Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Время лечит.

Сообщений 31 страница 60 из 151

31

А теперь у меня получился  вот такой Эрик :sp:

Глава 4.

Всю ночь я проворочалась на неудобном диване. Провалявшись в полудреме, я посмотрела на часы. Семь утра. Встать, что ли…

Я приняла душ и отправилась на кухню. Зверски хотелось есть. Сварив себе кофе и сделав пару тостов, я принялась изучать на просторах Сети, какое же спецменю дать Эрику сегодня. Выбор мой пал на нечто под названием «слизистый овсяный суп». То, что надо. Конечно, придется повозиться, а что делать?

Изрядно попотев полтора часа над плитой, сие наконец-то приготовилось. Выглядело оно крайне неаппетитно, и я подумала, что как только Эрик поправится, надо бы сделать что-то особенное. Если он, конечно, не сбежит от меня.

Так, что там у нас на часах…Полдесятого… Надо бы позвонить в школу… Оглядываясь, я начала искать телефон, но безуспешно. Вспомнив, что я оставила его в спальне, я задумалась, насколько вежливо будет нарушить возможный сон больного. А с другой стороны, если бы он был в больнице, его бы уже подняли…

Вдруг я услышала звук открывающейся двери. Я замерла посредине кухни. Через мгновение, в нее влетел полностью одетый Эрик. Лицо его и без того уродливое исказилось судорогой. В утренних солнечных лучах он был похож на мумию из одноименного фильма – такой же чудовищный, желтый, с ямой вместо носа. При дневном свете на него было тяжеловато смотреть спокойно.

Я оторопело смотрела на него. Словно очнувшись от транса, я  собралась с мыслями и криво улыбнулась.

-Доброе утро! Как спалось?

Эрик медленно подошел ко мне, практически вплотную.

-Как мне спалось? Надо же, какая забота! Говори, чем ты отравила меня?

У меня не сразу нашлись слова для ответа.

-Я ничем не травила…

-Лжешь! – прошипел Эрик, - Куда ты и твой виконтишка притащили меня??? Где я? Почему я почти ничего не помню?

Я ничего не понимала. Куда делся милый отзывчивый Эрик, который был ещё вчера?

-Эрик, вы, вероятно, просто ничего не помните! Я вас сбила, на машине. Но не сильно - на голове просто царапина. В больницу вас не положили, потому что при вас не было документов. И я забрала вас к себе.

-Куда это «к себе»? – ядовито спросил Эрик.

-К себе домой.

-Кристина Дае, вы как всегда чертовски обаятельны! – он медленно обошел меня, - даже когда вы лжете и обманываете – вы все так же обворожительны, никак не выдаете себя… Удивительно, как такое чистое и неиспорченное создание может так бессовестно врать! У женщин это, видимо, в крови ?- остановившись аккурат напротив меня, он тихо проговорил, - Милая, у вас никогда не было своего дома. Вы жили у своей названной матушки, но домом твоим, как  и моим была Опера. Значит, ваш мальчик согласился на мезальянс и подарил  дом?

-Вы бредите? Вы меня с кем-то путаете. Вам надо отдыхать. Садитесь за стол,– сказала я  и направилась в свою спальню. Я не могла больше смотреть в его чудовищные глаза. Мне становилось жутко.

Войдя в спальню, я нашла телефон и, развернувшись, уткнулась носом в грудь Эрика. От неожиданности я отскочила назад. Я даже не слышала, как он вошел в комнату! С ума сойти…

-Но-но, дорогая, нехорошо уходить, не закончив разговор.  Я не задал свой главный вопрос – что вы с виконтом затеяли?

Я попятилась к окну.

-Эрик, клянусь, я не понимаю, о чем вы говорите. Я не знаю никакого виконта…

-О, Кристина! Твой самый главный козырь - прикидываться  невинным ребенком вовремя, не правда ли? Точно также ты оправдывалась передо мной, когда я разоблачил тебя, твой обман, твой побег от меня! Ты думаешь, я слепой? Я, может быть, и поглупел от любви, но я же вижу, что за окном! Что это за фарс? Что за спектакль? Куда ты меня увезла? Почему на улицах ездят какие-то монстры, а женщины ходят в брюках? – он угрожающе приблизился и склонил свой жуткий лик надо мной – Что вы придумали? Твой виконт надумал убить меня, после того, как я отдал ему самое дорогое в своей жизни? Отвечай!!!

От бессмысленной словсеной тирады мне стало не по себе. Идти было некуда - спереди был Эрик, сзади окно. Мне было ужасно некомфортно. Ненавижу это чувство безвыходности,  чувство загнанной в угол овцы. Вдобавок ко всему  мне показалось, что в дыре на его лице что-то шевелится, из глаз предательски закапали слезы.

-Отойдите от меня, прошу вас! Не приближайтесь ко мне! – взмолилась я, отстраняясь от его лица.

Лицо Эрика приняло страдальческий вид. Боль и ярость в его глазах сменились на безбрежную печаль и тоску. Он медленно отошел от меня, дернувшись, будто прикоснулся к огню.  К горлу подступил комок – взгляд Эрика рождал странные эмоции, его взгляд был таким несчастным, что мне стало стыдно за свои вырвавшиеся слова.

Эрик кинулся к столу, что-то взял и в одно движение снова подскочил ко мне.

-Потрудись объяснить, что это? – требовательно спросил он, размахивая «Известиями» перед моим носом.

-Газета, что же ещё!

- Любовь моя, объясните мне, что за дешевые трюки вы разыгрываете со мной? Я вижу дату – вероятно придуманную твоим дурачком-женихом.  Я бы оценил его юмор и будь мы у меня в доме, я бы тоже подурачился - засунул бы его в камеру пыток и с удовольствием зажарил . Это число  – 13 апреля 2011 года -  вы вместе придумали? Вероятно, за ужином?

Я недоуменно хлопала глазами. О чем он говорит? Господи, почему мне приходится расхлебывать чьи-то ошибки и за всех отвечать? Так, надо успокоиться  нам обоим. Бесстрастным голосом я проговорила:

- Эрик, послушайте меня. Вы попали под машину. Под мою машину. Вы были без сознания. Я отвезла вас в больницу, где вам перевязали голову. Но в больницу вас не положили – знаете, русская бюрократия в медсфере, ну и все такое… Я привезла вас сюда – это мой дом, моя квартира. Не на улице же вас было оставлять! Газета недельной давности, сегодня уже 19 апреля 2011 года. Вы не помните ничего?

Эрик недоверчиво смотрел на меня, растеряно оглядываясь по сторонам. Я уже думала, что он успокоился, как вдруг он взревел раненым зверем.

-Замолчи! Ни слова больше! Вы все подстроили! Зачем вы кинули мне газеты с дурацкими датами? Запугать меня? Ты думаешь, я поверю? Ах, я понял…Вы хотите меня убить? Ну конечно…Мальчишка не смог смириться, что если бы не мое снисхождение ты бы была моей женой, моей!!! И как все в исполнение только привели… А ты, ты с ним заодно?
Как быстро ты стала подлой, Кристина, как и все чертовы аристократы! А может быть, вы пригласили меня в качестве почетного гостя на вашей свадьбе? Как хорошо, что его братец дал дуба, не правда ли Кристина? Что вам теперь мешает? Раньше был я – мальчишка вздумал со мной соперничать. Но мы-то с вами знаем, кому вы, дорогая моя, обязаны своим счастьем…Знаем?!

Я устало посмотрела на него. Передо мной был абсолютно неуправляемый, почему-то сильно обиженный на меня  человек. Ну почему так всегда? Я же ничего плохого не сделала! Он сумасшедший, его нельзя здесь оставлять…

-  Вот почему ты была такой милой, приветливой… Дотрагивалась до меня и не кривилась от отвращения. А это была лишь твоя жалкая подачка несчастному уроду перед смертью! Вы оба такие наивные...Что вы знаете о смерти? Чем ты отравила меня?Я помню немногое из вчерашнего дня,  отрывками… Что же ты молчишь? Что вы задумали?

-Эрик, я не знаю, что происходит в вашей больной голове! Какой жених, какая свадьба?  И что вас так удивило в дате? Чего вы так взъелись?  Вы с луны свалились? Или, может быть, из монастыря сбежали, раз не знаете, что на дворе 2011 год! Что вас так поразило?

-Как это может быть? Это невозможно!

Я горько усмехнулась.

-Эрик, прекратите придуриваться. Вы по какому-то особому времени живете? Что творится в вашем воспаленном мозгу, какой у вас там век – восемнадцатый, девятнадцатый? Что за обвинения во лжи, обманах? Я первый раз вижу вас, не надо мне приписывать того, что я  не совершала! Это называется клеветой! И эти ваши бредни с датами не пройдут! Я не понимаю, на кого и из-за чего вы так обижены, только …

Эрик иронично изогнул бровь.

-А ты хорошая актриса, девочка! Я тебе напомню!– перебил он меня, -  Месяц назад, 19 марта 1881 года, вы, любовь моя, совершили, наверное, свой самый благородный поступок – самоотверженно, в  последний раз вы  спели Маргариту в «Фаусте»  специально для меня, прежде чем обмануть и сбежать со своим благоверным, оставив меня в неведении, как последнего идиота!!! – заорал он. – Я сделал из тебя певицу, актрису, научил понимать  музыку, я хотел создать из тебя оперную приму! Вспомни, как ты пела до встречи со мной! Только голос – и никаких эмоций! Я дал тебе опыт и возможность блистать на сцене, я открыл твои скрытые таланты! А что сделала ты??? Ты солгала мне, ты была готова уехать со своим дурачком и бросить своего учителя, чтобы  я захлебнулся в собственных слезах, оплакивая твой обман! Я ведь хотел того же ,что и твой мальчик – я хотел, чтобы ты мне так же улыбалась и так же смеялась над моими шутками ,проводила время со мной, чтобы ты тоже…тоже любила меня! – словно вынырнув из пучины воспоминаний Эрик гневно посмотрел на меня и просипел, - где он? Говори, где он и теперь я точно его убью!

-Да вы ненормальный! – выпалила я, –  Не надо никого убивать! О чем вы говорите? Какой мальчик? Я вижу вас впервые!  Какая Маргарита, какой «Фауст»? Да я ни одной оперной арии не знаю! А… я поняла! Вы живете в выдуманной реальности! У вас, наверное,  синдром Мюнхгаузена? Напридумали себе воображаемый мирок и вертитесь там! Знаете, тогда у вас с головой не в порядке!

Эрик  непонимающе посмотрел на меня.

-Может ли такое быть… - пробормотал он, садясь на стул - Кристина, спой для меня. Сейчас. – тихо проговорил он.

-Спеть?! Да я …я не могу!

-Спой!!!

Я задумалась. В музыкальной школе со мной занимались вокалом, но каких-то феноменальных успехов я не добилась, полностью отдавая себя танцам. Петь я умела на любительском уровне, но мне это никогда не нравилось.

Ладно, если он  так хочет…Спою ему свой любимый романс, может тогда он отстанет от меня...

Эрик был похож на кошку, когда та навострит уши. Весь погруженный во внимание, он смотрел куда-то на стену. Вдохнув, я запела:

Я все еще его, безумная, люблю!
  При имени его душа моя трепещет;
Тоска по-прежнему сжимает грудь мою,
И взор горячею слезой невольно блещет.
Я все еще его, безумная, люблю!
Отрада тихая мне в душу проникает,
И радость ясная на сердце низлетает,
Когда я за него создателя молю...
Безумная! Я все ещё его люблю!...

Закончив, я шумно сглотнула. С непривычки дышать было тяжело, к лицу прилила кровь, щеки горели,  хотелось пить. Эрик в оцепенении смотрел на меня, не мигая. Он весь дрожал, глаза его были влажными.

-Кто…Кто это написал? – дрожащим голосом спросил он.

- Даргомыжский композитор, а вот автора слов я не помню…Ну теперь убедились, что я  не умею петь? – усмехнулась я.

Эрик отрешенно смотрел на меня, затем отвернулся,  беззвучно бормоча что-то  на французском.

-Эрик! Эрик! – позвала его, но тот даже не шелохнулся. – Клянусь ,я не хотела причинить вам боль ,я понимаю…

-Этого не может быть…Так не бывает, не бывает, - чуть не плача прошептал Эрик, - Он так не может шутить! Он не может надо мной издеваться вечно…

-Кто «он»? – недоуменно спросила я.

-Замолчите. Уходите. Уходите немедленно, прошу вас. Оставьте меня.

-Я  вас обидела? Ну, вы тоже, знаете ли,  задали жару…

-Уйдите, наконец! Оставьте меня одного, и чтобы там ни было – не заходите сюда, ясно? – обернувшись, рявкнул Эрик. Господи, он выглядел чистым Дьяволом. Его и без того  страшное лицо скривилось в злобной гримасе, от чего оно стало ещё более тошнотворным чем есть, золотые глаза бешено горели. В страхе, я попятилась к двери. Он засмеялся.

– Идите, идите…Боже, как вы красивы, когда боитесь. Видели бы вы свои большие глаза…  - не слушая его я, выскочила из комнаты.

Я слышала его смех. Живот скрутило, слезы лились по щекам. Быстро напялив первое попавшееся под руку, в слезах, я выбежала из дому. Я не знала, куда я иду. Я шла быстро, каблуки подворачивались, сильно выкручивая суставы, но я не чувствовала боли. Из глаз градом лились слезы, не хватало дыхания. Подальше ,подальше…Не в силах смириться с паникой, захватившей меня, я побежала. Я бежала, а в ушах звенел его дьявольский хохот…

Отредактировано Bastinda (2012-02-13 14:03:51)

32

Хорррош Эрик, хорррош... :sp:

Видит же, что век явно не его - а упорно отказывается смириться с действительностью. Упрямый. И даже не придал значения тому факту, что Кристина с ним по-русски говорит.

Интересно, что он дальше выкинет.

33

Мышь_полевая , он от шока просто жутко невнимательный :)
Дальше там Кристина будет куролесить :D

34

Bastinda, очень рад видеть продолжение. Реакция Эрика естественна - он, как гений, решил, что злобный виконт заманил его в ловушку (равняет он всех по себе, что естественно). И только голос "современной" Кристины убедил его в обратном. За главу  :give: , тапки в личке. И что же такое учудит Кристина? :)

Отредактировано opa79 (2012-02-13 14:59:38)

35

А знаете, какой момент мне в этом понравился больше всего?

Вот этот:

От бессмысленной словсеной тирады мне стало не по себе. Идти было некуда - спереди был Эрик, сзади окно. Мне было ужасно некомфортно. Ненавижу это чувство безвыходности, чувство загнанной в угол овцы. Вдобавок ко всему мне показалось, что в дыре на его лице что-то шевелится, из глаз предательски закапали слезы.

-Отойдите от меня, прошу вас! Не приближайтесь ко мне! – взмолилась я, отстраняясь от его лица.

Лицо Эрика приняло страдальческий вид. Боль и ярость в его глазах сменились на безбрежную печаль и тоску. Он медленно отошел от меня, дернувшись, будто прикоснулся к огню. К горлу подступил комок – взгляд Эрика рождал странные эмоции, его взгляд был таким несчастным, что мне стало стыдно за свои вырвавшиеся слова.

Прям до мурашек.
И порой убеждаюсь, что мысли материальны, витают поблизости. :) У меня в фике тоже будет - вернее, уже есть - чуть похожий эпизод.

36

Мышь_полевая, не хотелось чтоб моя ОЖП моментально свыклась с уродством и вся такая благородная прониклась и сразу поняла тяжелую судьбинушку. Рада, что душещипательный моментик удался :)

37

Я тоже присоединяюсь к чтению  :blush:
Нравится, что действие происходит в России. Эпизод в больнице... с одной стороны очень узнаваемая реальность, а с другой - настоящий, живой ПО ) И кажется, что все это где-то рядом  :)
И вообще, нравится Кристина. То, что она восприняла Эрика именно так, что вы не сгладили её реакцию на его лицо.
И думаю, Эрик будет сильно шокирован её жизнью. То есть, жизнью нормальной современной девушки ))) И очень хочется на это посмотреть. Конечно, когда он отойдет от шока с временем. Интересно.
Bastinda, спасибо :give:  теперь буду ждать продолжения )

Отредактировано Deydra (2012-02-13 19:57:45)

38

Deydra, спасибо большое :) Постараюсь продолжить в том же духе :D

39

Bastinda, похоже, что в Вашей теме я буду исполнять роль Бабы-Яги.
Мне решительно непонятно, почему Эрик не надел маску, когда собрался ругаться с Кристиной. Он ведь чувствует себя в маске гораздо уверенней.

Сцена получилась страшная, но Кристина как-то очень легко сдалась. Мне казалось, что у современных учителей нервы покрепче будут. Правда, у нее был трудный день и две нелегкие ночи....

И почему-то в конце вспомнилась сказка про лубяную избушку. :unsure: К кому теперь зайчикКристина обратится за помощью?

И еще я очень надеюсь, что Александру не придет в голову навестить свою подругу.  А если и придет, то у него нет ключей от квартиры, где Эрик сидит.  А то тогда Кристине точно не удастся избежать внимания полиции :scare:

40

Мне решительно непонятно, почему Эрик не надел маску, когда собрался ругаться с Кристиной. Он ведь чувствует себя в маске гораздо уверенней.

У Эрика пока шок. Плюс он помнит, что накануне-то Кристи очень даже неплохо с ним возилась, а он был без маски. Да и повязка на голове мешает, а повязка тоже вроде как дает чувство защищенности.

Кристина как-то очень легко сдалась. Мне казалось, что у современных учителей нервы покрепче будут

Кристина отнюдь не супергерой. Моя Кристина - это творческая впечатлительная девушка, очень легко относящаяся к жизни, ибо ей нечего терять - у нее нет семьи, нет серьезных отношений, работает она для души. Поэтому она берет Эрика домой, поэтому улетает из дому даже не подумав ,что он может ее обворовать, убить. К  тому же Кристи молодая учительница, незакаленная ещё :D

Александр персонаж второстепенный, и о Кристине мягко говоря не заботится...Ну а про тяжелую судьбу Кристины там будет дальше походу дела :)

41

Кристина отнюдь не супергерой. Моя Кристина - это творческая впечатлительная девушка, очень легко относящаяся к жизни, ибо ей нечего терять - у нее нет семьи, нет серьезных отношений, работает она для души. Поэтому она берет Эрика домой, поэтому улетает из дому даже не подумав ,что он может ее обворовать, убить. К  тому же Кристи молодая учительница, незакаленная ещё :D

Да, я тоже подумала, что вернется бедная девушка домой, а там уже замок в двери другой, квартира продана, а на ее имя кредит оформлен.  :D 

Александр персонаж второстепенный, и о Кристине мягко говоря не заботится...Ну а про тяжелую судьбу Кристины там будет дальше походу дела :)

Вот и славно. Хоть жив останется. А про дальнейшую судьбу Кристины узнать очень хочется. Спасибо.  :give:

42

Глава 5.

Господи, опять, опять это гадкое чувство паники…Сколько лет я жила с ним? Я ведь с таким трудом  избавилась от него, наивно думая, что победила. И вот снова – эти гадкие  ощущения в животе, когда пустота съедает изнутри, тошнит от любого запаха, руки сотрясает дрожь, слезы, готовые в любой момент предательски закапать, и голова так раскалывается, а в висках пульсирует кровь…Я опять боюсь, что станет плохо где-нибудь на людях, я боюсь, что снова появятся  эти внезапные позывы в туалет, боязнь опростаться у всех на виду …Все это преследовало меня так долго…

Медленно дойдя до какого-то скверика, я рухнула на скамейку, обхватив голову руками…

Сколько себя помню,  я всегда чего-то боялась. Когда я  была маленькой, жутко боялась матери. Воспоминания… Нахлынули, меняясь в памяти как слайды. Вот мама кричит на меня за сломанную куклу, вот замахивается – я пришла домой раньше времени и очередной ее мужик лежит неодетый на диване, вот я опять ем у соседей, потому что  мамы нет уже третий день.

Сколько же мне было? Четыре, пять?

Она никогда не разговаривала со мной спокойно, из ее уст я слышала только крик. Я почти не помню ее лица, зато помню голос – хриплый, басовитый, срывающийся в визг… Может ли вырасти нормальным ребенок, который первые пять лет своей жизни жил как животное? Сущий волчонок – только говорящий. Я до рвотных приступов боялась попадаться на глаза и снова услышать ее крик. А если это случалось, от нее и ее мужчин  я часто получала затрещины. А потом, месяцами, не могла нормально дышать – болели сломанные хрупкие, лишенные витаминов и кальция, ребра.

Я была нежеланным ребенком, нагулянной – мама сама меня так называла. Я рано стала самостоятельной,  мать часто оставляла меня дома одну, запирая в комнате с объедками и горшком.  Отца своего я не знала, но судя по своей фамилии, позднее догадалась, что отец мой , скорее всего,  кто-то из многочисленных польских дальнобойщиков. Мы жили в поселке на границе с Польшей. Как позже я узнала, мама моя была чем-то вроде фронтовой жены, иначе говоря, проституткой.

Не знаю, как бы сложилось мое дальнейшее существование, если бы не случилось страшное событие. Мне шел шестой год, когда однажды, в нашу хибару  пришли милиционеры и сообщили, что маму сажают  в тюрьму, а меня отправят в детский дом, если меня никто не будет опекать. Оперативно начали искать родственников. Тогда-то  я и узнала, что у меня есть бабушка. Как оказалось, обо мне она также узнала впервые.

Переехав к бабушке, я долго не могла привыкнуть к крану с горячей водой,  к чистоте, к приятным запахам, к теплой пище, чистой одежде и проявлению внимания. Как дикарка я ела много и быстро.  Бабушка баловала  меня, пекла мне всякие вкусности, гуляла со мной в парке, покупала подарки. Она научила меня правилам этикета, ставила мне музыкальные пластинки, водила в театр. Она также оказалась первоклассной  швеей, и обшивала половину города. К ней ходили разные люди, статные мужчины, красивые женщины. Я смотрела на них в дверную щелочку, и восхищалось их фигурой, прическами, макияжем, манерой держаться, их вкусом в одежде. Я так хотела стать на них похожей…Бабушка шила и мне, автоматически делая главной модницей детского сада, а потом и школы.

И все бы было ничего, как однажды меня  начали одолевать синдромы нервного расстройства. Теперь меня преследовал другой страх –  что бабушка  тоже может исчезнуть, она умрет и  все повторится снова – я опять окажусь в нашей лачуге, грязная, голодная, никому не нужная.  Опять начались панические приступы. Бабушка, заметив мою замкнутость и нервозность и  думая, что это все это от недостатка общения, отдала меня куда только можно – на танцы, в музыкальную школу…Но мне стало ещё хуже – теперь передо мной был страх сцены, выступлений, появлений на публике. Однако спустя некоторое время я догадалась, как победить мои фобии. Я начала усиленно заниматься. Танцевала до судорог в ногах, за две недели умудрилась растянуть себя до поперечного шпагата, играла на фортепьяно, пока ногти на руках не сбивались в кровь. Петь у меня никак не получалось, но я судорожно час за часом регулировала дыхание, стоя перед зеркалом, разрабатывала мимику и дни напролет бубнила под нос скороговорки. Так я поборола этот страх сама.

Мне было семнадцать, когда бабушки не стало. Я осталась совсем одна. Мама к тому времени скончалась в тюрьме. И опять мой мозг окутал беспричинный страх и испуг. Я привыкла ни в чем себе не отказывать, сама шила себе бальные платья из лучшей ткани, покупала дорогую косметику, ходила по элитным салонам. Конечно, я выигрывала денежные призы на соревнованиях, но из-за смерти родного человека что-то надломилось во мне. Я не могла себя заставить танцевать. Мне была необходима моральная поддержка, тот, кто позаботился бы обо мне, поддержал, приласкал…

Я рано осознала, что привлекательна. В танцевальном мире девочки  взрослеют быстрее – рано начинают ухаживать за собой, краситься, загорать в солярии.  В четырнадцать я выглядела как совершеннолетняя. Абсолютно нормальным считалось, что богатый  спонсор соревнований, фестивалей, сначала делает дорогие подарки, потом приглашает поужинать, а потом… Так и нашлись покровители – теперь меня начали опекать мужчины…

Посмотрев по сторонам, я усмехнулась. Все когда-то повторяется. Яблоко от яблони недалеко падает. Чем я лучше моей…

Подняв голову к солнцу, я наслаждалась теплыми лучами, ласкающими мою кожу, волосы, руки. Дышать стало легче. Живот успокоился, тошнота прошла. Но я знала, что все это обман, временно…

Я откашлялась. Надо идти туда, где мне помогут.

Медленно поднявшись, я медленно пошла в аптеку, к одной очень хорошей знакомой, которая без рецепта продаст мне одно чудесное лекарство, которое  обязательно поможет – и тогда все будет хорошо…

Домой я вернулась вечером, изрядно обессиленная дневной прогулкой. Лекарство действовало чересчур сильно, зрение было затуманено, в голове шумело. Но теперь я была спокойна.  Как же это прекрасно, черт возьми, чувствовать себя хорошо!

Эрика нигде не было. Вероятно, все ещё сидел в моей комнате, а это плохо – утром мне надо было ехать в школу, а все мои конспекты и учебные планы остались в спальне.

Вдохнув, я подергала ручку. Закрыто! Как это возможно, у меня же нет замка!

-Эрик, вы там? – молчание.- Эрик, дайте мне забрать вещи. Мне на работу завтра надо,  – тишина. – Вы там как, живы?

Поколотив ещё минут пять, я  крикнула:

-Если вам так нравится моя комната – черт  с вами, забирайте, только дайте…
Дверь неожиданно открылась.

Осторожно войдя в комнату, я охнула. Я увидела…просто чудовищной силы бардак, Мамаево побоище. Все мои учебные пособия, учебники по истории, искусству, культурологии, вся моя философская библиотека  – все хаотично валялось на полу вперемешку с брошюрками, методичками и  моими университетскими тетрадями.

-Что вы, черт вас дери, тут устроили? Кто вам дал право разбрасывать тут все и вообще брать тут что-либо!– взвизгнула я, и уже было наклонилась собирать все это безобразие.

-Не трогайте! Ни-че-го здесь не трогайте! Забирайте что вам надо, и уходите. Я же просил вас! – прогремело откуда-то из угла.

Я уставилась в темноту, но, конечно же, ничего не увидела.

-Только давайте договоримся не ворошить мой ящик с бельем. Там есть кое- какие штучки, которые могут вас шокировать , - усмехнулась я и начала откапывать свои бумажки.

Из угла послышался шумный вздох.

Наконец, разыскав все мои папки и прихватив кое-что из белья, я  уже  направилась к двери и напоследок спросила:

-Вы долго тут ещё будете сидеть? Может, поедите?

-Уходите!

Желания спорить и пререкаться, не было. Я вышла. Дверь за мной моментально закрылась.

Так продолжалось три дня. Я пропадала то в школе обычной, то в танцевальной и  приходила  домой только под вечер. Каждое утро я исправно готовила бульоны, но Эрик, казалось, решил себя замуровать. Я стучала в дверь, просила его поесть, но ответа не было. Со стаканом я подходила к двери и слушала, что же там происходит. Ничего кроме его бормотания и шелеста книг я не слышала. И на том спасибо, хоть живой. Я завидовала его выдержке. Три дня не ходить даже в туалет, ничего не есть и не пить –  без спецподготовки так нельзя. В моей голове зародилось предположение, что, возможно он давно практикующий йог. По крайней мере, это было научное объяснение, которое хоть как-то меня успокаивало. Я ловила себя на мысли, что Эрик похож на призрака. Он  вроде бы есть, но его в то же время и нет.
Вместе с этим во мне рождались странные чувства к этому сумасшедшему.

С одной стороны, я начала тихо его ненавидеть – за его наглость, хамство и неблагодарность. Все это меня раздражало. Я гостеприимно его приняла, тысячу раз извинялась за свой поступок, а он наорал на меня, да ещё и петь заставил. Из головы не выходил наш последний разговор, анализировав который, я ясно понимала, что он элементарно меня с кем-то спутал и теперь за это на мне отыгрывается. Это бесило вдвойне. Но и выгнать я его не могла. Во-первых, я опасалась за его здоровье. Я посовещалась со Славой и тот предположил, что возможно у него сильная амнезия, и  раз он выкидывает такие номера, надо бы показать его невропатологу. Это было невозможно. Во-вторых, если бы у него было куда идти, он бы давным-давно ушел. По крайней мере, это звучало логично. Ну, а третья причина – элементарное отсутствие возможности зайти в свою комнату и задать Эрику неистовую взбучку.
С другой стороны, мне было любопытно, почему он стал приписывать мне несуществующие поступки и обвинения и почему его так удивила дата на газете. Наверняка потерять память до такой степени, что не помнишь, в каком году ты живешь,  невозможно. В конце концов, я  же не переехала его.

А  его одежда? Кто сейчас носит бархатные жилеты с вышивкой и плащи, больше напоминающие крылья летучей мыши?...Сама того не замечая, я думала об Эрике практически 24 часа в сутки.

Наступила пятница. Весь день я ходила злая как собака, что, естественно сказалось и на работе.  Я сама себя не узнавала. Я никогда не кричала на детей, но сегодня как разъяренная фурия, я задавала детям ворох домашнего задания и устраивала им контрольные.

Днем позвонил Саша. Ненавязчиво и размеренно он интересовался моими последними делами, спрашивал про здоровье… В итоге он попросил сходить с ним на день Рождения какой-то шишки из мэрии. Договорившись о встрече, я вздохнула: ну почему сегодня? Настроения не было, идти никуда не хотелось, ибо я знала, чем закончится этот праздник.

Сделав макияж и прическу, я вернулась домой. Войдя на кухню, я увидела, что кастрюлька с бульоном пуста. « Жрать захотел, паршивец…» - ехидно подумала я. Жаль, я думала мой гость со сверхспособностями…

На часах было девять вечера. Что-то заставило меня оглянуться, когда я выходила из дома. В темном окне на меня смотрели два огонька. О, ничего себе, мой затворник вышел… Неожиданно мои губы растянулись в радостной улыбке, а дыхание  сбилось. Испугавшись странной реакции, я отвернулась и быстро засеменила к машине.

***

Этот вечер ничем не отличался от других вечеров, проведенных с Сашей. Как всегда, поторчав пару часов на дне рождения человека, которого я видела в первый раз, мы поехали  домой к Саше.

Его дом располагался в самой элитной части города. Огромный, трехэтажный, с сауной, и бассейном, он никогда мне не нравился. В нем я чувствовала себя настолько неуютно, что покидала его уже рано утром, зачастую не дождавшись пробуждения хозяина.

Войдя в гостиную, я увидела сервированный стол с закусками, фруктами и шампанским. Саша отодвинул стул, помогая мне сесть и начал открывать шампанское. Я оценивающе посмотрела на него, будто увидела в первый раз.
Надо же, сорок три года, а выглядит на тридцать. Третий год пошел нашему знакомству и тесной дружбе – я предпочитаю это называть так, хотя на самом деле слово, описывающее наши отношения, далеко не цензурное.  Высокий, стройный, черноволосый, образованный, богатый…Что тебе, Кристина, ещё надо? Не всем выпадает счастье любить. Тебе 25, а ты до сих пор не знаешь, что такое эти пресловутые бабочки в животе, и каково это, когда  голова перестает соображать от любви…Все твои подруги замужем, имеют детей…А ты все живешь романтическими  мечтами и надеешься…Нет, скорее уже не надеешься…

-Кристина….О чем ты думаешь, зайка? – мягко спросил меня бархатный голос. Я вздрогнула. – Спорим, ты думаешь о том, какой подарок я тебе подарю?

Я нахмурилась. «Знал бы ты меня о чем я думаю…Хотя откуда тебе знать, если ты и меня не знаешь…»

-Кристина - тихо проговорил Саша, - что это с тобой? У тебя какие-то проблемы? Ты весь вечер такая странная…На тебя это не похоже. У тебя что-то болит?

-Да нет, все хорошо…

-Ну, тогда  прошу!

Уговорив бутылку шампанского, Саша таинственно улыбнулся.

-Кристина, я решил исправиться и сделать тебе настоящий подарок. Итак, закрой глаза и дай руку!

Вздохнув, я прикрыла глаза. Через мгновение на запястье защелкнулось что-то увесистое.

« Наручники! Твою мать, этого ещё не хватало…» - пронеслось в голове.

-Все, открывай!

Я открыла глаза. На руке красовался тяжелый литой золотой браслет с какими-то камушками. Я растерянно захлопала глазами, подавляя истинные эмоции.

-Какая красота!  - восхищенно прошептала я, - Боже…Он ведь такой…такой….дорогой! Саша, ты меня балуешь! – игриво подмигнула я.

-Перестань! У красивой женщины должно быть много украшений!

Время шло, шампанское не кончалось… Я разговорилась, мы смеялись, шутили…Выпив достаточно алкоголя,  я расслабилась, откинувшись на диван. Раздражение исчезло, шампанское мягко туманило голову. Саша погасил свет и сел рядом.

-Кристина …Знаешь, мне надо будет уехать на две недели в Москву…Если хочешь – можешь пожить тут, я оставлю тебе ключ, можешь пригласить подружек…Только без мальчиков!

Я улыбнулась.

- Я конечно могу взять, но не думаю, что воспользуюсь им, тем более что у меня живет Эр… - я прикусила язык. Черт, я идиотка! Вот так всегда – то, о чем постоянно думаешь, в итоге вырывается наружу.

-Кто живет? – переспросил Саша.

-Э…Эриния – ляпнула я первое, что пришло в затуманенную алкоголем голову.

-Что за дурацкое имя…Кто это?

-Моя давнишняя знакомая! – беззаботно улыбнулась я, - знаешь, у нее тяжелая ситуация – муж бросил, мать уехала, она совсем одна….

-Имя больше стриптизерше подходит …

-Она... кажется, из Дагестана…Вроде бы… - продолжала я беззастенчиво врать.  – И зачем ты едешь в Москву?

Мы болтали ещё какое-то время, как вдруг я почувствовала, что Сашины руки ласкают мою шею.

-Кристина, знаешь, я был так занят – совсем тебе не звонил... Моя бывшая, похоже, хочет у меня все забрать…Нервы ни к черту. А раздраженным тебе звонить не хочется... Я так скучал по тебе…Господи, как же ты пахнешь… Может , поднимемся наверх? – прошептал Саша, поглаживая мои обнаженные бедра.

Наверх….Вот и пришло время расплачиваться за подарки…

Отредактировано Bastinda (2012-02-17 22:30:12)

43

Мне этот фик нравится всё больше и больше с каждым выложенным кусочком. :hey:
Кристину жаль до безобразия, но вместе с тем всё это так жизненно и правдиво, что просто чудо.
И Эрик нравится. Он тут такой чудесный псих, что я просто в восторге. :D

44

Bastinda, все пчелы летят с медом, а я опять с дегтем. (он в личке)

Хотя, надо отдать Вам должное, отрывок получился очень содержательный и запоминающийся - я получила ответы на все вопросы, возникшие у меня до этого и на некоторые, появившиеся по ходу чтения.

Один момент остался для меня неясным - как Кристина, пропадавшая целыми днями в школах (танцевальной и обычной), определила, что Эрик не пил и не пользовался удобствами? Но это риторический вопрос, ответ на него меня на самом деле не интересует.

Образ бабушки мне очень понравился. Эрик тоже получился ярким и характерным.
Спасибо  :give:

Отредактировано karolinka (2012-02-17 15:47:44)

45

Bastinda , глава мне в общем понравилась.  :give:

Бабушке Кристины нужно просто поставить памятник - выходить одичавшую девочку 5 лет и привести ее в людский вид - это подвиг с ее стороны.

Но вот по прочтении у меня возникли  вопросы не по образам и стилистике, а по сути написанного.

Почему внучка увидела бабушку явно со стороны матери, только когда мать посадили? Обычно женщины такого сорта, как мать Вашей Кристины, стараются ребенка сбыть своей матери или же в детдом - чтобы обуза-дочь не путалась под ногами. Почему же мать Кристины рискует тем, что у нее отберут родительские права со всеми вытекающими последствиями, держа девочку как в концлагере, на объедках и постоянно запертую? Пожалуйста, обоснуйте свою позицию.

-Кто живет? – переспросил Саша.

-Э…Эриния – ляпнула я первое, что пришло в затуманенную алкоголем голову.

-Что за дурацкое имя…Кто это?

Слава Богу, он не знает мифологию…

-Моя давнишняя знакомая! – беззаботно улыбнулась я, - знаешь, у нее тяжелая ситуация – муж бросил, мать уехала, она совсем одна….

-Имя больше стриптизерше подходит …

Интересно, если Саша действительно "образец интеллигентности", то почему он не знает греческой мифологии в объеме средней школы :shok: ?! Ведь все, кто читал "Илиаду" и "Одиссею", знают, кто такие Эринии. Пожалуйста, объясните этот факт.

Один момент остался для меня неясным - как Кристина, пропадавшая целыми днями в школах (танцевальной и обычной), определила, что Эрик не пил и не пользовался удобствами?

karolinka, элементарно! То, что человек пил и пользовался санузлом, легко определить по изменению уровня воды в чайнике/очистном фильтре, использованной туалетной бумаге в ведре и уменьшению рулона этой бумаги, запаху ароматизатора для туалета или по прочим запахам в санузле - для этого не нужно быть Шерлоком Холмсом. Вариант для эстета и параноика - по показаниям счетчиков воды  :). Если все на месте - значит не пил и не пользовался.  ИМХО, профессиональной наблюдательности учительницы, постоянно борющейся со шпорами, для обнаружения упомянутых фактов и построения такой логической цепочки достаточно с головой.

Мышь_полевая,

Кристину жаль до безобразия, но вместе с тем всё это так жизненно и правдиво, что просто чудо.

Присоединяюсь обеими руками "за". Хочется только попросить автора - хоть наркоманку из своей Кристины не делайте! Ей и так уже от жизни досталось!

-Не трогайте! Ни-че-го здесь не трогайте! Забирайте что вам надо, и уходите. Я же просил вас! – прогремело откуда-то из угла.

"Ну да, я тут вникаю в то, что произошло за 130 лет, а ты мне злобно мешаешь. Ух, запенджабить  бы тебя, так жалко же!" Bastinda, БРАВО  appl  ! :give:

Жду следующую главу. Тапки в личке.

Отредактировано opa79 (2012-02-17 19:08:31)

46

Мышь_полевая, спасибо большое! Очень приятно слышать это от Вас :)

karolinka, ну она оставляла бульончик - а кастрюлька не пустела. Приходила она допустим вечером домой, часов в 19.00, и не спала до ночи - а он и носа не казал. :D Вот она и подумала, что Эрик объявил бойкот. Важно то ,что она его не видела 3 дня, а он все-таки в квартире-то находился и никакой активности не проявлял :)

47

karolinka, элементарно! То, что человек пил и пользовался санузлом, легко определить по изменению уровня воды в чайнике/очистном фильтре, использованной туалетной бумаге в ведре и уменьшению рулона этой бумаги, запаху ароматизатора для туалета или по прочим запахам в санузле - для этого не нужно быть Шерлоком Холмсом. Вариант для эстета и параноика - по показаниям счетчиков воды  :). Если все на месте - значит не пил и не пользовался.  ИМХО, профессиональной наблюдательности учительницы, постоянно борющейся со шпорами, для обнаружения упомянутых фактов и построения такой логической цепочки достаточно с головой.

opa79, пить он мог прямо из-под крана, туалетная бумага спускается в унитаз, ароматизатором пользуются не все - у нас, например, при зажигании света включается и принудительная вентиляция, благодаря чему все неприятное "улетает в трубу" в считанные мгновения, а замерять объем рулончика перед уходом и после возвращения, как и проверять показания водомеров, ни одна женщина не будет.

На остальные вопросы у меня есть ответы, но не буду лезть "поперек батьки".

Bastinda, сорри за оффтоп. *fi*

P.S.Про еду (бульончик) я не спрашивала. Как определить, ели твою стряпню или в унитаз ее спустили, я прекрасно знаю.   :)
Не обижайтесь, пожалуйста.  :give:

Отредактировано karolinka (2012-02-18 04:15:47)

48

Почему внучка увидела бабушку явно со стороны матери, только когда мать посадили? Обычно женщины такого сорта, как мать вашей Кристины, стараются ребенка сбыть своей матери или же в детдом - чтобы обуза-дочь не путалась под ногами. Почему же мать Кристины рискует тем, что у нее отберут родительские права со всеми вытекающими последствиями, держа девочку как в концлагере, на объедках и постоянно запертую? Пожалуйста, обоснуйте свою позицию.


Я решила, что бабушка Кристины сильно поссорилась со своей дочерью и просто разорвала с ней отношения. Когда я придумывала это все, я предположила что мать Кристи пила, наркоманила, тянула деньги, подворовывала, короче говоря, превратилась в асоциальный элемент, тем самым полностью отвернув от себя родителей, у которых кончилось терпение.
И не случайно у Кристины польская фамилия - значит ее мать была неравнодушна к этому человеку, иначе  дала бы свою. А так обращалась она с девочкой потому что этот мужчина, узнав о ребенке от проститутки, возможно,  бросил ее на произвол судьбы. Мать воспринимает ребенка как причину несчастья, такое же часто бывает.

Интересно, если Саша действительно "образец интеллигентности", то почему он не знает греческой мифологии в объеме средней школы ?! Ведь все, кто читал "Илиаду" и "Одиссею", знают, кто такие Эринии. Пожалуйста, объясните этот факт.


Ну не возможно же все помнить :D Ему 43, куча проблем, бизнес, бывшая жена,  какие там Эринии? :D Тем более на сколько я помню, на уроках МХК среднестатистический мальчик не читал запоем творения Гомера :)

karolinka, хочется думать, что Эрик все-таки поел, а не вылил все  к чертям  :rofl:

Отредактировано Bastinda (2012-02-17 19:25:40)

49

karolinka, продолжая тему "как поймать за руку Эрика", могу добавить к сказанному сдвинутый с обычного места (рычаг) или недожатый/пережатый (штурвальчик) кран, не вытертую от попавшей на нее воды раковину, капли воды на плитке, краске или обоях, которые даже высохнув, неминуемо оставят следы извести (белые полосы), сдвинутое с места мокрое полотенце или тряпку, если пролитую воду Эрик попытался вытереть - да вообще  любые мелочи, которые лезут в глаза сразу, если кто-то покопался в твоем идеально или не очень организованном, но привычном для глаза и родном хозяйстве. Рулон туалетной бумаги Кристине взвешивать не нужно - достаточно "не так" оторванного конца, слишком длинного или короткого конца бумаги, свисающего за край держателя, или же сдвинутого влево/вправо рулона  - и сразу становится ясно, что кто-то им пользовался. Принудительная вентиляция в силу того, что мужчины, пардон, писают стоя, спасает от запахов далеко не всегда.

Кстати, если не секрет, как определить, съели бульон или нет без вскрытия пациента? :) По следу на кастрюле/тарелке? Когда я нянчил младшую сестренку, то определить, ела она или нет, мне почти никогда точно не удавалось. Ответ бросай в личку - пригодится :).

Bastinda, спасибо за ответ. С ответом по бабушке полностью согласен. Она просто не знала о внучке.

Значит, Саша - все же не "образец интеллигентности". Его невежество меня просто удивляет. Хотя, конечно, забыть можно очень многое. Я так понял, он в процессе развода? Тогда все понятно.

Еще раз спасибо. :give:

Отредактировано opa79 (2012-02-17 22:05:47)

50

У Кристины была трудная жизнь, конечно, благодаря бабушке было и много хорошего, но надлом никуда не исчез. Так жаль.

А Эрик... :D  я представляю, какой у него сейчас разброд и кипение в мыслях. За три дня ускоренный курс истории ) И интересно, что он решит в этой ситуации делать. И с Кристиной, и вообще )

И подумалось... Когда Саша спрашивал кто такая Эриния, он имел в виду реального человека, девушку, что живет у Кристины... по её словам. То есть он мог быть и интеллигентным, и начитанным, и даже ориентирующимся в мифологии, просто в таком контексте в последнюю очередь возникает мысть о богинях. Только если в виде "ну надо же, как родители назвали" )

Отредактировано Deydra (2012-02-17 21:51:25)

51

Deydra, я бы с Вами по поводу Саши согласился, если бы по тексту в голове у Кристины не пронеслась мысль:

Слава Богу, он не знает мифологию…

. а она подумала бы что-то вроде "Фу, пронесло... Авось он меня не поймает на этом и позже...". Думаю, у Кристины как любовницы было время оценить не только дом и статус мужчины, но и уровень его культуры - это не спрячешь ни за какой "маской". Тем более, что Кристина - учительница истории, а значит сама должна иметь определенный уровень знаний мифологии и общий культурный уровень чуть выше среднего.
Согласитесь, можно не знать или не помнить имен всех Муз или Эриний, но не слышать о том, кто это такие, для 43-летнего интеллигента все же несколько странно. Эринии, кстати, были еще и персонажами классических трагедий - или зарубежную литературу Саша тоже не учил? А ведь вариант тупого бандюка по описанию Саши отпадает сразу.
Единственное приемлемое объяснение здесь - трудности в работе/бизнесе + развод. В подобных ситуациях в голову действительно ничего не лезет.
Возможно, дабы снять труднообъяснимое противоречие, автору следует слегка подправить диалог.

Отредактировано opa79 (2012-02-17 22:04:22)

52

opa79, ладно, вычеркиваю Александра из интеллигентов. Надо было Эрика Эридой назвать. Она хоть не так распространена.

Отредактировано Bastinda (2012-02-17 22:33:00)

53

Глава 6.

Я приоткрыла глаза. Черт, жарко-то как…И шея болит… Это все эти проклятые подушки, жесткие, высокие, ощущения будто на больничной койке лежишь…

Я со стоном повернула голову. Справа мирно сопел Саша, сжав в руке мое платье.

Я медленно села и взяла часы. Пять утра…За окном ещё так темно…Ох, поскорее бы домой…

Домой…Господи, как я хотела оказаться сейчас в своей кровати и мирно спать…Потянув платье из Сашиных рук, я усмехнулась. Выспаться мне не удастся . Угораздило же меня купить такой жесткий и неудобный диван! И как только друзья на нем спят…

Я встала, и покачнулась, в голову ударило что-то теплое. Ой-ой, кажется я все ещё под градусом. Ладно…

Застегнув платье, я вызвала такси. Потянувшись, я подошла к кровати и  прилегла рядом с Сашей.

-Ээй… - прошептала я, ласково теребя по смоляным волосам – просыпайся…

Саша заворочался и приоткрыл глаза. Увидев меня, он просипел:

-Ты что, уже? Нет, я тебя не отпускаю! Я уезжаю завтра, я хотел провести с тобой весь день…

-Нет Саш, я пойду. У меня все тело ломит от твоего матраса, да и работа у меня завтра.

-Кто работает в субботу… - проворчал Саша, - Не уходи…Ты всегда уходишь… Как ты поедешь?

-Как всегда, на такси. Когда ты приезжаешь?

-Думаю, к десятому числу. Подай мне очки.

Я протянула ему очки.

-Кристина, давай жить вместе.- от неожиданности я открыла рот. – Мы с тобой взрослые люди, знакомы два года… Перебирайся ко мне, бросай свое нервную работу и ...

-Саша, я не хочу! Работа – мое спасение! Мне она нравится, мне нравится общение с детьми, с людьми, нравится передавать свои знания ,свой опыт…

-Тебе нравится общение со всеми, кроме меня! Ты игнорировала  меня неделю! Я звонил тебе каждый день и каждый день я выслушивал твои оправдания – то  работа, то ты болеешь, то с крестницей гуляешь…У тебя столько дел, что с трудом верится, что ты учительница!

-Ты мне не веришь? Как ты хочешь жить со мной, если беспричинно подозреваешь меня? И ты, кажется,  забыл, о чем говорил, когда мы познакомились? Что тебе не нужны серьезные отношения, что ты устал от семьи, что не можешь распылять свое внимание…

Саша поднялся и подошел к окну.

-Сколько тебе было лет, когда я впервые тебя увидел? Девятнадцать кажется…Я тогда приехал к Мише, отдохнуть,  водочки попить, в бане попариться…А там ты. Только разработала ноги после операций…Такая нежная, беззащитная…Ходить могла только с костылями…Совсем ребенок… - Саша присел рядом со мной и взял меня за руку.  – Я тебе никогда этого не говорил, но тогда… Я тебя увидел и пропал. Несколько раз я ещё приезжал к нему из-за тебя. А потом ты упорхнула к другому, и я потерял тебя из виду. А два года назад, в самый пик этой тяжбы с разводом я снова тебя встретил и ….сумел расположить к себе...

Я вскочила на ноги.

-Зачем ты это сказал? В очередной раз ткнуть меня носом? Напомнить что я…Как там это у вас зовется? Переходящий приз? – резко выдала я. Саша торопливо подошел ко мне и обнял за талию, свободной рукой гладя по волосам.

-Успокойся…Ты не похожа на тех девочек, которые гонятся за деньгами, ни сейчас, ни тогда! Кристина, послушай, я всегда считал тебя своим …хм, другом. Ты красивая, умная, образованная женщина. Ты никогда не была для меня содержанкой. Ты не такая. Да, я даю тебе деньги, но не потому что мы с тобой…Что мы… Пойми, мне хочется помочь тебе, облегчить жизнь. Ты живешь одна, ты такая хрупкая, маленькая…Такая худая…

-Ты даешь мне деньги, чтобы я поправилась? – улыбнулась я. Саша засмеялся.

Зазвонил телефон.

-Такси подъехало. Мне пора.

-Ты как сорока. Хвостом махнула и ускакала…

Мы спустились к двери. Саша покопался в комоде и выудил ключ от дома.

-Возьми. С чипами разберешься, просто приходи сюда хоть раз в неделю. Чтобы поспокойнее было. И  еще… - Саша протянул мне конвертик. – Я подумал, скоро лето. Купи себе одежды, сумочек ну и что ты там ещё покупаешь. И вот ещё что. Когда я вернусь, я намерен поговорить с тобой серьезно, так что готовься. Я хочу, чтобы…мы были вместе. Мы долго к этому шли. И кажется, пришли.

Постояв ещё немного на крыльце, мы попрощались.

Дорога до дома была чересчур долгой. Сидя в машине, я думала о том, что сказал мне Саша. Я знала, что этим все закончится…Его предложение меня пугало. Я не могу и не умею жить с мужчиной. Все мои попытки заканчивались скорым расставанием. Я ничего не могла с собой поделать - до белого каления меня выводила из себя мужская неаккуратность, расспросы, контроль... Наружу вылезали все шероховатости мужского характера, с которыми я не могла и не хотела мириться. Мне становилось жутко некомфортно от постоянного пребывания другого человека в моем пространстве. Я сильно привыкла к одиночеству и прекрасно понимала, что мне действительно надо любить человека, чтобы впустить его в свой мир, а не просто испытывать симпатию.

Я вздохнула. Этой мыслью я оправдывала все свои неудачи. Я просто ещё не любила. Да... Задумавшись, я не заметила, как такси подъехало к дому.

Переступив порог квартиры, я почувствовала себя намного легче. Я наклонилась, чтобы расстегнуть туфли, но что-то мешало, не пускало меня. Обернувшись, я увидела, что прищемила дверью подол платья. Я развернулась, чтобы его вытащить, но мои ноги запутались в юбке и я, не удержавшись на высоких каблуках, с грохотом рухнула на пол. Послышался треск – кусок подола остался в двери.

Спину пронзила адская боль,  будто вместо позвоночника во мне был раскаленный штырь. Шпильки в голове вошли под кожу. Из уст вырвался болезненный протяжный стон. Приподнявшись на локтях, я охнула от боли, из глаз побежали слезы. Вот только со спиной проблем мне не хватало...Ну как же больно!!!

Раздался скрип двери и через мгновение в коридор вбежал Эрик. Его лицо было закрыто  маской. Увидев, что я сижу на полу, он рванул ко мне, но остановился в метре.

-Поможете встать? – всхлипывая от боли, спросила я.

Эрик облокотился  на стену и сложил руки на груди.

- Вас, кажется, ужасало мое общество. Помнится, вы молили, чтобы я к вам больше не приближался…Чтобы помочь, я должен не только приблизиться, но ещё и коснуться вас…  - Эрик подошел ближе и опустился передо мной на одно колено. Его маска оказалась так близко к моему лицу, что я, кажется, ощущала его горячее дыхание – Ручаетесь, что не умрете от отвращения?

От этого прекрасного голоса, что раздался так близко, по телу побежали мурашки, а дыхание участилось. Я не могла оторваться от его желтых глаз, в них, наверное, можно было смотреть вечно, как на огонь…Из глаз потекли слезы. Не в силах ничего произнести, я беспомощно протянула ему руки. Эрик изумленно посмотрел на меня. Молча, он взял меня на руки и, легко подняв, отнес в мою спальню.

Осторожно посадив  меня на кровать, Эрик присел на самый край. Я подвигала ногами. В левой ноге почувствовалась привычная боль при растяжении.

- Эрик, будьте другом, расстегните мне туфли.

Эрик замер и вопросительно посмотрел  сквозь прорези маски.

-Что вы…сказали?

-Я говорю, туфли мне не могли бы расстегнуть?

Эрик взглянул на мои ноги. Длинная юбка задралась, обнажив ноги в ажурных чулках до колена. Окинув их взглядом, Эрик резко отвернулся и отскочил к окну.

Закатив глаза, я со стоном опустила ноги на пол. Эрик дернулся, но остался стоять у окна, оперевшись руками в подоконник

Сняв туфли, я пощупала голеностоп. Горячий...Скоро нога опухнет и я не влезу ни в одну пару обуви, потом посинеет, а я буду хромать две недели…Повернувшись к Эрику, я проговорила:

-Эрик, подайте мне палочку, пожалуйста. Она за шторой стоит.

Эрик вздрогнул.  Пошарив за шторой, он поднес мне трость и даже помог подняться. Встав на ноги, я спросила, глядя в его гипнотические глаза:

-Эрик, почему вы надели маску?

Эрик сверкнул глазами.

-Потому что…вы испугались моего лица.

- Я испугалась вашего странного поведения больше, чем лица.

-Да неужели? Тогда с почином. Вы пока одна такая…

-Ладно. Ложитесь спать, рассвело уже, – улыбнулась я.

-Я не буду спать здесь. Это ваша комната, и я…Я посплю на диване.

-Он неудобный!

-Я знаю.

-Откуда?

Эрик загадочно прищурился.

-Я теперь многое знаю.

-Ну ладно…

Оставшись одна в своей родной любимой комнате, я подковыляла к кровати и с визгом упала на матрас. Моя комната! Я снова в своей кровати, я наконец-то высплюсь…Так, где моя любимая подушечка?

Я обхватила подушку двумя руками и радостно уткнулась в нее. Моя родная, как же я скучала по тебе! Втянув носом воздух, я почувствовала сладкий пряный запах. В замешательстве, я привстала. О, Господи…

Я мигом вскочила и ойкнула от боли – наступила на подвернутую ногу. Тут же спал Эрик! Ну что я за идиотка! Немедленно перестелить тут все!!!

Поменяв белье, я присела. Так… Полседьмого утра… Я решила, что ложиться спать бесполезно,  а вот в душ сходить не помешало бы.

Я переоделась в халат и похромала в ванную. Холодный душ помог снять напряжение и придал сил. Закрутив на голове тюрбан из полотенца, я вышла из ванны и направилась на кухню – желудок напоминал, что пора бы в него что-нибудь загрузить.

Войдя на кухню, я увидела такую привычную всем киношным американским семьям утреннюю картину. За столом сидел Эрик, закрыв лицо газетой, справа стояла кружка, вероятно с чаем.

-Наконец-то вы хоть пить захотели, а то я думала, вы воздухом питаетесь! – улыбнулась я.

Эрик медленно опустил газету. Маски на его лице уже не было, но увидеть его лицо толком  у меня не получилось – я вынула линзы из глаз, без которых почти ничего не видела вблизи. Эрик молчал, уставившись на меня золотыми  глазами, и видимо, снова ожидал моей бурной реакции на его лицо. Он меня что, специально пугает?

Как ни в чем не бывало, я открыла холодильник и достала два йогурта. Поставив баночку перед Эриком, я села и произнесла:

-Вы, наверное, есть хотите? Съешьте йогурт, а попозже я что-нибудь посерьезнее сделаю.

Эрик наклонил голову вбок и тихо спросил:

-Вы издеваетесь, да?

-С чего вы взяли?

-Вы вот так легко садитесь рядом и ещё есть, при этом, собираетесь?

-Мне уйти?

-Я этого не говорил!

-А в чем проблема?

-В чем проблема? Вы…У вас еще наглости хватает спрашивать, в чем проблема… – прошипел Эрик, завязывая маску.

Ой, ну что за детский сад! Я же не на него пришла смотреть, в самом деле…Я уже было открыла рот, чтобы сказать что-нибудь резкое, но в последний момент передумала. Надо быть поласковее. Он явно стесняется и своего лица, и моего общества… Ну что же теперь сделать, если мы живем в одной квартире!

Вспомнив, как я обидела его, мне стало не по себе. Но ведь тогда меня пугали его слова, а не его лицо...

Так…Лучший способ завоевать доверие – это ненавязчивый тактильный контакт. В конце концов, когда Эрик рыдал, этот самый контакт прокатил же! Надо заставить снять его эту маску. Без нее он более предсказуем.

Эрик  исподлобья смотрел на меня, опустив голову. Прищурив глаза и углядев его скелетообразную руку, я легонько накрыла ее сверху своей ладонью и чуть не отдернула назад, ибо она была ледяной. Эрик напрягся и вжался в стул. Я почувствовала, как его рука задрожала мелкой дрожью. Ласково улыбнувшись, я проговорила:

-Эрик, зачем вам эта маска? Мне легче видеть ваше лицо, чем черный кусок ткани. Мне хочется понимать ваше настроение и ваши эмоции. Глаза, конечно, зеркало души, но они многого не в силах выразить. Снимите ее, вам же легче будет.

- Снять маску? Чтобы опять увидеть, как вы сползаете по стенке от страха? Думаете, это так приятно? Ах да, вы же выпили…Для храбрости?

Я стала пунцовой. Вот язва!

-Как…Как вы догадались, что я…пила? Я вернулась домой в нормальном состоянии!

Эрик отдернул руку  и пристально на меня посмотрел.

-Ни одна женщина, будучи в здравом уме, не захочет, чтобы я к ней прикасался. Это объяснимо лишь в одном случае.

Я вздохнула. Вот что делают с людьми комплексы. Его не переспоришь…

-Ладно, не хотите снимать – не надо, вам же хуже. Что вы будете есть потом? – спросила я, стягивая полотенце с головы.

Эрик  восхищенно посмотрел на рассыпавшиеся по плечам кудряшки, но тут же опустил глаза.

-Вы…Вы хотите для меня что-то…приготовить? – прошелестел он, теребя край скатерти.

- Вы практически неделю ничего не ели, как вы только на ногах ещё стоите! Ну и должна же я как-то загладить свою вину перед вами! – засмеялась я.

Эрик сверкнул глазами и посмотрел на меня с такой ненавистью и болью, что мой живот невольно сжался.

-Вы ничего мне не должны! Мне не нужна ваша жалость и ваша еда! Я в ней не нуждаюсь!

-Это, простите, как?

-Очень просто!

-Но вы должны нормально питаться! Посмотрите на себя! Вы похожи на скелет, вы истощены! Зачем вы так мучаете себя? Только мертвецы ничего не едят…

Эрик резко встал, подошел ко мне и наклонился так близко, что я видела свое отражение в его янтарных глазах. Я замерла, не смея вздохнуть.

-А я, по-вашему, кто? – прошипел он.

-Ч-человек, кто же ещё... – запинаясь, выдавила я.

Эрик мечтательно пробежал взглядом по моему лицу. Отстранившись назад, он медленно отошел к двери и обернулся.

-На человека… Это так непривычно слышать …Сколько вам лет, наивная душа? - спросил он.

-Двадцать пять.

-Двадцать пять…Определенно старше… Будьте умницей, не заходите в комнату. Оставьте меня одного. Мне надо о многом подумать…

-А что вы делали все это время в моей комнате? – поинтересовалась я.

-Пытался осознать, каким образом мир перевернулся с ног на голову. – задумчиво протянул Эрик и вышел.

Я швырнула полотенце на стул. Какой же он ранимый и  чувствительный…Как ребенок…Бедный Эрик, как же сложно ему, наверное, пришлось, раз он так обижается на мои невинные, на первый взгляд, слова. Я улыбнулась. Впервые в жизни я видела такого странного, такого непонятного человека. Он пугал меня. Да, я боялась его, но отчаянно не хотела с этим мириться. Было в нем что-то притягательное, трогательное, что-то, что пробуждало желание  заботиться о нем, проявлять к нему внимание…

«Пора рожать ребенка! Это все материнский инстинкт…» - усмехнулась я про себя и принялась завтракать, мечтательно глядя в окно.

Отредактировано Bastinda (2012-02-23 01:52:02)

54

Bastinda, отличная глава, читается на одном дыхании.

Эрик облокотился на стену и сложил руки на груди.

- Вас, кажется, ужасало мое общество. Помнится, вы молили, чтобы я к вам больше не приближался…Чтобы помочь, я должен не только приблизиться, но ещё и коснуться вас… - Эрик подошел ближе и опустился передо мной на одно колено. Его маска оказалась так близко к моему лицу, что я, кажется, ощущала его горячее дыхание – Ручаетесь, что не умрете от отвращения?

"Узнаю брата Колю! "
Браво, Bastinda! appl  appl

Тапки в личке ^_^ .

Отредактировано opa79 (2012-02-23 13:52:22)

55

Однако, какой Эрик нервный ) То есть понятно отчего, но все равно... девушка подвернула ногу, а он вместо того чтобы принять руку, которую ему к тому же протягивает она сама, начинает выяснять, как она будет реагировать, если он её примет ))) Нет бы радоваться )) Я шучу.
А Кристина очень добра с ним. И это выражается даже не в том, что она смотрит на него, прикасается, а в том, что позволяет жить у неё, предлагает приготовить что-нибудь вкусное ) Другая давно бы попросила уйти. Особенно после тех выкрутасов, что он устраивал. Хотя, чудесный голос Эрика никто не отменял. И на современную Кристину он действует так же.
Bastinda, интересно!  :give: Буду ждать, что дальше у них получится.
А Саша удивил.

Отредактировано Deydra (2012-02-23 15:14:53)

56

Deydra, спасибо, будем стараться!

Мой Эрик мечется, бедняга, но скоро все нормально будет, надеюсь :)

57

Bastinda, спасибо за продолжение.
Надо же, а Саша гораздо лучше, чем я ожидала. :)
Вот немножко неестественной показалась первая ситуация с Эриком - он увидел, что Кристине реально больно. Мне кажется, в этой ситуации он бы всё-таки забыл свои комплексы и бросился ей на помощь. А рефлексировать на тему внешности уже начал бы потом. Как-то немножко резануло глаз, когда она корчится от боли на полу, а он тут мнется "притронуться - не притронуться".
А вот дальше - в спальне и на кухне - это даааа... :wub:

58

Bastinda, хороший кусочек получился.
И Александр, получается, не такой уж второстепенный персонаж, хотя у меня возникло ощущение, что его предложение случайное, что-ли. Словно он сам не ожидал, что сделает его. В таком случае несколько раздраженная реакция Кристины вполне оправдана.
Нерешительность Эрика я объяснила тем, что он уже точно знает, что эта не его Кристина. Потому и не кидается к девушке на помощь по первой просьбе. Но внешнее сходство быстро возвращает все на свои места.
У меня только один вопрос остался: откуда Эрик знает, что диван не удобный? :)
Спасибо, Bastinda. :give:

59

Мышь_полевая, спасибо:)

Если бы Вы знали, как чесались руки написать,что Эрик кинулся помогать и все забыл...Ан нет, она же его обидела. А он у меня такой, растаял , только когда Кристина сама ручки протянула. 

karolinka, Вы правы. Эрик уже понял, что что-то тут не так, поэтому осторожничает. А откуда знает про диван..Он же любопытная сорока, вот и лазил по всему дому ,пока Кристи пашет :) Шучу. Думаю, дальше этот вопрос ещё появится :) Спасибо, что читаете :give:

60

Глава 7.

Прошло ещё несколько дней. Эрик настойчиво пытался меня избегать.  Случайно столкнувшись со мной в проходе, он опускал голову, быстренько здоровался и сразу убегал в гостиную. Я его не тревожила, прекрасно зная, что личное пространство и свобода превыше всего, и если он так хочет куковать один – пусть будет так. Больная нога не давала мне спокойно работать и я приходила домой раньше, чем обычно, проводя вечера с тетрадками, учебниками и Интернетом, гадая, что можно делать одному в гостиной. Совсем одному. Эрик даже телевизор не включал.

После той утренней встречи я настроилась решительно поставить вопрос о гигиене моего гостя. Купив банно-чистящие принадлежности, я подкараулила Эрика и настойчиво порекомендовала ему ими воспользоваться. Эрик, казалось, не знал, что ответить от возмущения, но, заикаясь, поблагодарил за заботу. На следующее утро рядом с моим полотенцем висело и его, а у моей зубной щетки появилась соседка. Эта картина показалась мне такой непривычной, такой  странной, что я даже прослезилась. Я так давно царствовала в своей ванной одна...

Но ещё одно мое достижение ждало меня впереди. Теперь Эрик начал есть. Я поставила свой собственный рекорд и вставала на целый час раньше обычного, чтобы приготовить ему свежую пищу. Я варила ему супы, а он уничтожал их, пока я была на работе. И каждый раз, возвращаясь домой, я с восхищением отмечала, что и кастрюлька, и тарелка, и ложка были помыты, а не валялись грязные в раковине. «Идеальный мужчина…» - усмехалась я про себя…

Эрик жил у меня уже около двух недель. Несмотря на поврежденную ногу, я буквально порхала,  все успевала, работа спорилась, а дети…Моих учеников явно подменили.  На уроках была почти идеальная дисциплина, домашние задания делались в срок, дети живо интересовались учебным процессом. Короче, жизнь снова начала приобретать краски. А ещё Эрик не давал мне скучать. Один случай мне запомнился особенно.

Была середина рабочей недели. Придя домой, я решила затеять большую глажку. Эрик, естественно, как мышь сидел в гостиной. Настроение было приподнятое и чтобы  было не скучно гладить, я включила  музыкальный центр. Через секунду зазвучали  аккорды знакомой  с детства мелодии…

Я люблю вас, я люблю вас, Ольга,
Как одна безумная душа поэта
Еще любить осуждена.
Всегда, везде одно мечтанье,
Одно привычное желанье,
Одна привычная печаль…

Ариозо Ленского в исполнении гениального Козловского…Вот дал же Бог такой голос…Невероятно просто. Эх, права была бабушка – сейчас уже не те певцы…

Отпаривая белье, я мурлыкала себе под нос:

В тени хранительной дубравы
Я разделял твои забавы…

-Кто это поет??? - раздался удивленный вскрик.

Я развернулась. В дверях стоял Эрик и судорожно дышал.

-И вам добрый вечер.

Эрик взглянул на меня и нервно осмотрелся, нагло проигнорировав приветствие.

-Что это за голос? Откуда он?

-Это Козловский. Ариозо Ленского из оперы «Евгений Онегин». Пушкина читали?

Эрик застыл и, не моргая, сверлил меня глазами.

-Я …читал…Да, я определенно читал –вымолвил он,  – Откуда это…исходит? – спросил Эрик, садясь на стул.

-Отсюда, - кивнула я на магнитофон.

Эрик изумленно уставился на аппарат.

-Как? Как это может быть?

Я подавила смешок. Эрик сейчас напоминал Карлсона, который увидел диктора по телевизору и искренне не понимал, как та уместилась в ящичке. Глядя, как он гипнотизирует проигрыватель, я проговорила:

-Эрик, это запись. Козловский спел эту партию лет семьдесят назад.

-Как запись?

-Обыкновенно. Козловский спел, это записали на пленку. Как именно это происходит, я понятия не имею, физика, знаете ли,  не мой профиль.

Эрик ошарашено смотрел на меня.

-Неужели? – прошептал Эрик, задыхаясь - Боже мой, неужели….Нет, нет…Этого не может быть! Я знал, я знал, что Эдисон был прав, у него получилось…Он не обманывал их…Вот дураки! – Эрик резко вскочил на ноги , - Вы понимаете? Он записал! Он действительно записал! А они не верили! – Эрик тихо рассмеялся. –Если бы  Мартинвилль был жив…Боже правый…Он бы точно с ума сошел. Невероятно. Ох, чем это у вас так пахнет?

Я повернулась к доске.

-Ничего особенного, просто утюг сильно нагрелся.

-А …кто композитор?

-Чайковский. Знаете его, надеюсь?

Эрик задумался.

-Да…Я…Что-то слышал…

- «Что-то слышал», - передразнила я его, - Его знает весь мир…Все-таки, отец русского балета.

Но Эрик не обращал на меня никакого внимания. Он медленно приблизился к музыкальному центру и принялся  его ощупывать, а потом вообще начал жать на все кнопки.

-Эй, вы чего? Сломать решили? – возмущенно воскликнула я.

-Как это работает?

Вынув диск, я отдала его Эрику.

-Вся музыка здесь записана. Диск вставляется сюда – я ткнула пальцем в дисковод, - ну а там как-то какие-то болванки прокручивают его ну и звук воспроизводится.

Эрик вертел в руках диск.

-Изумительно…Вы понимаете, как это удивительно?!

-Нет, Эрик, не понимаю.

-Почему? 

-Потому что я живу с этим всю жизнь. Я не могу восхищаться этим так же искренно, как и вы, потому что воспринимаю это как данность.

Эрик внимательно на меня посмотрел. Он был так близко, что мне удалось рассмотреть…вышитые узоры на маске! С ума сойти, только сейчас заметила…?И зачем они ему?

Увидев мой интерес, Эрик моментально отпрянул.

-Извините…Извините, я пойду…

Проводив его взглядом, я вздохнула. Слишком натурально, чтобы притворятся. Ну всякое бывает - не видел, может быть,человек дисков...
Я подлила воды в утюг и продолжила начатое.

Город жил в ожидании майских праздников. Теплая погода и жаркое солнце вводили в заблуждение горожан, отчаянно заставляя одеваться полегче и не обращать внимание на резкие порывы холодного ветра. На улицах города раньше обычного зацвела алыча, наполняя воздух пряным медовым ароматом, расцвели тюльпаны, нарциссы…

Наступили выходные. Последний день апреля был в школе сокращенным,  как предпраздничный, чему я была несказанно рада, ибо чувствовала я себя неважно. Отведя положенные уроки, я уже было собралась благополучно свалить домой, но неожиданно наметился общеучительский сабантуйчик, на котором надо было бы отметиться. Честно говоря, посиделки с коллегами у меня никогда не вызывали особого восторга, но служебный протокол обязывал.

Отсидев часик, я быстренько распрощалась и поспешила в машину. Меня уже начало потряхивать – поднималась температура.

Но были ещё планы. Мне надо было заехать к Саше, проверить дом,  а заодно взять одежду для Эрика. Хватит ему уже ходить в своих жутких шмотках, пора привести его в божеский вид. Одежды у Саши много, так что никто ничего не заметит.

Проверив этажи, я направилась в Сашину гардеробную. Когда я впервые ее увидела ,я обалдела – выделить целую комнату под одежду, тем более, мужчине…Даже мне, жуткой тряпочнице, было сложно себе представить.

Мне становилось хуже, начинали болеть мышцы и глаза. Сложив выбранные вещи по пакетам, я спустилась в машину и поехала домой. Надо было успеть принять спасительные капли до того, как начнутся судороги.

Придя домой, первым делом я измерила температуру. Та оказалась для меня пока  не слишком критичной, всего лишь 37,6, так что с приемом лекарства можно было повременить. Я переоделась  в прохладный шелковый халат и приняла решение поделать свои учительские дела, пока я ещё в состоянии. Просидев часа два, я вспомнила про Эрика. Надо было бы отдать ему одежду, пускай разбирается.

Подойдя к двери гостиной, я вежливо постучала, но ответа не последовало. Я постучала снова, но опять никакой реакции не было. Я испугалась. Господи, что там с ним? Может быть, ему плохо?

Вдохнув поглубже, я осторожно приоткрыла дверь и вошла в комнату. В ней было пусто. Однако, осмотревшись основательнее, я увидела повернутое к окну кресло. Поставив на пол шуршащие пакеты, я медленно подошла к нему. В кресле, закинув ногу на ногу, сидел Эрик. Он спал, на его коленях лежала маска. Вместо того, чтобы быстренько покинуть комнату, я, как вкопанная застыла около него, прекрасно понимая, что будет, если Эрик проснется. Его лицо притягивало, как магнитом, не позволяя уйти. Оно больше не казалось мне страшным. Оно казалось мне странным. Так не бывает… Бог просто поиздевался, зло пошутил  над бедным Эриком, лишив его нормального человеческого носа, губ ,кожи и тела…Зато он дал ему чудесные глаза…Что за нелепая компенсация…

Я невольно залюбовалась его фигурой. Какой же он высокий, и ноги длинные, а пальцы тонкие, как у пианиста…Может быть, он на чем-нибудь играет?

Тем временем Эрик шевельнулся и приоткрыл глаза. Увидев меня, он охнул и резко поднял руки, закрывая лицо.

-Зачем вы пришли? Вам доставляет удовольствие издеваться надо мной? Вам так любопытно, что вы…что вы…Ах, ну что же вы стоите, отойдите, дайте я надену…Да не смотрите же!

Я, задыхаясь,  медленно отошла назад. Неожиданно мне стало невыносимо жарко – температура поднялась на предельный для меня уровень. Эрик надел маску и встал на ноги.

-Что вам нужно от меня? – спросил он дрожащим голосом.

Меня начало колотить, губы задрожали, а глаза увлажнились.

-Я …я подумала, что вам надо бы поменять…одежду и…вот. Это я вам…принесла, – прошептала я, указывая на пакеты.

Эрик устало вздохнул.

-Зачем вы все это делаете? Почему не отправили меня восвояси? Вы позволяете мне оставаться здесь, вы…готовите мне каждый день, разрешаете пользоваться вашим жильем… Какая забота с вашей стороны к такому…такому чу…

- Эрик, я вас на цепь не сажала, – перебила его я, -  Если бы вам было куда идти – вы бы давным-давно оставили меня. Насильно я вас не держу, можете хоть сейчас уходить…

-То есть…вам…совсем все равно? – обиженно спросил Эрик.

Я не смогла ему ответить. В глазах резко потемнело, ноги подкосились. По всему телу прошла жаркая волна, икры свело судорогой. Отчаянно хватая ртом воздух, со стоном, я опустилась на колени. В мгновение ока Эрик подскочил ко мне, схватив за плечи.

-Господи, что с вами?

Я измученно опустила голову и уткнулась носом в его плечо. Эрик дернулся. Неловко наклонив меня, он осторожно потрогал лоб.

- Девочка моя… Бог мой, ты вся горишь… - прошептал Эрик.

Он осторожно поднял меня и отнес в мою комнату.

Я всегда очень тяжело переносила температуру, но после того, как я попала в аварию и получила сильное сотрясение мозга и повреждение каких-то нервов, у меня нарушилась терморегуляция всего тела. Болела я крайне редко, но стоило мне только подхватить какой-нибудь вирус, как я буквально горела заживо, хотя сама температура редко поднималась выше 39,0 градусов. Спасали меня только специальные капли, которые всегда были в моем доме, но на этот  раз мне крупно не повезло. Мне было намного хуже обычного.

Голову разрывало на части, кости и мышцы ныли так, что было больно шевелить руками. От отчаяния я тихо заплакала. Эрик сидел рядом и дрожащими руками легонько поглаживал меня по волосам.

-Ну-ну, моя хорошая, не надо плакать… - тихо шептал он, осторожно вытирая платочком слезы. –  Сейчас я что-нибудь придумаю...

-Эрик….Эрик, возьмите…Синий флакон…В холодильнике…Накапайте мне 50 капель в воду…- простонала я.

Эрик метнулся на кухню и принес стакан с водой. Он осторожно приподнял меня и, придерживая  за спину, поднес стакан к губам. Я чувствовала, как Эрик дрожал от столь близкого контакта, и  слышала, как бьется его сердце.
Эрик аккуратно уложил меня на подушки.

-Ну вот, сейчас эта гадость, надеюсь, подействует, и тебе станет легче,  - нежно заворковал Эрик, убирая с моего лба прилипшие волосы, - Закрывай глазки…Надо много спать, чтобы ты поскорее выздоровела…

Я ощущала его легкие прикосновения к своей щеке и видела сквозь затуманенные глаза, как ласково он смотрит на меня, как накручивает на палец мои кудряшки и что-то бормочет под нос. Сквозь болезненную полудрему я нащупала его холодную, успокаивающую руку, и, повернувшись набок, подложила себе под щеку. Эрик оцепенел.

-Эрик…Какие же у вас руки холодные…- пробубнила я, – Прямо как…

-Как…что? – затаив дыхание, спросил Эрик.

-Как море…Как холодное Балтийское море, - прошептала я, мостясь щекой в его ладони. На тот момент она была настоящим спасением для моего опаленного жаром лица – холодная, как лед, она так приятно остужала...

Эрик тихо заплакал, а я моментально заснула.

…Я стояла посредине огромного цветочного поля. Вокруг меня летали бабочки и пчелы, сладко  пахло цветами и утренней росой. Я развела руки в стороны и повернулась лицом к солнцу, щурясь от яркого света. Вдруг совсем рядом раздалось  пение. Я обернулась, но рядом со мной никого не было, я была совсем одна. Необычайно красивый голос пел чудесную, но неизвестную мне песню…На французском языке…

Отредактировано Bastinda (2012-03-02 22:04:24)