро посмотрел вокруг, чтобы убедиться, что Шонс Эме пришел один… он был готов защищаться. При входе месье Эме немедленно окружили несколько охранников, не давая ему пройти дальше. Наконец вошел слуга и доложил виконту:
- Месье Шонс Эме говорит, что хочет нанести вам визит, месье. Он один и без оружия. Впустить его?
Рауль задумался. Возможно, стоит попытаться обсудить все это дело. Шонс с самого детства всегда был спокойным и разумным. Пока Эдмон, а позже Лоран устраивали разные проделки, он предпочитал проводить время с книгой. Братья часто дразнили его за любовь к тишине и одиночеству, он вырос не очень общительным и, став взрослым, избегал волочиться за женщинами. Да, Шонс не производил впечатления опасного человека.
- Пригласите его войти, - велел Рауль.
Шонс с независимым видом одернул пиджак и прошествовал внутрь. Рауль сразу встретил его и сделал знак одному из охранников оставаться поблизости.
- Шонс, - немного устало поприветствовал он. – Чем могу помочь?
Мужчина протянул руку, и виконт пожал ее.
- Рауль, - начал он доброжелательным тоном, - приятно видеть вас снова. Я пришел как друг, проведать и поговорить о некоторых делах.
- Мадам Эме уже была здесь, - ровным голосом ответил виконт. – Я сказал ей, что ничего не знаю, и вам скажу то же.
- Ну, ну, Рауль, - ухмыльнулся Шонс. – Вы ведь даже не знаете, по какому поводу я пришел.
- По поводу Лорана, я полагаю.
- Ну… и да, и нет. Вот послушайте, месье. Той ночью, когда Лоран погиб, он имел при себе пять тысяч франков, которые был мне должен уже давно, после одного предприятия. Не буду утомлять вас деталями. После завершения вашего дела, в чем бы оно, черт побери, ни состояло, он должен был встретиться со мной. Что ж, Лоран исчез, а я не получил своих денег. Мне нужно узнать, где тело. Вот и все.
- Я не знаю, где оно, - твердо сказал Рауль. – Очень жаль, но я ничем не могу вам помочь.
Шонс придвинулся к нему, на его лице промелькнула тень гнева.
- Я думаю, вы что-то знаете. Куда вы послали его той ночью? – Он замолк, потом смягчил тон. – Эдмон верит, что вы в ответе за его смерть. Вы могли быть уже мертвы, если бы я не удерживал его. Откровенно говоря, меня мало волнует, вы убили Лорана или нет. Мне лишь нужны мои деньги.
- А Софи? – спросил Рауль, забыв про намерение побыстрее закончить разговор. – Что нужно ей?
Шонс чуть усмехнулся, радуясь, что удалось прервать поток отрицаний со стороны виконта.
- Софи заинтересована в получении сведений. Лоран оставил ее в ужасном финансовом положении, я собирался немного помочь ей с деньгами. Теперь… если вы согласны сотрудничать, я мог бы выплатить вам некоторую сумму. Как вам это? Просто скажите мне, где находится это проклятое тело!
- Я не могу, - все больше нервничая, сказал Рауль. – Я действительно не знаю, где оно.
Шонс раздраженно вздохнул и сжал кулаки.
- Но что-то вы, конечно, знаете? – Помолчав, он пустил в ход последнее оружие. – Кстати… как поживает очаровательная Кристина?
Рауль побледнел, его глаза расширились. Неужели Софи что-то рассказала? Дала ли она ему адрес? Что ему известно? Господи боже! С этим надо быстрее заканчивать, пока он не выдал какие-нибудь опасные сведения. Вздохнув, он решил временно пойти на уступки.
- Возможно, месье, я могу предоставить вам некую информацию, - проговорил он сквозь зубы. – Но мне требуется время. А вы, уж прошу вас, держитесь подальше от Кристины. Она не имеет к этому отношения.
- Прекрасно! – воскликнул Шонс с понимающей улыбкой, опять протягивая руку в знак заключения сделки. Рауль неохотно пожал ее. – Просто скажите мне то, что я хочу узнать, и все будет в порядке.
- Никто не пострадает? – осведомился Рауль, с отчетливой угрозой делая шаг вперед.
- Ни одного человека.

Кристина смотрела на пустую кожаную сумку на кровати, планируя, какие вещи  ей нужно взять с собой. После нескольких секунд раздумья она вынула несколько платьев из шкафа, удобных для долгой ходьбы по улицам в поисках квартиры. Ее сердце трепетало от нетерпеливого ожидания, а мысли то и дело уносились к их совместному с мужем будущему. Конечно, их новая жизнь в городе будет гораздо легче. У них появится шанс выжить.
Последние несколько ночей Кристина все время думала, как она будет искать в Париже дом или хорошую обставленную квартиру. Конечно, не будет времени читать объявления в газетах, но она сможет найти несколько подходящих мест для жилья, а Эрик потом сможет выбрать. Мадам Жири обещала сопровождать ее по знакомым ей районам и на это время предложила Кристине пожить у нее. Но мадам Жири знала немногие места в городе, и Кристина также планировала на несколько часов встретиться с Раулем. У него много знакомых в городе, и его помощь будет неоценима.
Яркие лучи летнего солнца проникали через запыленное окно и падали на кровать. Кристина давно не чувствовала себя такой счастливой. Даже здоровье Эрика с того вечера, как он согласился на переезд, пошло на поправку. Он мог ходить все дольше, не чувствуя перебоев в сердце, его дыхание было ровным, он все чаще сочинял что-то, сидя в гостиной. Новая бутылочка с лекарством прибыла за пару дней до этого и была почти нетронута.
Собрав туалетные принадлежности и белье, Кристина закрыла сумку. Возможно, она взяла слишком много вещей, но ей хотелось сделать пребывание в городе как можно более приятным. Подойдя к столику, он еще раз проглядела два лежавших на нем письма. Одно было от мадам Жири, уточнявшей детали приезда Кристины. Вложив его в конверт, Кристина убрала его в карман сумки, на тот случай, если ей понадобится содержащаяся в нем информация. Другим была короткая записка от Рауля, соглашавшегося встретиться с ней. Судя по тексту, он был чем-то встревожен, но у него, разумеется, хватает и своих дел. Она была рада, что ей скоро не придется полностью зависеть от него. Это все-таки было довольно неловко.
- Я надеюсь, твоя поездка не затянется, - послышался невозмутимый голос сзади. Кристина подпрыгнула и развернулась. За ее спиной стоял Эрик, в его глазах сверкали еле заметные искорки.
- О… она будет короткой… я… - Она внезапно замолчала, ее лицо осветилось неподдельным восторгом. – Эрик! Ты дошел сюда! – Она крепко обняла его за шею и отметила, что выглядит он совсем неплохо. Торопливо поцеловав его, она приложила руку к его сердцу. – Ты… хорошо себя чувствуешь? – спросила она, заглядывая ему в глаза.
- Достаточно хорошо, - отозвался он, привлекая Кристину ближе. Хотя он и не хотел признавать этого, его тревожила мысль, что через несколько минут ее здесь не будет. Они будут разлучены на долгие дни, и он беспокоился за ее безопасность в огромном городе.
- Ммм, - вздохнула она, прислоняясь к его груди, - все будет прекрасно. Как хорошо будет снова иметь вокруг все необходимое.
- И люди, - суховато заметил Эрик. – Вокруг опять будут люди.

*П.п. Да, вокруг Эрика всегда было столько людей! Просто куда деваться от толпы!*

- Им не будет дела до нас, Эрик, - убедительно сказала она. – Никто из людей не обращает внимания на других, и мы будем предоставлены сами себе.
- Люди любопытны, Кристина. И ты… была любопытна. Таково свойство человеческой натуры. Просто… не забывай об этом.
- Я не забуду. Но все будет хорошо. – Она ласково сняла с него маску и поцеловала его правую щеку. Эрик закрыл глаза при ее прикосновении, чувствуя, как его охватывает волнение, которого он не испытывал уже давно. Они оба одновременно посмотрели на аккуратно заправленную постель, залитую солнечным светом.   
Но лицо Эрика все равно уже было усталым… а Кристине пора было уезжать, если она хотела добраться в город к закату.
- Увидимся, когда ты вернешься, - прошептал Эрик, последний раз целуя ее шею.
- Я не задержусь надолго, - мягко ответила Кристина, по ее щеке скатилась слезинка. – С тобой… все будет хорошо… пока меня нет?
- Если ты хочешь, - заверил Эрик, в последний раз смотря ей в лицо.   
Кристина взяла сумку и вышла из комнаты, дошла до коляски. Эрик наблюдал за ней через окно. Солнце бросало отблеск на ее каштановые локоны, пока Кристина садилась в коляску. Она взглянула на дом… ее вдруг охватило мрачное предчувствие. Но она быстро отогнала его прочь и поехала вперед, навстречу полуденному солнцу.

47

Я перевожу, стараюсь, а все молчат, хоть бы чего сказали... :(  :( Неприветливые вы :cry:

Отредактировано Lita (2005-08-17 13:09:06)

48

Ммм.. а мы ждем краткий пересказ, чтобы составить полную картину. :) :)
Злодеи ополчившиеся на Рауля чуть скучноватые. Кристина с Эриком милые, хотя возникает подозрение, что он придуривался, а теперь вот принял командирское решение выздоравливать и сразу начал. Читается хорошо, хотя не сказать что так цепляет, что просто ах! и до следующей главы грызть ногти в нетерпении... ;)
Пересказ лучше ;)

49

Я перевожу, стараюсь, а все молчат, хоть бы чего сказали... :(  :( Неприветливые вы :cry:

Да нет же!

Я же говорю - нравится. Как-то по-дестки мило... страсти чуток поднадоели, а тут им альтернатива!

Что могу сказать по 4-й главе? (5-ю пойду читать только сейчас - у меня полтора дня канал был перекрыт, на фор не зайти).

Эрик... ну не гад? Простите за выражение. Кристина себе пальцы изрезала (из-за его истерик, by the way), а он раз-другой и посуду за нее не может, видите ли вымыть! Уж решил выздоравливать -пожалуйте, господин Призрак, начать с мытья посуды. Оздоравливает - во как!  :dudu:

А то он ее еще с незажившими порезами заставит полы мыть и грядки вскапывать (ну те, что с помидорами), а сам будет лежать и отчаянно страдать, какой он нехороший (как в том Ералаше: "жалко женщин", читает Некрасова, а сам - на кушетке, а одноклассница со шваброй пол драит).  :cry:

Нет, доля женская... хоть за Призрака Оперы замуж выходи, резальт - тот же, что и везде.

Рауль какой-то скучно-унылый. Похоже, эта парочка "Кристина энд Призрак" его достали окончательно: и так их провизией обеспечивал, а теперь еще отдуваться за "подвиги" Эрика.  8(

Мадам Софи зато... к нему неравнодушна. И непрочь утешить, кажется. В хорошем смысле - не подумайте чего!  /baby/

Насчет "четырехрукого Эрика": а может, он одной рукой ее обнимал, а другой по волосам гладил?

50

Ммм.. а мы ждем краткий пересказ, чтобы составить полную картину.


Хмм... ну вот...

Итак, к виконту забежала в гости мадам Эме. Его такой визит малость напряг, и не без причины. После обмена любезностями Рауль попробовал допытаться, а зачем вы, мадам, ко мне пришли, но та принялась усиленно мяться и напускать туман. Наконец заявила, что хочет узнать, как погиб любимый супруг. Мне, говорит, все равно, кто убийца, но вот поймут ли это родственники безвременно усопшего? Помните, виконт, двух его веселых братцев? Так они свято уверены, что это вы – мерзкий негодяй, кровопийца и преступник. Хотя по мне, так вы, виконт, просто душка… Рауль ушел в глухую несознанку, ничего не знаю, не было меня там, давайте лучше поговорим о погоде. Тут мадам пустила в ход тяжелую артиллерию и намекнула, что расскажет оставшимся пока в живых членам славного семейства Эме о Кристине. Рауль сразу занервничал, стал просить сохранить все в тайне… К тому же выяснилось, что он и не знал, что месье Лоран пытался к его невесте на кривой козе подъехать, из-за чего в частности она тогда и свалила к Эрику в подвал. Хотя, пообщайся она с Лораном подольше, наверняка и его довела бы до некондиционного состояния, а так все на бедного Эрика свалилось. Короче, разговор вышел бестолковый и стороны остались при своих. Точнее, каждый узнал то, чего ему не следовало знать, но пользы это не принесло.
А коварная мадам Эмме, вернувшись к себе, застала сладкую парочку веселых братцев – Эдмона и Шонса. По поводу Шонса – не знаю, почему автор так над ним извратился и окрестил таким сомнительным именем. Утверждает, что это старинное французское имя. Этак мог бы и Агафоном назвать. Очень мило – Эдмон, Лоран и Агафон. Старшенький – Эдмон – был настроен решительно, хотя несколько односторонне. Только и думал поймать Рауля и отомстить. Хотя особой любви к Лорану не испытывал. Наверно, из принципа, обидно ему за семью было. Но мадам Софи ему ничего интересного не рассказала, хотя ее и посылали за информацией. Виконт, говорит, невиновен, он сам мне сказал, что не убивал, а больше ничего не знает. Прямо скажем, очень важные показания. Ну и ладно, обиделся Эдмон, я сам все узнаю и тогда всем покажу! Париж еще узнает д’Артаньяна! В смысле, Эдмона Эме. После его ухода младший братишка, то есть вышеупомянутый Шонс – тот еще проныра – тоже взялся вытягивать из мадам информацию. Он-то Лорана не сильно любил, но у того были при себе какие-то деньги, которые тот должен был отдать, а теперь тела нет, денег тоже, и это расстраивает. Целая семья финансовых махинаторов, вот они, гены. И мадам раскололась. И выложила, что в деле замешана некая девица по имени Кристина Дайе. А ведь Рауль так трогательно просил ее хранить тайну. Хотя она ему ничем не обязана и в общем-то тайны его хранить не должна. И месье Шонс, конечно же, тут же пошел к Раулю и, упирая на детскую дружбу и совместную игру в песочнице, принялся клянчить тело. Но что мог сказать ему Рауль? Иди поищи в озере под Оперой, если тебя туда пустят? Значит, опять пришлось отнекиваться, что ничего не знает. Шонс обиделся и припугнул его, что позовет Кристину. Рауль испугался и согласился сотрудничать. Уж не знаю, что он собрался ему рассказать, когда и правда ничего не знает. Не иначе, выдумает чего-нибудь. 

А чем в это время занимались Эрик с Кристиной, я расскажу чуть позже. 

51

А тем временем у Кристины в семействе временно воцарился мир и покой. Хотя все хозяйство по-прежнему было на ней. Вот, значит, помыла она посуду и легла полежать. И стали ей сниться разные интересные сны про детство и отрочество. Вот видно побережье, где она ребенком по песочку бегала… или там камни были, и бедное дитя шлепало по камням, как Горлум? Вон Рауль по морю плывет, шарфик улетевший догоняет… а вон и акула вокруг него круги нарезает… ой, нет, не водятся в Бретани акулы. Разве что треска с селедкой. Представили картину «Заплыв Рауля среди селедок»? Так, а это что? О, это уже Опера. Балерины водят хороводы, Буке вон с бутылкой мимо прошел… ой, а кто это со мной разговаривает? И откуда? Елки-палки, узнаю! Узнаю брата Колю! Это же мой Ангел Музыки прорезался!
Тут и впрямь Ангел Музыки, то есть лично Эрик появился, уселся рядом и взялся не давать любимой жене поспать после трудового дня. То ли совесть его заела, то ли что еще, а только он объявил, что на все согласный, давай в Париж обратно переезжать. Ура, ура, пошли поцелуи с объятиями, Эрик за столько-то месяцев все-таки руку в этом деле набил (то есть наверно не руку…). Подозреваю, он и сам по Опере своей соскучился и хотел поглядеть, как там без него дела идут.
И вот Кристина через пару дней собралась ехать искать квартиру. Даже не знаю, и как решилась Эрика одного оставить, мало ли что случиться может. Но и делать было нечего. Так что Кристина, получив от мужа кучу наставлений не переходить улицу перед проезжающим экипажем, не разговаривать с незнакомыми и не ходить по улице в темноте, проигнорировала попытки затянуть прощание и быстренько выпорхнула навстречу парижским радостям жизни. Надеюсь, денег у нее с собой было не очень много. А то потом пойдет: ой, какая миленькая шляпка, ах, у меня тушь закончилась, а потом придется Эрику питаться одними пельменями и кильками в томате «Могила комсомольцев».   

52

:D  :D  appl  appl  appl

53

Глава 6.
Прогулка сквозь огонь.
Он сидел, окруженный неподвижным безмолвием вечера, уставясь невидящим взглядом в серую каменную стену дома. Кристина отсутствовала уже две ночи, и каждая секунда без нее казалась минутой… а минуты растягивались в часы. Он десятки лет приучал себя к одиночеству. Оно было союзником среди бесконечной враждебности, с какой мир относился к нему. Очевидно, по вечерам он терял присутствие духа оттого, что был не один…
Смерть. Она таилась в каждой тени каждого угла… ожидая момента, чтобы протянуть свою ледяную костлявую руку и схватить то, что так долго ускользало. Все эти долгие месяцы она была третьим обитателем маленького дома, изводя их обоих своим незримым, но ощутимым присутствием. Иногда казалось, что она играет с ними. Эрик мог чувствовать себя лучше, сильнее, быть полным надежды на жизнь сегодня, а завтра едва мог подняться с постели. Часто, в те дни, когда Кристина уезжала за покупками или ее просто не было видно, Эрик чувствовал себя почти прекрасно… снова молодым, по правде сказать. Как только она возвращалась, его охватывала боль, и Кристина усаживалась рядом, вне себя от тревоги.
Было время, когда он приветствовал бы смерть с радостью. То время, когда ему незачем было жить, и ад казался ничуть не хуже, чем жизнь на земле. Но как только он нашел смысл оставаться в живых, смерть наконец пришла за ним. Теперь он едва жив… хотя и остается тяжким бременем для единственного человека, который когда-либо любил его несмотря ни на что. Ирония была в том, что именно отсутствие Кристины облегчало его состояние, делая почти здоровым. Она была как сладкий, прекрасный яд, отравлявший ему кровь.

*Кто там высказывался насчет Кристины – потомка Дракулы? Че-то подозрительно это, уж не кусает ли она его по ночам?*

Он часто замечал беспомощное отчаяние в ее карих глазах и боялся, что она заболеет сама. Неужели смерти нужны две души после того, как одну вырвали у нее из рук? Он не мог допустить этого.
Поэтому он решил, что полностью восстановит здоровье или покинет этот проклятый мир. Поэтому отпустил Кристину искать квартиру в городе. Если он внезапно умрет, она не останется одна и без помощи. Ей не придется думать, как поступить с телом.
Наконец, поэтому он хранил полную бутылку лекарства, заботливо припрятанную от глаз Кристины. Если смерть будет продолжать преследовать его, а присутствие Кристины – по-прежнему заставлять его чувствовать свою слабость, он охотно поможет смерти получит то, что она хочет.

*П.п. Лекарство – это, видимо, настойка наперстянки. Средство сильное, но в ма-аленькой дозе. Соответственно, передозировка быстро отправит в лучший мир.*

Прикрыв глаза и чуть запрокинув голову, Кристина вдохнула вечернего парижского воздуха. Она вдыхала запахи разнообразной еды, готовящейся в ресторанах и кафе, аромат свежеспиленного дерева от многочисленных построек, возвышавшихся тут и там. По улицам сновали люди, мужчины возвращались домой с работы, женщины с детьми гуляли и делали покупки. Солнце начало клониться к закату, тени от домов удлинились, Кристину охватило радостное возбуждение. Сейчас она как никогда была уверена, что они с Эриком смогут вернуться к цивилизации.
Это был ее второй вечер после прибытия в Париж. Прошлым вечером она приехала домой к мадам Жири и большую часть времени провела, болтая за обедом с друзьями. Они обсуждали новости Оперы и смеялись, как в старые времена, старательно обходя щекотливые темы. Кристина могла сказать, что Мег беспокоится из-за того, что ей рассказывают не все. Хотя не всплывало никаких упоминаний о муже Кристины и ее новой жизни, Мег смотрела с любопытством и некоторым разочарованием. Но Кристина непоколебимо хранила молчание. Только когда Мег отправилась спать, она заговорила с мадам Жири о своих делах. Она была рада, что может сказать, что состояние Эрика улучшается.
Все утро и весь день следующего дня Кристина и мадам Жири провели в блужданиях по району с целью отыскать комфортабельное и безопасное жилище. Теперь же Кристина была полностью вымотана и пересмотрела такое количество маленьких домов и квартир, что хватило бы до конца жизни. Более привлекательные из них оказывались слишком стары или находились в чересчур населенном месте. Более уединенные были хуже обставлены. Лишь одна квартира показалась ей вполне подходящей, она была обставлена почти полностью и с хорошим вкусом. Хотя вокруг было немного больше людей, чем ей бы хотелось, дом был спрятан в глубине аллей и оставался незамеченным. Он был невелик, но зато отвечал ее требованиям. Завтра она встретится с Раулем и им, может быть, удастся найти что-нибудь большего размера.
- Я так благодарна за вашу помощь, мадам, - возвращаясь домой, сказала Кристина бывшей наставнице. – Эти месяцы были такими трудными, а ваша доброта просто бесценна.
Мадам Жири улыбнулась.
- Была счастлива помочь и очень рада, что ты возвращаешься. Мне будет проще помогать тебе, если ты будешь рядом.
Выйдя из экипажа, они немного прошлись по вечерней улице.
- О! – вдруг сказала мадам Жири. – Я забыла предупредить тебя. Новый кавалер Мег придет поужинать с нами. Надеюсь, ты не слишком устала, чтобы побыть в обществе?
- О, это прекрасно. Буду рада встретиться с ним.
Прошлой ночью Мег без остановки говорила о нем, и Кристине было любопытно взглянуть на того, кто покорил сердце подруги. Она смутно припомнила, каково это, быть влюбленной впервые… или, по крайней мере, воображать, что влюблена. Возможно, это то романтическое невинное чувство, что испытывали они с Раулем тогда на крыше. Но ей пришлось испытать и что-то более глубокое, сильное… то, от чего нельзя отмахнуться и повернуть назад. Иногда она думала, что многие люди, включая и Мег, не смогут даже понять этого.
Двое женщин вошли в квартиру и принялись с помощью Мег готовить еду, чистить овощи и разделывать цыпленка. Когда все было наполовину готово, раздался негромкий стук  дверь, и Мег побежала открывать. Мадам Жири понимающе улыбнулась, давая дочери время поболтать с гостем наедине. Через минуту она вернулась, и Кристина увидела входящего в кухню молодого человека лет двадцати пяти. Короткие темные волосы падали на глаза, которые были зеленого цвета. Оглядев его высокую ладную фигуру, Кристина пришла к выводу, что нет ничего удивительного в том, что Мег увлеклась им. К тому же он был одет в дорогой сшитый на заказ костюм и выглядел состоятельным.
- Кристина! – с многозначительной улыбкой воскликнула Мег. – Позволь представить тебе Нормана Соммера. Норман, это Кристина Дайе… нет, я имела в виду, Кристина… - она осеклась, озадаченно поняв, что не знает даже новой фамилии подруги.
Тем не менее, он улыбнулся и вежливо кивнул. На его лице появилось выражение, свидетельствующее о подавленном удивлении или просто от природы открытом характере.
- Приятно познакомиться… мадам, - произнес он, кинув взгляд на обручальное кольцо на ее пальце.
- Мне тоже приятно, месье. – Вытирая руки о посудное полотенце, она улыбнулась и заметила, что он внимательно смотрит на нее. Мег взяла его под руку, лицо ее по-прежнему сияло. Вскоре Норман заговорил.
- Вы были… певицей в Опере, мадам?
- Весьма недолго, - ответила она, опустив глаза.
- Да, Кристина оставила нас, чтобы выйти замуж почти сразу после того, как начала петь, - жизнерадостно подхватила Мег. – И мне до сих пор не удалось повидать ее мужа.
Кристина неуверенно улыбнулась.
- Когда-нибудь, возможно, Мег. Он… любит уединение. – ей очень хотелось прекратить этот разговор, а Норман продолжал странно смотреть на нее. К ее облегчению Мег заговорила о балетных репетициях, и Кристина отправилась помочь мадам Жири с готовкой. Вечер прошел гладко, она была счастлива, что беседа не затрагивает ее дел. Норман по большей части молчал, предоставляя Мег право вести разговор. Они выглядели довольно занимательной парой.
- Значит, ты уедешь из города послезавтра? – спросила Кристину мадам Жири в конце ужина.
Кристина вздохнула и проглотила последний кусочек яблочного пирога.

*П.п. Нет, не подумайте, мадам вовсе не намекает, мол, хватит уже у нас есть на халяву.*

- Да. Я хотела уехать завтра, но сомневаюсь, что успею после визита к Раулю. Так что скорее всего я уеду на следующий день утром.
Мег вздохнула.
- Кажется, что ты только что приехала.
- Я знаю, Мег. Но очень скоро я буду жить совсем близко от вас.
- Простите, мадам, - сказал Норман, откладывая салфетку, - кого, вы сказали, вы собираетесь навестить завтра?
Она удивленно посмотрела на него.
- О… просто старого друга.
- А. Понятно. – Он секунду смотрел на нее. – Что ж, рад был познакомиться с вами, мадам. Благодарю за чудесное угощение. – Он аккуратно вытер рот и встал, собираясь уходить.
Мег была озадачена таким скорым уходом.
- Вы уйдете прямо сейчас? Я провожу вас до двери. – Он кивнул, и они вместе покинули кухню, Мег продолжала что-то говорить. Кристина начала собирать тарелки.
- Он… кажется приятным, - сказала она мадам Жири, скосив глаза, чтобы видеть выражение ее лица.
- Он определенно благородный человек, - согласилась та. И, помолчав, добавила: - Хотя… временами я задаюсь вопросом, что привлекло его в моей дочери. 

54

Хм. У Эрика аллергия на Кристину выходит? ;)

55

Когда Кристина подалась в город, Эрик впал в депрессняк. И это вместо того, чтобы радоваться свободе! Мол, жена уехала, можно расслабиться, где там у меня самогонка? Так нет же, Эрик наоборот, загрустил, решил, что его все бросили, в голову поползли всякие нехорошие мысли. Типа, все равно я скоро помру, и вообще, глобальное потепление, озоновые дыры кругом, экология ни к черту, да и на Солнце нестабильная геомагнитная обстановка. И даже о бутылке заначенной вспомнил, правда, не с водярой, а с дорогущим сердечным лекарством, которое он не внутрь потреблял, а копил для непонятных целей. Оказывается – на всякий случай, если жить совсем надоест, то можно выпить, и того… дуба дать и коньки отбросить. Как это он ухитрился его скопить, вот чего Кристина удивлялась, что он долго не выздоравливает. На ее бы месте, этой бутылкой, да по башке Эрику стукнуть, для просветления. А лекарства в следующий раз только в клизме давать.
Но Кристина ничего такого не знала, а спокойно гуляла себе по Парижу с мадам Жири. И не просто так гуляла, а с пользой, присмотрела пару, нет, не платьев и не шляпок, а квартир, где бы можно тихо поселиться с Призраком Оперы, не вызывая лишних вопросов. А что это за веревки с петельками у вас на балконе висят? В принципе, можно было бы выдать Эрика за итальянского мафиози, люди к таким вещам относятся с пониманием, еще и от полиции помогали бы укрываться. А то Эрик же личность приметная, ему волю дай, повесит на себя табличку «Я Красная Смерть» и будет потом удивляться, чего это люди к нему лезут потрогать. А мафиози – занятие серьезное, все уважают.
В общем, к вечеру дамы притомились и пошли домой, а на завтра Кристина запланировала визит к любимому другу детства Раулю. Эрик про это, видимо, был не в курсе, а то вообще бы впал в меланхолию. Не знаю, как Кристина собиралась с виконтом искать жилье, если он безвылазно сидел в своем поместье. Может, надеялась, что он их  пожить пригласит. Во всяком случае, она уже предвкушала совместные воспоминания о лягушках – шоколадках и прятках на чердаке, пока папаша Дайе со скрипкой стоял на стреме. Не хуже мадам Жири. Он-то был не против, чтобы единственная дочка с виконтом дружила. О, кстати, а по своим ли чердакам они лазили? Мне уже криминальные картины представляются, ограбления ювелирных лавок и все такое. А папа разными мелодиями на скрипке подавал сигнал к отходу. На какие-то же деньги склеп построили размером если с пирамиду, то со сфинкса точно.
Ну вот, вернулись дамы домой, и тут мадам Жири вспомнила, что позвала в гости кавалера Мег, того самого, похожего на Батлера. А кормить его было еще нечем, только готовить начали, а он уже заявился. Голодный, видать, был. Ему повезло, кормить его стали не лягушками, а борщом и биточками по-селянски. Ужин прошел культурно, если не считать Мег, которая изображала архетипичную блондинку и трепала нервы Кристине бесконечными намеками на ее мужа. Кавалер – по имени Норман – все намеки слушал очень внимательно и на Кристину смотрел странно. В общем, то, что он или шпион, или переодетый сыщик, или криминальный элемент, совершенно ясно. И непонятно, почему мадам Жири поощряет общение дочери с таким типом. То, помнится, все Кристину толкала к подозрительному Призраку – ну скажите, разве это хорошая партия для приличной девушки?! Живет непонятно где, занимается черт знает чем, деньги добывает неизвестно откуда. Ужасно. А теперь вот и дочь родную туда же. Ну хоть бы этот Норман петь умел или там музыку писать, а то ведь говорит «недвижимостью торгую». Слава богу хоть хватило совести не назваться коммивояжером, так же каждый преступник представляется! Не-ет, хорошо это не кончится.   



Глава 7.
Эскорт.
Кристина хотела покинуть Париж на следующий день после возвращения из поместья Рауля, желательно, насколько возможно рано. Хотя вначале город показался ей благословенным местом возрождения надежды, теперь он выглядел темным и мрачным, а лица прохожих были отстраненны и холодны.
По возвращении домой она немедленно рассказала мадам Жири обо всем, что произошло. Балетная наставница была единственной, кроме Эрика и Рауля, кто знал невероятные подробности ее жизни. Хотя мадам Жири и не могла дать совета, ее объятия уже дарили успокоение.
- Я просто не знаю, что предпринять, - призналась Кристина, разглядывая цветочный узор на скатерти. – Что бы  ни делала… ничего хорошего из этого не выходит. Иногда мне кажется, что я проклята.
- О, Кристина, - с печальной улыбкой ответила та. – Не говори таких вещей, глупое дитя. Жизнь сложна… и не только для тебя. Все, что мы можем, - это делать выбор и надеяться, что он верен. Со временем все наладится, вот увидишь.
- Я так устала, мадам. Иногда мне хочется просто проспать много дней, пока дела не пойдут лучше.
Стук открывшейся двери прервал их беседу, оглянувшись, Кристина увидела входящих в комнату Мег и Нормана, их пальцы были крепко переплетены.
- Здравствуй, Кристина, - с улыбкой сказала Мег. – Рауль помог тебе найти жилье? И, надеюсь, неподалеку от нас?
Кристина вздохнула.
- Нет. Встреча с ним прошла не так удачно. Но, во всяком случае, я уеду завтра и, возможно, вернусь позднее.
- О, - разочарованно сказала Мег. – Я надеялась, что ты скоро окажешься рядом с нами. Мне действительно хотелось бы встретиться с Эриком.
Кристина напряглась, уже начиная спрашивать себя, не лучше ли рассказать Мег всю историю. Без сомнения, ее подруга будет шокирована, но, может быть, станет более осторожной.
- Как-нибудь в другой раз, Мег.
Норман внезапно шагнул вперед от двери.
- Мадам… Мег сказала мне, что вы живете довольно далеко от Парижа. Это слишком долгое путешествие, чтобы молодая женщина совершала его в одиночку. Поскольку я завтра еду в том же направлении  навестить родных, я намеревался предложить проводить вас до дома.
- О, да, Кристина, - прощебетала Мег. – Так будет гораздо безопаснее.
Кристину пронзило странное предчувствие, она пристально вгляделась в молодого человека. Его лицо хранило простодушное выражение, он спокойно ожидал ее ответа.
- Не думаю, что это необходимо. Я… вполне справлюсь сама.
Мадам Жири не вмешивалась, хотя ощущала замешательство Кристины.
- Вы уверены, мадам? Я поеду по этой дороге завтра утром. Возможно, я все равно буду некоторое время ехать позади вас. – Она сошла с ума, или в его мягком голосе и впрямь слышится нескрываемая настойчивость? 
Она минуту размышляла. Хотя она не собиралась подпускать постороннего близко к себе, сопровождение могло оказаться полезным, учитывая суматоху вокруг Рауля. И… если Норман все равно увидит, в каком направлении она поедет… что ж… будем надеяться, он последует за ней весь путь до дома.
- Очень хорошо, - ответила она. – Но только до тех пор, пока наш дороги не разойдутся. Прошу, не затрудняйтесь необходимостью охранять меня.
Он кивнул.
- Это доставит мне удовольствие.
На следующее утро, уложив в коляску свой тяжелый багаж, Кристина обняла своих друзей, несколько слезинок скатились по ее щекам. Попрощавшись, она двинулась в путь по булыжным мостовым, в последний раз глядя на здания, освещенные лучами утреннего солнца. Город выглядел менее неприветливым, чем вчера вечером, и она гадала, смогут ли они с Эриком хоть когда-нибудь перебраться сюда. Завернув за угол, она увидела позади себя Нормана в небольшом экипаже, запряженном двумя каурыми лошадями. Он был одет с безупречным вкусом, в дорогом пиджаке.
- Доброе утро! – с приветливым кивком окликнул он.
- Доброе утро, месье, - мягко сказала она со слабой улыбкой.
-Не обращайте на меня внимания, мадам. Я просто некоторое время буду ехать за вами.
Она кивнула и поехала вперед, выезжая из бурлящей жизнью середины Парижа к более тихим и просторным окраинам с частными домами и выкрашенными в белое заборами. Скоро она отдалась приятным мечтам и позабыла горести, равномерный цокот лошадиных копыт успокаивал ее. Утреннее солнце стало жечь сзади ее шею, лоб покрывался испариной. Вытащив из кармана платья голубой шарф, Кристина повязала его на голову, чтобы закрыться от палящих лучей.
Примерно через час дорога стала более неровной, Кристина посмотрела по сторонам и поняла, что находится на дальней окраине города. Ее спина болела от тряски, она понадеялась, что ехать по этой дороге придется еще недолго. Внезапно она услышала стук копыт другой лошади и оглянулась назад… вспомнив про своего попутчика. Норман продолжал ехать следом на некотором расстоянии и улыбнулся ей, когда она обернулась.
- Как далеко вам еще до поворота? – окликнула его Кристина, удивляясь, что он все еще здесь.
- Скоро! – отозвался он.
Ее сердце тревожно забилось, когда она поняла, что они все дальше отъезжают от обжитых мест. Действительно ли его родственники живут так далеко? Она не знала никого поблизости от своего дома. Наконец она съехала на дорогу под деревьями, от пробивавшихся сквозь листву солнечных лучей на землю ложились причудливые тени. Это был более короткий путь к дому, который она обнаружила недавно, хотя и более ухабистый.
- Я сворачиваю здесь, месье, - крикнула она слегка дрожащим голосом. – Спасибо, что так долго сопровождали меня! – Она боялась, что он свернет следом, но он продолжил ехать прямо.
- Я было не трудно, мадам. Надеюсь увидеться с вами снова. – Он улыбнулся и поехал дальше. Кристина издала вздох облегчения и поехала своей дорогой, радуясь легким порывам летнего ветерка и птичьему пению. Локоны, выбившиеся из прически, легко касались ее лица.
Выехав из-под деревьев, она вдруг снова услышала словно цокот копыт позади. Развернувшись, она никого не увидела и покачала головой, подумав, что это, должно быть, какое-то другое животное.

*П.п. Ага, ездовая корова. Или коза с золотыми копытцами.*

Подстегнув лошадей, она выехала на открытое место. Отсюда уже были видны каменные стены ее дома.
Подъезжая к дому, она снова услышала звук на расстоянии… эхо от топота копыт по земле… потом громыхание колес экипажа. Она обернулась опять… и заметила в отдалении тень, свернувшую в сторону. Она медленно исчезла из виду на горизонте, оставив за собой облачко пыли. Сердце Кристины колотилось, пока она въезжала во двор и выпрыгивала из коляски, не тратя время, чтобы вынуть вещи.
Она торопливо подлетела к двери и открыла ее, с громким стуком захлопнув за собой. Услышав шум, из дальней комнаты появился Эрик и с удивлением посмотрел на Кристину. Она мгновение смотрела на него, потом с облегченным вздохом  кинулась ему в объятия. Дыхание ее было частым, на лбу блестели капельки пота.
- Что случилось, Кристина? – осведомился ее муж, неторопливо обнимая ее за талию. – Ты дрожишь.
- Нет… ничего, - пробормотала она. – Я… все хорошо. Мне… просто нужно сесть. – Она не хотела, чтобы он беспокоился из-за чего-то. Не сейчас, когда ему становится лучше. И, возможно, всему виной лишь ее воображение… только нервы, разыгравшиеся после вчерашнего.
Эрик подвел ее к софе и сел рядом. Кристина смотрела в пол, потом поглядела в золотистые глаза мужа и погладила его не закрытую маской щеку.
- Эрик… пожалуйста… не оставляй меня никогда. Ты обещаешь? – Он замер на мгновение, удивляясь странному отчаянию в ее голосе, потом отвел взгляд. – Эрик?
- Тебе надо отдохнуть, Кристина. – Он нежно поцеловал ее розовые губы, и она устало закрыла глаза… потом положила голову ему на плечо.

Софи лежала на бархатном диване, глаза ее были закрыты, на лбу было влажное полотенце; она услышала, как хлопнула дверь. От шума ее мигрень усилилась, она страдальчески вздохнула. Она приподнялась и посмотрела назад, думая, что это один из слуг. 
- Я же сказала, что хочу тишины! – раздраженно сказала она. – Перестаньте хлопать… - она осеклась, когда в гостиную вошел Эдмон Эме. – Что вы здесь делаете? – спросила она, даже не стараясь скрыть недовольство. – Вы же знаете, это мой дом.
- Нет, мадам. Этот дом принадлежал моему отцу и покойному брату. Думаю, они были бы счастливы видеть меня здесь. – Он вперился взглядом в нее, уселся на кушетку и в ожидании чего-то скрестил руки на груди.
- Прекрасно, - проворчала она, вставая и идя в другую комнату. Ему безразлично все, что она скажет, что ж, лучше будет игнорировать его. Она гадала, зачем он явился сегодня, и надеялась, что лишь с намерением наведаться в винный погреб покойного брата. Тут послышался громкий стук в дверь поместья. Софи и слуга одновременно сделали движение открыть, но Эдмон жестом остановил их.
- Это ко мне. А теперь прошу всех выйти отсюда.
- Что происходит, Эдмон? – осведомилась Софи,  сузив глаза при виде шарахнувшихся врассыпную слуг. – Вы пригласили своих друзей ко мне в дом?
- Идите в постель, Софи. Это не ваше дело.
- Это мой дом, и я не… - он с угрозой сделал шаг в ее сторону. Она отступила. – Хорошо. По крайней мере, не сломайте чего-нибудь. 
Она стала медленно подниматься по лестнице, искоса поглядывая, что происходит внизу. Когда она видела, кто вошел, то застыла на месте. Это были не те приятели, с которыми ей случалось видеть Эдмона раньше. Это были люди, которых она видела в те дни, когда он допрашивал ее о смерти Лорана. И это были те люди, к чьим услугам прибегал Лоран, когда ему требовалось улаживать разные дела неприятного свойства. Комок подступил к ее горлу, она прислонилась к перилам и прислушалась.
- Значит, мы договорились, да? Кем мы должны заняться?
- У меня есть все необходимые доказательства, и я устал играть в эти проклятые игры с Шонсом… да и с Софи тоже. Стефан и Пьер – вы двое начнете. Постарайтесь отвлечь его внимание. Последнее время виконт ходит без охраны. Это должно быть просто. – Мужчины заговорили между собой, тщательно обсуждая детали, а Эдмон налил себе выпить. Софии не могла больше оставаться в стороне, быстро оказавшись внизу лестницы.
Эдмон осклабился. Зная, что она слышала весь разговор.
- Софи. Не смогли найти спальню? – мужчины засмеялись, и она почувствовала себя неуверенно. Никого из слуг не было видно.
- Вы… - заговорила она дрожащим голосом. – Вы не можете сделать это сегодня ночью. Рауль ничего не сделал. Шонс должен был сказать вам, что виконт невиновен. Не делайте этого!
- Ах, да. У вас с Шонсом свой маленький план. Вы не хотите поделиться им со мной, Софи? У нас есть… да, несколько часов до начала. Я весь внимание.
- Эдмон! Рауль… он невиновен. Это… вся история связана с его невестой. Но это не важно, она теперь уже уехала. Спросите у Шонса!
- А почему вы так озабочены здоровьем виконта? Вы так привязаны к нему! – Мужчины опять рассмеялись. Она вспыхнула.
- Потому что он невиновен! – Эдмон сделал паузу и стукнул по столу.
- Тогда вы должны знать, кто это сделал, Софи. Вы явно что-то знаете.
Она собралась отвечать, но ее прервал слуга, вошедший в комнату с белым конвертом в руке.
- Письмо для Шонса Эме, - объявил он, протягивая руку. Софии бросилась схватить его, но Эдмон успел раньше. Он отослал слугу и повернулся, держа конверт в руке.
- От месье Нормана Соммера, - прочел он, прежде чем развернуть письмо.
- Что? – закричала Софи, осознав серьезность ситуации. Никто не мог знать, что Эдмон появится здесь сегодня. Шонс отправлял всю корреспонденцию из ее поместья, думая, что его брат уехал на неделю. – Это не ваше. Это для Шонса. Отдайте.
Эдмон раскрыл глаза и хихикнул.
- Кто-нибудь, придержите ее.
Она почувствовала, как чья-то рука грубо схватила ее плечо и была вынуждена молча стоять, пока ее шурин просматривал письмо.
Он перечитал снова, по губам скользнула странная улыбка.
- Так, - проговорил он, убирая листок в конверт. – Кто бы знал, что у Шонса такие связи? Может случиться так, что виконт все-таки переживет сегодняшний день.

56

Лита - пересказ -  :D  :D  :D  :D Я просто лежу - особенно про бутылку, накопление лекартсва и клизму...

Типично медицинский юмор - но каааак представишь...

57

Ой, чуть не пропустила пересказ этой главы, как это я право. :) Здорово! И про мафиози, и про заначенную бутылочку :) Признаться, сам фик я стала только просматривать, пересказ намнооого лучше :)

58

Я уже успела забыть, что там и пересказ был :) Умоляю потерпеть еще пару глав, обещаю, скоро сюжет закрутится, пойдут разборки в духе финала "Демонов".
Мартиан, ЭТО еще не типично медицинский юмор, тот на-амного.. кхе... Пассаж про клизму - всего-навсего невинные шуточки.  :D

59

А если подпустить немного... типичного...

Комменты в духе Спасателей?

60

Кхм, Спасателей я не читала. Ну, чуть-чуть. И вообще, комменты все равно получатся в моем собственном стиле.
Типичный мед. юмор вставлять не решаюсь, не всем смешно, многих шокирует.  :rolleyes:


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Летняя развязка