Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » Masque: Choices (Black Despair©)


Masque: Choices (Black Despair©)

Сообщений 1 страница 30 из 133

1

Несмотря на то, что перевод "Писем к Эрику" ещё не закончен, я всё же решила перевести, как и обещала, изданный роман Black Despair©.
Если вдруг кто-то не в курсе, поясню: жил себе не тужил макси-фик под названием Black Despair©, я его переводила вот тут, но потом автор фик бросила и не стала заканчивать. Несколько лет он грустно лежал мёртвой тушкой, а потом вдруг выяснилось, что за эти годы автор фик полностью переписала (увеличив объём текста раза в три) и решила издать многотомником.
И вот перед вами первый том. Он содержит главы 1-17 из сетевого фика. Но очень сильно изменённые и расширенные, так что перевод приходится делать с нуля.

Masque: Choices
(A Gaston Leroux Phantom of the Opera series)
Book One

«Маска: Выбор»
(Серия «Призрак Оперы» Гастона Леру)
Том первый

Автор: Caridad Martin

Год издания: 2015

Обложка:
http://2.bp.blogspot.com/-nn38gMJ5HFk/VbJWAZb6UwI/AAAAAAAAG8A/hl5BHb4HSBU/s320/Choices_Cover.jpg

Примечание: перевод отрывка из данной книги выполнен исключительно с целью ознакомления с иностранной литературой и изучения иностранного языка. Никакой материальной выгоды переводчик не извлекает.

2

Пролог
Парижская опера, ложа № 5, 1878 год

Голоса снизу доносились с запозданием, сливаясь в неясный гул к тому моменту, как достигали его ложи. Он чувствовал, как его разум обволакивает скука, каждую мышцу в теле охватила вялость. Он помассировал шею, выпрямился и слегка наклонился вперёд, к сцене, оставаясь при этом вне поля зрения, за бортиком ложи. Он слегка поковырял красные пятна под ногтями. Курительная трубка и любимая табачная смесь лежали в кармане пальто. Ему хотелось раскурить трубку прямо сейчас, но поднимающийся дым выдаст его.

Хористки были привлекательными, но недисциплинированными, мужчины – бестолковыми и задиристыми. Посредственные певцы, все семьдесят восемь человек. Он обмяк в кресле, закинул в рот ещё один леденец и медленно пригубил шампанское. Затем вытянул вперёд свои длинные ноги, сбросил туфли и с удобством водрузил ноги на стоящий перед ним маленький стульчик. После чего аккуратно развязал маску, закрывающую лицо, и положил её на соседнее кресло. Почувствовав прикосновение свежего воздуха к своему лицу, он глубоко вдохнул. Всё в этой ложе было так, как он любил. Надо будет, как всегда, оставить чаевые для мадам Жири, даже можно немного добавить – на пару новых пуантов для юной дочери его консьержки. Громкий стук вновь привлёк его внимание к сцене.

– Нет, нет нет, – взвизгнул месье Легафе, дирижёр, и постучал палочкой по пюпитру. – Вы не смотрите на меня! С самого начала, дамы, господа. Маэстро, будьте добры.

Пианист коротко моргнул и снова начал играть.

Месье Легафе одной рукой пригладил усы, другой поднял палочку, дал сигнал – и какофония голосов заполнила оперный театр.

«Директора снова проигнорировали мои замечания касательно отсутствия талантов в хоре, и результат, как обычно, катастрофический. Они тратят свои деньги и моё время и раздражают мой слух!»

Слева показалась маленькая фигурка, и голоса затихли. Все головы повернулись к молодой девушке у входа.

«Ах, отвлекающий фактор. На вид лет восемнадцать. В целом довольно миленькая: плоская девичья грудь, пшеничные волосы, невысокая, а её платье выглядит потрёпанным даже отсюда, сверху. Из какого гнезда они вытащили эту маленькую певчую птичку?»

– Вы непростительно опоздали, мадемуазель. Очаровательно, если вас задержал великосветский бал, но причина, очевидно, в другом!

Щеки опоздавшей ярко вспыхнули, в то время как сама она с трудом втиснулась между двумя девушками. Прочистив горло, она тихим голоском произнесла:

– Прошу прощения, маэстро. Меня только что направили к вам. Я была в кабинете господ Дебьенна и Полиньи.

«Как обычно. Каждая девушка, которую они нанимают для хора, обладает одинаково невыразительной приятной внешностью... и у этой будет такой же невыразительный голос. Надо будет послать небольшую записку директорам, выражая моё разочарование их новым выбором».

– Ясно, – месье Легафе скривился и посмотрел на неё, как на заплесневелый кусок хлеба. – Значит, это вина наших дорогих директоров Дебьенна и Полиньи в том, что вы опоздали. Мы можем продолжать? Ваша болтливость отнимает наше драгоценное время.

– Мне показалось, я должна извиниться, – пролепетала девушка, её щеки снова порозовели от смущения.

– Ну ладно, как вас зовут, мадемуазель?

– Кр... Кристина, сударь.

– А фамилии у вас, случайно, не имеется? – Он прочистил горло и театрально вздохнул.

Она медленно подняла голову и посмотрела дирижёру прямо в глаза.

– Дааэ, сударь.

Наверху, в ложе, мужчина резко выпрямился в кресле, спустив ноги на пол. «Дааэ! Она сказала Дааэ? Может ли её отцом быть Альфонс Дааэ?»

Этого скрипача он слышал много лет назад, когда на некоторое время прервал свою работу во Дворце Гарнье. Тогда рядом с Дааэ стоял крошечный ангел и пел под аккомпанемент его скрипки. Их музыка была похожа на музыку Небес. «Эта девушка, должно быть, и есть то дитя с короткими золотистыми волосами, которое очаровало всю ярмарку своим пением». Тогда он стоял так далеко в толпе, что даже не понял, девочка это была или мальчик. Альфонс Дааэ поразил его в тот день тем, что отказался принимать деньги, предложенные публикой, как если бы он играл для одного лишь Господа.

– Что ж, мадемуазель Дааэ, поскольку вам нравится находиться в центре внимания... – Легафе оглянулся на хор для подтверждения своих слов, но в ответ увидел лишь скучающие, раздражённые лица. – Давайте послушаем, как поёте вы сами.

– О нет, сударь, я не могу, – запротестовала Кристина. Она сцепила руки перед собой, нервно потирая ладони одна о другую.

– Можете и будете, мадемуазель. Маэстро, из начала... А, вот... «Аве Марию». Если вы вообще певица, то уж это вы должны знать! – Он снова пригладил усы.

– Да, я действи...

– Шаг вперёд и пойте! – гаркнул он.

Девушка с трудом сглотнула и вышла из группы. Вцепившись в ткань по бокам юбки, она открыла рот и запела.

Как только первый звук слетел с её губ и донёсся до его ложи, он сразу понял, что её голос ставил весьма посредственный учитель – некомпетентный бездарь, который даже не понял, с чем имеет дело. По этой же причине и месье Легафе не распознал её талант. С того дня на ярмарке он не слышал более чистого звука. Его глаза едва не закрылись от удовольствия, однако прелестный овал её лица был таким чудесным обрамлением для этого голоса, что было бы глупо упустить возможность насладиться двойным восторгом.

– Вижу, нам придётся много заниматься, мадемуазель Дааэ. Всё довольно запущенно, но есть...

«Заткнись и дай ей допеть, идиот!» – грозным эхом прокатилось по всей сцене.

Хор дружно ахнул.

– Что за... – месье Легафе огляделся вокруг, но никого не увидел. Все места в зале были пусты. Он посмотрел вверх: на стропилах находился только Буке, рабочий сцены, с ухмылкой разглядывающий новую девушку, и этот голос, разумеется, принадлежал не ему.

– Это призрак, сударь, – худенькая темноволосая девушка в белой пачке выглянула из-за боковой кулисы.

– Что? Глупости, – ответил дирижёр.

– Но это он, – упорствовала балерина.

«Пусть девушка поёт!» – голос снова прозвучал сразу со всех сторон.

– Пожалуйста, сударь, пусть новенькая закончит песню, иначе... будет беда, –  настаивала балерина.

– Это всё вздор! Чушь! – месье Легафе помешкал, но всё-таки махнул Кристине. – Ох, ладно, заканчивай.

Он сглотнул и подал знак пианисту, однако побледневший музыкант его не заметил – прищурившись, он смотрел на ложи. Кристина не стала ждать, пока вступит музыка, и продолжила петь «Аве Марию» а-капелла.

Сидящий в пятой ложе откинул голову на спинку кресла. Глаза его сами собой закрылись, из-под зажмуренных век покатились слёзы.

«Это голос, который я ждал столько лет. Я даже представить себе не мог – ребёнок Дааэ! Плохо только, что это девочка. Но я всё равно разовью её голос так, как следует, я сделаю из неё диву, лучшую оперную певицу из всех, кого знал этот мир. Мой, только мой прекрасный ангел, которого я буду учить и чей талант буду совершенствовать».

3

Глава 1
Парижская опера, подвалы, 1880 год. Выбирай!

– Тик-так, тик-так, стрелки бегут по циферблату. Какая из стрелок гонится за другой? Тик-так, тик-так, время делать выбор, – нараспев протянул Эрик. После чего постучал по зажатым в руке часам и произнёс мелодичным голосом: – Ну, моя дорогая, кого вы выбираете – скорпиона или кузнечика?

Кристина вытерла руки о смятую юбку своего платья и краем глаза глянула на дверь камеры пыток. Она открыла было рот, чтобы заговорить, но вместо этого закусила нижнюю губу.

– Стрелки не остановятся. Пора делать выбор.

– Вы хотите, чтобы я выбирала между жизнью и смертью?

– Я знаю, глядя на меня, трудно в это поверить, но я вовсе не люблю смерть и всё, что с ней связано. Мне нравятся окружать себя живыми вещами. Я хочу живую жену, а не... впрочем, не важно. – Он был одет во всё черное, лицо было скрыто чёрной полумаской, из-под которой виднелись тонкие губы и костлявый подбородок.

– Почему я вообще должна выбирать? Я не люблю ни скорпионов, ни кузнечиков. Почему я не могу выбрать корову? У меня была корова, когда мы с отцом жили в Упсале. – Она с демонстративной смелостью откинула назад волосы, как будто происходящее её нисколько не волновало. Возможно, если ей удастся отвлечь его, он может передумать и отказаться от своего безумного плана.

– Сейчас вы ведёте себя просто глупо, дитя моё. Я не желаю вас нервировать, но у того мальчишки в камере время уже на исходе. А вы собираетесь рассказывать мне о вашей корове? – мягко упрекнул он. Слегка отвернувшись от крохотного окошечка, Эрик посмотрел на неё. – Итак?

Услышав его слова, Кристина побледнела и снова сжала руки. От непрерывного трения ладони уже слегка распухли и горели. Она не может позволить себе сделать ошибку. Сразу после того как Эрик похитил её во время выступления на сцене, её жених Рауль спустился на пятый уровень подвалов, чтобы спасти её. Каким-то образом он нашёл дом Эрика возле подземного озера и попал в камеру пыток. Он был заперт в ловушке уже несколько часов – и теперь, наоборот, только она могла его спасти. Некоторое время назад, когда Эрик отлучился в свою комнату, Рауль услышал её голос в соседней комнате, они сумели немного поговорить, и его голос стал сильнее. Из камеры, где было жарко, как в пустыне, он крикнул ей, что теперь она подарила ему надежду на жизнь. Ей двадцать, а Рауль всего на год старше. Как можно допустить, чтобы такой молодой, полный жизни юноша умер? Теперь, когда у двери стоял Эрик, она не смела заговорить с Раулем. Надежда на его спасение таяла на глазах.

– Пожалуйста, выключите электричество в камере. Пусть Рауль останется там, неважно, но потушите этот свет. Мы могли бы пройти в библиотеку и поиграть в карты. Или вы могли бы мне почитать, а я бы положила голову к вам на колени.

Он изогнул бровь.

– В карты? Теперь уже слишком поздно для карт или чтения, любовь моя. Глядите-ка, уже почти одиннадцать часов, а мы оба знаем, что это означает. – Едва заметная улыбка Эрика заставила её задрожать.

– Если вы потушите свет, мы могли бы прокатиться в карете по Тюильри. Вы ведь знаете, как я люблю кататься с вами.

Эрик смотрел на неё, прищурившись.

– Довольно жестоко с вашей стороны думать о прогулках в карете в такое время. – Он поправил ручку переключателя. – Представляю, что он сейчас готов отдать за стакан воды. – Эрик доброжелательно улыбнулся и отвернулся от неё, снова заглядывая в маленькое окошко.

– Может быть, – продолжил он, стоя к ней спиной, – мне просто придётся сделать выбор за вас. – Голос Эрика был мягким, как шёлк. Таким тоном он мог бы обсуждать с ней, что она больше предпочитает – мёд или варенье.

Кристина перевела взгляд на его правую руку. Пальцы у него были длинными, как у многих высоких людей. На указательном пальце красовалось обычное золотое кольцо с фигурками кузнечика и скорпиона. Хвост одного находился во рту другого. Она невольно задалась вопросом, кто из них кого поедает – кузнечик скорпиона или наоборот? Её мир переворачивался с ног на голову, но одна вещь оставалась неизменной: у юноши, которого она любила, истекало время.

Золотые глаза Эрика проследили за её взглядом, и он повернул кольцо вокруг своего костлявого пальца.

– Небольшой подарок от маленькой султанши... за былые заслуги, – он слегка усмехнулся.

Она с мольбой посмотрела ему в глаза:

– Кто из них кого поедает, Эрик? Вы мне не скажете?

– Зачем же? Если вы это узнаете, моя дорогая, это всё испортит. Тогда вы узнаете ответ на мою загадку. – Он слегка наклонил голову и улыбнулся ей, как терпеливый учитель улыбается молодой, глупой ученице. – И тогда что это будет за забава?

Кристина содрогнулась от его сухого смешка. Она снова сжала руки и вытерла их о платье. На ней было простое синее утреннее платье, одно из многих в её гардеробе. Эрик настаивал, чтобы она, находясь в его обители под Оперой, пользовалась только тем, чем он её обеспечил.

– Я не знаю... Эрик, пожалуйста, прекратите эту игру и выключите свет! – Она пыталась не допустить, чтобы отчаяние проникло в её голос.

Он снова приоткрыл маленькое окно в комнату пыток, где её жених жарился, словно животное на вертеле, и посмотрел туда. При этом он ничего не сказал, но на его губах Кристина заметила призрачный намёк на улыбку.

– Что такое, моя дорогая? – Он снова повернулся к ней. – Игра? Вы что-то сказали про игру?

– Умоляю вас. Прекратите это сейчас же, – взмолилась она, всеми силами стараясь сдержать слёзы, готовые пролиться из-за этой тирады.

Эрик снова посмотрел в окно, и его губы растянулись в подобии улыбки.

– Да, похоже, виконт играет в какую-то игру. Возможно, это шарады. О! Он только что упал на бок и...

Кристина невольно ахнула.

Эрик задержал на ней холодный взгляд, затем снова повернулся к окну.

– О, милая девочка, какую же славную идею вы подали. Это будет весело. Подожди-ка, вот рот открывается и закрывается. – Он засмеялся и стал хлопать себя по бедру, снова и снова, как по крупу лошади. – Ну-ка, он что, пытается расцарапать себе горло? Мне хочется, чтобы вы на это посмотрели. Он мог бы использовать свой талант наверху, на сцене.

– Прекратите мучить его, Эрик! – закричала она, закрывая уши руками. – Пожалуйста, пожалуйста, остановитесь!

– Этот мальчишка загадывает интереснейшие шарады. Может, это рыба? – На этот раз его улыбка казалась почти настоящей, глаза светились весельем. – Его язык только что выпал изо рта... Змея? Он катается из стороны в сторону, я не могу догадаться. Не хотите подойти? – Эрик махнул ей рукой, подзывая к окну. Кристина отшатнулась, издав протяжный стон.

«Рауль, должно быть, умирает. Всё кончено». Она знала, каким должен быть её ответ. Время надежды миновало. Рауль не мог сбежать и спасти её, поэтому ей придётся спасать его. Кристина сморгнула слёзы. Выбора не было. Она должна спасти жизнь Рауля или утопить в скорби свою собственную.

– Скорпион, Эрик! Я выбираю скорпиона! – Выкрикнув эти слова, она бросилась к столику, где он держал две шкатулки с фигурками, открыла крышку одной из них и быстро повернула скорпиона.

Эрик не двигался; его глаза смотрели в никуда. В этот момент Кристина была уверена, что она может ударить его по голове, и он этого не заметит. Если бы она могла уйти с Раулем! Она огляделась вокруг... ничего. Эрик потянул за какой-то рычаг на стене, и комнату наполнило громкое шипение из камеры.

– Что это? – Она боялась худшего. – Что означает этот шум, Эрик?

Ответа не последовало.

– Эрик, вы меня слышите? Эрик? – Осмелев, она настойчиво подёргала его за рукав пальто. Это было несколько неприлично, но ей надо было вытащить Рауля из комнаты с шипением. – Я выбрала скорпиона... Я стану вашей женой.

Эрик повернулся к ней и медленно заморгал, как будто только что очнулся от глубокого сна. Затем опустил взгляд на её руку и засмеялся своим ужасным смехом, лишенным веселья или радости.  У Кристины мурашки ползли по коже, стоило только подумать, как он выработал такой смех. Она убрала руку. Ей вспомнилось, как она впервые его услышала. Она тогда не знала, кому он принадлежит,  но её бросило в дрожь. Она ненавидела этот смех. Вскоре после этого было найдено тело Жозефа Бюке, и жуткий хохот Эрика прокатился по залам Оперы.

– О, да она умна. Моя дорогая девочка действительно очень умна. Отличный выбор! Париж вас любит, они вам аплодируют. – Он соединил ладони с громким хлопком, который заставил её подпрыгнуть.

Кристина схватила его за рукав.

– Отпустите его, Эрик. Пожалуйста, – попросила она срывающимся голосом.

– Что ж... да, конечно. Разве вы не слышите, как он принимает охлаждающий душ? Я надеюсь, что ещё не слишком поздно. Вы потратили столько времени на эти ваши восхитительные игры. Подумать только, пожелали играть в игры, когда бедный мальчик испытывал такую агонию... что ж... Должен вас предупредить, что некоторые люди не восстанавливаются после... гм... посещения пустыни, – сказал он, переступая через потайную перегородку, отделявшую камеру от остальной части дома. – Вообще.

Пару минут спустя мокрый виконт лежал на полу возле камеры пыток. Эрик стоял над ним в царственной позе. Уперев руки в узкие бедра, он рассматривал молодого человека с такой бесстрастностью, словно тот был любопытным образцом. Эрик легонько толкнул голову юноши носком ботинка, но голова лишь безвольно качнулась. Сердце Кристины сжалось при виде Рауля.

Рауль де Шаньи был почти без сознания. Его лицо покраснело, он кашлял от прохладного воздуха подвала, раздражающего его сухие, опаленные лёгкие. Его запавшие веки дрогнули, но не открылись. С губ сорвался низкий, жалобный стон. Дрожа, она опустилась перед ним на колени и погладила влажный, но всё ещё горячий лоб, стараясь касаться его только двумя пальцами, чтобы Эрик не ревновал. Руки Рауля безостановочно тряслись. Ему столько всего пришлось испытать в попытке спасти её! Кристина постаралась придать лицу безразличное выражение, скрывая желание крепко обнять Рауля и прижать к себе, охлаждая его поцелуями. Подняв глаза, она увидела, что в глазах Эрика снова заполыхала ярость, и отдернула руку, поняв, что это прикосновение было ошибкой.

– Нет-нет, моя дорогая, не надо так делать. – Он схватил её за руку и оттащил от виконта. – Не стоит этого делать, теперь вы – жена Эрика, – прорычал он, утаскивая её от камеры пыток в маленькую гостиную рядом со спальней. Оставив её стоять у двери, Эрик вернулся к телу, не торопясь  наклонился и за ноги потащил виконта по длинному коридору: от камеры пыток, через музыкальный зал, затем через библиотеку. По пути голова молодого человека неоднократно билась об пол. Кристина, прижав руку к сердцу, ощущала на себе каждый удар.

Протаскивая бесчувственное тело виконта мимо маленькой гостиной, где неподвижно застыла Кристина, Эрик задержал на ней взгляд, затем потащил его дальше, минуя кухню напротив спальни девушки. В конце концов, он пересёк гостиную в направлении главного входа. Видимо, решил переправить Рауля по озеру на лодке. Но как только его рука коснулась двери, они услышали двойной сигнал тревоги. Быстро сменив направление, Эрик потащил тело обратно – через гостиную в свою спальню.

– Идите в свою комнату и останьтесь там! – приказал он Кристине. – Если вы вдруг скажете нашему гостю хотя бы слово об играх, в которые мы играли, то я сверну мальчишке шею, и ничто меня не остановит.

От этой угрозы её глаза широко распахнулись, она побежала в свою комнату и закрыла дверь на замок.

– Эрик, отпусти виконта, – прозвучал уверенный голос со стороны входа. Приникнув к замочной скважине, Кристина увидела, как в гостиную Эрика вошёл невысокий темнокожий человек в необычной одежде. В ней всколыхнулась надежда. Может быть, этот странный коротышка сумеет спасти её и Рауля?

4

Небольшой комментарий от переводчика.
В принципе, кто читал и хорошо помнит Black Despair©, тому первый (да и второй тоже) том можно не читать. Ничего особо нового здесь не будет, изменены лишь некоторые детали, добавлена куча мелочей, подробностей...
Вообще, я разочарована. Автор налила в текст кучу воды, в результате изначально неплохой, динамичный фик стал довольно скучным. Я понимаю, ей очень хотелось издать многотомник, хотелось славы и всё такое, но так поступать с текстами нельзя. Сцена выбора между кузнечиком и скорпионом - на минуточку, кульминационная сцена в романе, напряжённая и нервная, - в итоге стала затянутой и невообразимо скучной. Под конец мне уже хотелось дать Эрику и Кристине пинка, чтобы оба перестали тянуть кота за хвост. В общем, фи моё автору за такие изменения.
Понятно, что здесь она эти "фи" не увидит, но высказаться хотелось.

5

Спасибо Вам за то, что взялись за перевод. Пока, конечно, трудно судить об изменениях текста, но соглашусь с Вами, стало как-то..занудно что-ли. Может, еще автор вернется в привычный ритм, ведь сам по себе фик был динамичным)

6

Лили@, мне судить проще, потому что я его переводила и в процессе перевода подробно сравнивала обе версии. Воды она там налила - жуть. :( Прям расстроила. То, что раньше было подано сжато и лаконично, теперь представляет собой море разливанное. Посмотрим, как оно дальше будет, но я там целые куски глав видела, которых в первом варианте не было вообще. Иногда это к лучшему, но вот первой главе на пользу не пошло явно.

7

Мышка, спасибо, что взялась =)) У меня внезапно новый виток призракомании - ща закончу всякие скучные дела и сяду читать =))

8

Настолько мне захотелось продолжения, что я даже зарегистрировалась. Где же "море воды" и куча подробностей? Я готова к заплыву!)))

9

JuliP, оно будет, честно. Следующая глава переведена наполовину, но у меня сейчас со свободным временем проблемы. Вернее, не то чтобы проблемы, его просто нет. Совсем. Как только появится - будет и следующий кусок.

10

Глава 2
Иностранец

– Где твои манеры, Хафиз? Ты мог бы, по крайней мере, поприветствовать меня! – заявил вошедшему Эрик, придав своему лицу выражение притворной невинности. После чего отвесил гостю насмешливый поклон.

– Я прекрасно знаю, что ты замышляешь. – Коротышка посмотрел на Эрика снизу вверх. Он заметно нервничал, но выглядел при этом решительно.

– И снова ты обошёл мои сигнальные устройства и замки. Настоящий дарога. Придётся над этим поработать.

– Где ты держишь виконта де Шаньи? – спросил Хафиз.

– Я этому мальчишке не сторож, с какой стати я должен знать о его местонахождении? – парировал Эрик.

– Ты должен освободить виконта и девушку. – Темнокожий человек прошёл в гостиную и теперь нервно озирался. – Где они? Ты должен их отпустить.

– Кого? Кого я должен отпустить, Хафиз? – спросил Эрик, разыгрывая из себя полнейшую невинность.

– Не играй со мной, Эрик! Ты знаешь, что я говорю о виконте де Шаньи и его невесте, Кристине Дааэ.

– Ах, дарога, вот как ты понимаешь нашу дружбу! Сначала входишь в  мой дом без разрешения, а затем смеешь диктовать, кого я должен принимать у себя дома. – Губы Эрика расползлись в ухмылке. Он решил продлить эту игру подольше и стал внимательно изучать свои ногти, не обращая внимания на взгляд Хафиза. Эрик не мог назвать его – да и кого-либо другого – своим другом. Хафиз был его старым знакомым, и Эрик знал его как доброго и честного человека – если такие понятия вообще существовали. Больше двадцати лет назад Хафиза, который в ту пору был дарогой – начальником полиции, отправили разыскать Эрика на нижегородской ярмарке и предложить ему работать на шаха. Эрик приехал с ним в Персию в качестве придворного иллюзиониста. В скором времени шах узнал о его талантах, и Эрик построил для него великолепный дворец с камерой пыток, подобной той, где мучился виконт. При строительстве дворца Эрик использовал всё, что знал об иллюзиях, для того, чтобы сбивать с толку и дурачить врагов шаха. Во дворце было множество потайных дверей, ведущих в каморки внутри двойных стен, а также сложный запутанный лабиринт, созданный для безопасности его нанимателя. Шах, казалось, мог одновременно появляться в самых странных местах дворца – и в то же время его видели подписывающим документы перед иностранными гостями. Шах высоко ценил усилия Эрика, однако при этом боялся, что тот слишком много знает о его новом дворце. В «награду» за работу шах приказал Хафизу ослепить Эрика, но затем, опасаясь его незаурядного интеллекта, решил, что смерть мага будет лучшим решением. Поэтому шах приказал начальнику полиции убить Эрика. У Хафиза такая двуличность вызвала отвращение, и он предупредил Эрика, после чего использовал своё служебное положение, чтобы помочь ему бежать. Хафиза разоблачили, и только высокий статус его отца избавил дарогу от заключения в тюрьму или попадания в камеру пыток Эрика. Перс потерял работу, дом, имущество и был выслан из страны с небольшой пенсией.

Эрик отправился в Константинополь, а Перс следовал за ним по пятам. Эрик начал строить для турецкого султана дворец, который мог поспорить со дворцом в Мазендаране. Когда этот дворец был уже почти закончен, Эрик почувствовал, что ветер снова дует в опасном направлении. На этот раз он по справедливости оценил свою работу и забрал всё, что ему причиталось, из королевской казны. Оттуда он подумывал вернуться к тонкинским пиратам, с которыми водился в молодости, когда жил в Юго-Восточной Азии, но его ноги неожиданно затосковали по брусчатке, и он вернулся в Париж.

Перс последовал за ним и снял квартиру на улице Скриба, где и жил до сих пор. Он знал других персов, также живущих в изгнании вдали от родины, и стал рекомендовать им Эрика как умелого каменщика. Маску Эрика Хафиз объяснял защитой от убийц шаха. Эрик начал строить дома для персидских друзей Хафиза. В каждом доме его просили сделать потайной ход для побега или специальную комнату, где семья могла укрыться, если шах пошлёт за ними своих подручных. Для Эрика этот период жизни был самым благополучным.

Через некоторое время он услышал, что в Париже собираются возвести огромный оперный театр. Эрику наскучило строить простые домики с потайными ходами и комнатами, поэтому он ухватился за возможность поработать над проектом оперного театра. Он выиграл конкурс и заключил контракт на работы в постоянно затопляемых подвалах. Когда Эрик спустился на пятый подземный уровень, то обнаружил там озеро, глубина которого в некоторых местах достигала трёх метров. Темнота, затхлый запах и прохлада подвалов понравились ему настолько, что он не удержался и запел. Совершенная акустика помещения поставила последнюю точку в этом вопросе: Эрик был дома.

Он начал работать над фундаментом Оперы, создавая лабиринт туннелей с двойными стенами, через которые строители могли спокойно проходить, не обращая внимания на окружающее их озеро. Некоторым из своих рабочих Эрик сказал, что месье Гарнье попросил его устроить для себя потайной дом под оперным театром. После чего добавил им щедрую прибавку к обычному жалованью, чтобы обеспечить их молчание. Каменщики работали под его руководством, пока не построили на берегу подземного озера красивый дом. Передняя часть дома ничем не отличалась от окружающей его каменной стены. Войти в дом можно было сзади – через туннели в фундаменте и спереди – переплыв озеро на лодке. Когда дом был закончен, Эрик впервые разделил точку зрения обоих правителей – и персидского шаха, и турецкого султана: каменщики знали слишком много, чтобы оставить их в живых. Их вдовам Эрик отправил компенсацию.

Однако он был очень наивен, когда полагал, что убежит от своего преследователя, построив себе убежище на берегу озера, на пятом уровне подвалов под Парижской оперой. Полицейский нюх Хафиза привёл его к двери Эрика уже буквально через месяц. Когда-то Перс пожертвовал ради него всем, что имел, и это связало Эрику руки, сделав его с тех пор предметом бесчисленных допросов и визитов Хафиза на протяжении долгих лет.

«Он думает, что я похоронил себя, навеки скрывшись от рода людского. Как же он будет потрясён, когда узнает о моём предстоящем браке.»

– Где ты их держишь? Ты не имеешь права играть с жизнью других людей, Эрик! Они ещё живы?

Устав от этой игры, Эрик сказал:

– В этот счастливый день я удовлетворю твоё любопытство и посвящу в один из секретов Эрика, но будь осторожен, не суй свой нос слишком далеко. Ты говоришь, что хочешь увидеть мадемуазель Дааэ? – Он подошёл к её спальне и тихонько постучал в дверь. – Кристина? Пожалуйста, выйдите и присоединитесь к нам.

Она появилась из комнаты, одетая всё в то же слегка помятое голубое платье, которое так удачно подчёркивало её миниатюрную фигуру. Эрик едва слышно вздохнул. Ему никогда не надоест смотреть на неё. Огромные карие глаза девушки нервно смотрели на него, полные губы были поджаты. Она шла прямо, держа осанку так, как он её научил. Эрик протянул к ней свои длинные пальцы, облачённые в перчатку, и Кристина положила свою ладонь сверху. Макушка её головы не достигала даже его плеча. Её ладонь в его руке дрожала, и Эрик слегка сжал её.

* * *

Кристина жадно ловила каждое слово беседующих мужчин. Кто этот незнакомец? Может ли он спасти её и Рауля? Его кожа была ровного смуглого оттенка, морщины выдавали зрелый возраст. На нём был тёмный костюм с оливкового цвета жилетом, чёрный пояс-камербанд и каракулевая шапка. Иностранец.

– Моя дорогая, это господин Дженаад Хафиз Эсфахани, мой старинный друг из Персии. Там он был дарогой – начальником полиции. Вас он, кажется, уже знает. – Эрик скривил губы. – По какой-то причине Хафиз забил себе в голову, что я удерживаю вас здесь против вашего желания.

При ближайшем рассмотрении она его узнала. В тот день в Опере, когда Эрик следовал по пятам за ней и Раулем, именно этот человек указал им путь на крышу, подальше от люков Эрика. Оказавшись на крыше, она открыла Раулю своё сердце и призналась в своей неспособности освободиться от власти, которую имел над ней Эрик.

Она рассказала Раулю о том, как оказалась в подземном доме Эрика, и призналась в том, что тогда сделала. Ей по-прежнему было стыдно при воспоминании о том, как она безжалостно сорвала маску с лица Эрика, чтобы удовлетворить своё любопытство. Она содрогалась с головы до пят, когда вспоминала, что обнаружилось под этой маской. Эрик не позволил бы ей уйти после того, как она раскрыла его тайну, но где-то в глубине своей души она нашла достаточно мужества, чтобы дать лучшее представление в своей жизни. Чтобы обрести свободу, она дала Эрику согласие стать его невестой и носить с этого дня его кольцо. Рауля рассказанная ею история ужаснула, однако её действия он осуждать не стал. В конце он приподнял её подбородок и поцеловал её под статуей Аполлона с лирой, поклявшись спасти её от Эрика и любить вечно. С того самого момента её сердце принадлежало одному лишь Раулю. И теперь она задавалась вопросом, почему этот иностранец, который оказался другом Эрика, помог им в тот день.

Её руки опустились, когда Эрик обнял её за талию.

– Не могли бы вы просветить моего друга Хафиза касательно наших планов?

Перс, судя по всему, был ровесником Эрика – или чуть старше. Эрик называл его другом, и Хафиз этого не отрицал. Не был ли он частью чудовищного плана, призванного обмануть её, или же ему можно было доверять, как ей казалось? Если она ошибётся, расплачиваться за это придётся Раулю. Чтобы помочь любимому выжить, лучше всего будет внимательно слушать и подыгрывать. Кристина спокойно выдержала ясный взгляд зелёных глаз невысокого гостя. Она не имеет права рисковать жизнью Рауля. Ей нужно выиграть время, если она хочет вытащить себя и Рауля из этой ситуации.

Она предложила гостю руку и продемонстрировала свою лучшую оперную улыбку, но ничего не сказала. Эрик, по-прежнему державший её за талию, легонько её ущипнул.

– Мадемуазель Дааэ, вы можете называть меня просто Хафизом. Прошу вас, будьте со мной откровенны. Не принуждает ли вас этот человек остаться с ним против вашей воли? Говорите прямо, не утаивайте от меня ничего, – сказал Хафиз, пристально глядя ей в глаза. – Вы ведь помолвлены с виконтом де Шаньи, не правда ли?

– Сударь, эта помолвка была всего лишь детской игрой. Мы с виконтом знаем друг друга с детства и до сих пор не избавились от привычки играть в глупые игры. Вы не должны принимать это всерьёз. Я обещала себя Эрику.

Эрик держал её за талию легко, но властно. Перс переводил внимательный взгляд с Эрика на её лицо и обратно.

– Мадемуазель Дааэ...

Рука Эрика сжала её чуть крепче.

– Пожалуйста, сударь, я уже всё объяснила. Мы с Эриком собираемся пожениться. И вас – как друга Эрика – мы приглашаем разделить нашу радость.

– Это не игра, мадемуазель Дааэ, я могу быть вам полезен...

– Благодарю тебя за твоё любезное предложение, – перебил его Эрик. – Я с удовольствием приму твою помощь в подготовке к нашей свадьбе.

– Что? – зелёные глаза Перса метнулись к лицу Кристины. Она встретила его взгляд настолько смело, насколько ей хватило духу.

– Ожидай меня завтра в своей квартире. Мы хотим стать мужем и женой как можно скорее. Не так ли, моя дорогая?

При этих словах колени Кристины задрожали, а улыбка потухла. Эрик, должно быть, это заметил, поскольку тут же привлёк её к себе, и с его поддержкой она смогла вернуть приклеенную к лицу улыбку. Ей удалось лишь кивнуть в знак согласия, поскольку ни одного слова она из себя выдавить не могла.

– В таком случае, теперь я вас покину... Прошу прощения, Эрик. Всё, кажется, именно так, как ты говорил. – Перс явно не был убежден, поскольку его взгляд по-прежнему блуждал по комнате.

– Твои визиты всегда... интересны, Хафиз.

Перс мрачно усмехнулся:

– Что ж, позвольте откланяться. Мадемуазель, Эрик.

Мужчины церемонно поклонились друг другу.  Перс вышел в ту же самую потайную дверь, через которую вошёл. Когда он оказался за пределами слышимости, Эрик громко воскликнул:

– Черт бы его побрал! Пусть только попробует снова пройти через этот туннель. В следующий раз дважды подумает о том, чтобы войти в дом Эрика без приглашения!

* * *

– Пожалуйста... сядьте.

Мысли Кристины вернулись к Раулю. Пришёл ли он в себя? Она решила, что для него же будет лучше, если она не станет справляться о его самочувствии. Эрик подвёл её к дивану, и она едва ли не упала на него.

Эрик расхаживал перед ней. Она провожала его взглядом, стараясь удерживать свои эмоции под контролем. Была ли она права, не доверившись незнакомцу? Кристина понимала, что теперь уже никогда не сбежит от Эрика. Она вдруг почувствовала себя опустошённой. Сама обрекла себя на жизнь с этим сумасшедшим! Она закрыла лицо руками. Эрик резко схватил её руки и убрал их от лица:

– Не пытайтесь спрятаться от меня. Вы никогда не будете скрываться от меня, – воскликнул он. – Это Эрик должен скрываться от вас.

Два года назад, когда Кристина впервые появилась в оперном театре, странный голос предложил ей обучать и развивать её вокальное мастерство, и амбиции юной певицы побудили её принять эту помощь. Во время уроков маэстро прятался от неё и исправлял её пение, казалось, прямо с небес. Вспомнив старинную шведскую сказку, рассказанную ей отцом, Кристина назвала его Ангелом Музыки. Её невидимый учитель признался, что на самом деле является тем самым ангелом, которого отец послал к ней, как и обещал. Наконец её голос достиг таких вершин совершенства, что она и сама не могла поверить в то, что эти звуки слетают с её губ. Она уже видела себя будущей примадонной Парижской оперы – и всё это благодаря её дорогому маэстро, её Ангелу Музыки.

Эрик снова прошёлся перед ней, вернув её в настоящее. Рауль! Это было рискованно, но она должна узнать. Сохраняя голос настолько бесстрастным, насколько это было возможно, она спросила:

– Эрик? Что вы сделаете с Раулем?

– Это уже не твоя забота! – заорал он. После чего судорожно вздохнул и, кажется, взял себя в руки, облизнул губы и продолжил более спокойно: – Я... верну его наверх. Рабочие сцены наверняка найдут его... или нет.

– Делайте, как считаете нужным. Я хочу вернуться в свою комнату и немного отдохнуть. – Кристина чувствовала на себе его взгляд. Как всегда, когда он думал, что она его не видит. Но ей и не нужно было видеть Эрика, чтобы ощущать на себе его горящий взгляд, ищущий любви, которой она дать ему не могла.

– Хорошая идея. Вы сегодня совершенно утомили себя со всеми этими глупыми играми. – Он помог ей подняться и повёл её в комнату. – Примите ванну и ложитесь спать. Тогда завтра вы будете чувствовать себя свежей и отдохнувшей. Нам надо будет обсудить приготовления к свадьбе. До чего же прекрасно, что вы не заставили кузнечика прыгать! А не то парижские мусорщики были бы сегодня очень заняты, собирая по улицам части тел. – Его губы почти уже растянулись в улыбке, которая тут же быстро погасла.

Увидев горящий в его глазах огонь, Кристина испугалась, что он снова рассмеётся, однако Эрик уже отвернулся и направился к своей комнате, слегка ссутулив плечи – возможно, он тоже был утомлён до предела. Кристина легла на кровать, слишком уставшая и потрясённая, чтобы плакать. Она положила голову на подушку и закрыла глаза – и сама не заметила, как провалилась в сон без сновидений.

Кристина проснулась под звуки его музыки и села на край кровати, наслаждаясь красотой мелодии. Эрик играл одну из тех песен, которые разучивал с ней. Кристину охватило странное чувство, что она должна побеспокоиться о чём-то – или о ком-то – но сейчас она не могла вспомнить, о чём именно. Она пожала плечами и вышла к музыке.

Его долговязая фигура ссутулилась над роялем. Одет он был, как всегда, в идеально пошитый чёрный костюм, однако одежда всегда ухитрялась сидеть на нём очень плохо. Длинные тёмные, заметно поредевшие волосы были зачёсаны назад, аккуратно собраны и перевязаны чёрной лентой. Его маска была, как всегда, на месте, закрывая лицо от бровей до верхней губы. Хотя его величественные глаза были скрыты от неё, она знала их очень хорошо. Ее всегда поражало, как могли изменяться эти глаза за один лишь вздох. Только что они были цвета жидкого янтаря – и тут же застывали до твёрдости стали.

Кристина знала, что  находится под маской. Она не любила вспоминать тот день, когда она сорвала маску с его лица, чтобы удовлетворить своё любопытство. Он привёл её в свой дом у озера, пятью этажами ниже сцены, и стал играть для неё свою музыку. Именно тогда она впервые узнала, что Эрик – человек, а не бестелесный голос. Она ощущала тот же удивительный покой, что и сейчас, но тогда к нему примешивалось ещё и любопытство. Благодаря разыгравшемуся воображению она решила, что человек с таким голосом должен выглядеть, как виденные ею изображения архангелов – идеальные мужчины с огромными светящимися крыльями. Именно тогда любопытство заставило её сорвать маску с его лица. При виде того ужаса, что скрывался под маской, крик застрял у неё в горле. Кристина мысленно содрогнулась. Эрик едва не потерял рассудок из-за её бесцеремонного поступка. Он рыдал и умолял, клялся в своей преданности и тут же проклинал её. Затем он стал пресмыкаться, вымаливая у неё мельчайшие крохи привязанности. Её нежное сердце было тронуто. Опасаясь, что её дорогой маэстро причинит себе вред, Кристина согласилась на некоторое время остаться с ним, в его доме. Через две недели он вернул её на сцену. Прошло ещё несколько недель – и Эрик узнал о её плане сбежать с Раулем и выйти за него замуж. И тогда он её похитил. Его отчаянные рыдания до сих пор звучали в её сердце. Тем не менее, она никогда не боялась, что Эрик причинит ей вред. И сейчас, всей душой стремясь к мелодичным звукам, она отыскала стул, чтобы сесть поближе к музыке.

11

Снова позволю себе комментарий - от лица первого читателя, так сказать.
Имхо, автор фик загубила. По ходу перевода я читала старую версию "Black Despair" - и вот когда сравниваешь старый текст с новым, яснее всего ощущаешь, как довольно неплохой, динамичный фик путём добавления ненужной, глупой и неуместной воды скатывается в унылое Г...
Просто жалко.

12

Урра! Новая глава!
Похоже автор делает краткий пересказ Леру для тех, кто в танке (вроде меня)). Вынуждена согласиться с переводчицей - это явно лишнее. По многочисленным прочитанным мною фикам и даже по фильмам мне уже все ясно и про лицо, и про маску, и про последовавший за ее "срывом" неадекват. Единственное, что мне тут сразу стало понятно с первых глав - длинные волосы Эрика.   Помнится, в прошлый раз целая дискуссия развернулась о прическе гл.героя.))

Отредактировано JuliP (2016-03-05 17:31:24)

13

Я очень полюбила фик  Black Despair©. Читала его на одном дыхании. Всё ждала продолжения, пока не нашла информацию, что фик был заброшен. Я очень рада, что автор не забросила, а оказывается, работала над многотомником. Жалко, что она немного его перегрузила... Но всё равно, тот факт, что мы узнаем, что случилось дальше, греет мне душу)
Мышке огромное спасибо за переводы) Я Ваша фанатка) Продолжайте дальше нас радовать новыми переводами) И спасибо Вам за Ваш труд)  :rolleyes:

14

Я тоже,прочитав первый вариант, с нетерпением жду проду... Жаль что автор оригинала забросила первый вариант, благо он читался легко и не перегружен... Хотя может это и к лучшему что появятся новые подробности. Короче поживем - увидим. Мне приятно что в этих вариантах Эрика на счет волос не обидели) Мне кажется что его длинные слегка поредевшие волосы смотрятся как то более правильно... Да простят меня фанаты книжного Эрика, хотя мне нравятся оба варианта - книжный и киношный( я конкретно про фильму 2004 говорю)... Жду с нетерпением проды.

15

Мышка, а скоро ли будет продолжение? Не подскажите?

16

ЛилитКетрин, пока даже не подскажу, со временем совсем беда-беда. :(

17

Беда со временем действительно кажется катастрофическая и объем работы авторша оригинала в топку подкинула переводчикам... Раз  ни чего нового не объявляется... Просто мне понравился первый вариант данного фика что хочется новых подробностей и продолжения...

К тому же со стороны авторши оригинала по моемому подстава полная - не закончив фик, как по закону жанра остановившись на интересном моменте занялась книгой на основе фика... Нет чтобы сначала фик закончить а потом книгой заниматься...

18

Решила перечитать,  и дойдя до фразы, просто выпала в осадок :"Когда дом был закончен, Эрик впервые разделил точку зрения обоих правителей – и персидского шаха, и турецкого султана: каменщики знали слишком много, чтобы оставить их в живых. Их вдовам Эрик отправил компенсацию." Ну и Эрик тут у автора..Ну его и заносит o.O

19

Ну да,книжного Эрика может еще и не так занести... С учетом особенностей его характера жесть полная как была так и будет... Короче любящий свою Крис и любимый нами засранец во всех своих ипостасях...

20

ingrid123, ну, этот момент как раз укладывается в психологию персонажа, показанного нам Леру. Эрик был наёмным убийцей и палачом, то есть он с абсолютно спокойной совестью не только убивал, но и пытал людей. Камера пыток у него создана всё-таки не зря. Просто представьте себе на минутку процесс пыток - и представьте, какая психика должна быть у палача. Для Эрика человеческая жизнь, на самом деле, не значила ничего. Помешал человек - долой человека. И пойти со спокойной совестью пить чаёк... Так что автора тут вовсе не заносит. Просто не все хотят принимать персонажа именно таким, большинство фанатов стараются его как-то для себя обелить.

21

Согласна с Мышью_полевой - вся соль книжного ПО в том что он действовал по принципу нет человека нет проблемы.... И он реально мог пойти хлебать чаек и не только чаек но что-нить по крепче после очередного удачного рейда за чьей нибудь жизнью... И все равно лично мне жалко этого маньяка - ведь он мог вырасти нормальным с точки зрения психики и морали если бы окружающие его люди в том числе и самые близкие и родные в первую очередь его мамаша не калечили и не гадили в первое и помогли разобраться и научить второму!!! Не знаю что творилось в безумной голове этой женщины, но так относиться к своему родному ребенку это что-то с чем-то, ведь именно она первая начала ломать ему его еще неокрепшую детскую психику и внушать что он чудовище и монстр не достойный ни чего светлого, хорошего и прекрасного... Как правило корни многих проблем кроются в детстве... И отношение к окружающим в частности тоже...

22

Наткнувшись на аннотацию на сайте слегка удивилась, прочитав "Эрик знает, что ему осталось жить не долго и просит и у дароги и Кристины.."  Э... Чего?  Изначально в фанфике этого же не было, верно? Его там вроде и избивали, но тем ни менее к концу фика Эрик был ещё живой, или я что-то путаю?

23

Лили@, о какой именно аннотации и на каком сайте идёт речь? К фику? К какому-то из томов книги? Я такой аннотации не вижу.

24

На сайте operaghost.ru в аннотации ко всей серии книг "Masque".

25

Лили@, так в аннотации идёт описание самого начала первого тома. Об этом его "умирании" будет как раз в следующем куске. Автор просто обыграла финал романа Леру насчёт "я умираю, дарога". А потом - свадьба и дальше по тексту. Да, в сетевом варианте фика этого не было, я посмотрела. Это из нововведений.

26

Мышь_полевая,
О, спасибо большое, за разъяснение, а то тоже интересно стало :rolleyes:

Отредактировано ingrid123 (2016-04-26 20:29:49)

27

О, еще и "умирание" будет? Я заинтригована сверх всякой меры!
Старый вариант уже до дыр зачитала.

Отредактировано JuliP (2016-05-10 10:05:50)

28

Реально интересно как это "умирание" будет выглядеть))))... И я уже заждалась дальнейшего перевода фика)))).. Реально интересно увидеть что еще авторша оригинала изменила)))...

29

Феангорлин, придётся подождать ещё, увы. Хочется надеяться, что летом у меня появится время для переводов. Пока я вообще за компом сижу редко и очень мало. Всё немногое время, что доступно за компом, уходит только на сайт. Переводить не могу просто физически. Ждём лета.

30

Мышь_полевая,  а оригинал можно найти, только купив книгу? В сети текста нет?

Похожие темы


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Учимся переводить книгу » Masque: Choices (Black Despair©)