Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Ты не один (you Are Not Alone)


Ты не один (you Are Not Alone)

Сообщений 31 страница 60 из 104

31

Ученица Маэстро, спасибо за подробный отзыв. Фрекен/фру София, если мне не изменяет память, писала, что фильм смотрела достаточно давно. А поэтому некоторые шереховатости и несоответствие сюжету (в т.ч. "снова украл ПО") естественны, и сильно бить ее веером за это не стоит. С другой стороны, театральная постановка, согласно словарю Ушакова - это спектакль, инсценировка. Речь фрекен/фру София ведет не о процессе постановки оперы, а каком-то из спектаклей, видимо, о премьере.

opa79, о премьере - вряд ли. "Ганнибал", возможно, ставили и раньше дебютного выступления Кристины. Но до премьеры спектакля она не была знакома с Призраком вообще и похищать он её никак не мог. Но, если автор фильм смотрела давно, то так уж и быть. Хотя фикрайтер, имхо, должен первоисточник держать всё время перед глазами, чтобы не было ляпов.

32

У меня по итогам этого трэш-шапито только один вопрос. К автору. Слова каких-каких арий принадлежат Тиму Райсу? Или Ллойд Уэббер и Райс как Ленин и партия - едины и неделимы и даже и подумать, что слова в ПО принадлежат другим есть смертный грех и ересь? =)

33

vitruviancat, рад,  что тебе понравилось. Хотя пощечина там как раз на месте. Вообще, Мег часто ведет себя в этом фике так, будто она старше виконта лет на 10. Видимо, набралась мудрости от мамы. И это радует - просто "подстилкой" Раулю она не будет, и, скорее всего, в своей семье будет доминировать. Жаль только сломавшегося Рауля, которому светит еще и стать подкаблучником...

Ученица Маэстро,

opa79, о премьере - вряд ли. "Ганнибал", возможно, ставили и раньше дебютного выступления Кристины.

это могла быть премьера сезона, после перерыва. Но, конечно, до дебюта Кристины в "Ганнибале" ПО ее не крал. А после него она вряд ли могла "благодарить отца за то, что он послал ей Ангела Музыки". Недоработка, как говорится, налицо.

Слова каких-каких арий принадлежат Тиму Райсу? Или Ллойд Уэббер и Райс как Ленин и партия - едины и неделимы и даже и подумать, что слова в ПО принадлежат другим есть смертный грех и ересь? =)

Елена (Фамильное Привидение), видимо, фрекен/фру София,  когда писала фик, таки не добралась до первоисточника. По данным той же Википедии, авторами либретто мюзикла (и, соответственно, фильма 2004 года, его экранизации) являются Эндрю Ллойд Уэббер, Чарльз Харт и Ричард Стилгоу. А Тима Райса там нету. Вообще.  Спасибо, принято во внимание.

Цирк в фике на  главах 4-5 только начинается. :) Хотя смешного в произведении мало.

Отредактировано opa79 (2012-02-14 19:59:23)

34

Часть VI. Официальные представления и волнение.

В пять часов вечера в пятницу Рауль стоял в вестибюле Опера Популер, нервничая больше, чем когда-либо до этого. Почти час назад он сел в экипаж, и тут же его с новой силой охватили сомнения по поводу вечера. Юноша так нервничал, что уже готов был выскочить из экипажа и отослать его пустым в Париж, с запиской для Мег, содержащей какое-нибудь прозаическое извинение. Но виконт этого не сделал. Он должен был действовать как дворянин, и «взять свое слово назад» противоречило всему, чему его учили с самого детства.

Рауль посмотрел на свои карманные часы, наверное уже в четвертый раз за прошедшие пять минут. Где же она? Он не получил от Мег записки с отказом или предупреждением об опоздании, поэтому она уже должна быть здесь. Но где же она, черт возьми?

Вдруг виконт услышал громкий стук каблучков по мрамору, и посмотрел на верх лестницы. Мег стояла там, похожая на ангела из сна, и у Рауля захватило дух. Она надела платье из искрящейся красной материи, а поверх него – черный плащ; волосы девушки были распущены. Такой она нравилась Раулю даже больше.

Мег медленно спускалась по лестнице, и Рауль быстро взял себя в руки. Он поспешил к подножию лестницы, чтобы встретить девушку, когда та спустится.
Мег остановилась на последней ступеньке. Когда он стоял так близко от нее и их глаза были на одном уровне, Рауль заметил, что она волновалась так же, как и он, а может даже больше. Это успокоило виконта и придало ему достаточно смелости, чтобы улыбнуться девушке.

Она нерешительно улыбнулась в ответ, и Рауль сказал:

– Мег, не волнуйтесь так, вот увидите, все будет отлично.

Он взял ее сумку и предложил девушке руку:

– Вы готовы?

Мег кивнула, приняла его руку, и они вышли через широкие парадные двери. Подкатил экипаж Рауля, и он открыл перед дамой дверь. Мег вошла в экипаж, виконт последовал за нею, и спутники уселись один напротив другого. Девушка смотрела на свои руки, сложенные на коленях.

– Чего от меня ожидают этим вечером, месье? – Спросила она, и голос предательски выдал скрываемое волнение.

Рауль заметил, что Мег вновь начала называть его «месье». Он вздохнул про себя, пересел к ней и взял ее руки в свои.

– Мег, от вас этим вечером ничего не ожидают, кроме того, что вы перестанете называть меня «месье», когда мы наедине. – Ответил Рауль, глядя ей в глаза.

– Хорошо, я не буду называть вас «месье», если вы прекратите мне лгать. Я думаю, что от меня сегодня ждут очень многого, и я не хочу поставить вас в неловкое положение, поэтому скажите, что мне следует делать, чтобы этого избежать.

Рауль почти засмеялся, удивляясь непонятливости девушки, но вдруг понял, что она права. От нее ожидали очень многого, если не он, то все остальные. Ведь Мег будет на ужине потому, что он ее пригласил, она будет там с ним.

– Да, вы правы, все будут от вас ожидать очень многого, но единственный совет, который я могу дать вам, Мег – будьте сами собой. Эти люди будут оценивать вас с той минуты, когда увидят, и в большинстве случаев изменить их впечатление потом будет очень тяжело. Поэтому оставайтесь собой, весь вечер не отходите от меня, и вежливо отвечайте на все вопросы – и обещаю вам, они вас полюбят.

Мег слегка улыбнулась, и Рауль, протянув руку, погладил ее щеку.

– Если вам от этого станет чуточку легче, я волнуюсь так же, как и вы. – Сознался виконт. Девушка вскинула бровь. – Каждый раз, когда я появлялся на таких вечерах, люди всегда недоумевали, почему я один. Никто ничего не говорил, но эти мысли были написаны на их лицах.

Она все еще держала его за руки, и, хотя юноша и не смотрел на свою спутницу, он чувствовал, что она смотрит на него.

– Не поймите меня неправильно, но у вас, несомненно, должно быть много друзей среди женщин. – Сказала Мег. – Почему вы просто не пригласили кого-нибудь из них?

Рауль вздохнул и вновь посмотрел на нее.

– Это не так-то просто, Мег. Среди людей моего круга нельзя просто прийти с новой дамой, после чего все вопросы будут сняты. У них есть неписаное правило. Общество должно принять бедняжку, а если ее не примут, то и меня тоже перестанут принимать. – Он внезапно понял, что только что сказал. – Мне жаль, Мег, я не имел в виду, что…

– Нет, все хорошо, я поняла. – Балерина улыбнулась Раулю. – Я попытаюсь вас не разочаровать, но я ничего не могу обещать вам.

Юноша улыбнулся ей в ответ. «Возможно, этот вечер не будет очень уж плохим» – подумал он.

Некоторое время спустя экипаж наконец остановился перед домом родителей Рауля. Кучер открыл дверцу, и виконт помог выйти Мег.

– Ух ты! – Сказала она, увидев особняк.

Рауль, проживший в этом доме всю жизнь, ничего впечатляющего в нем не видел. Однако, для девушки, домом которой всю жизнь была Опера, особняк поистине казался замком.

– Он выглядит как дом на плантации в Америке. – Сказала Мег, затаив дыхание.

Рауль засмеялся:

– Вы когда-нибудь бывали там?

– Нет, я только видела их на картинках в книгах. – Мег не смотрела на него. Она во все глаза глядела на дом, откинув голову назад, чтобы охватить его взглядом весь сразу. – О, смотрите, здесь видны звезды. – Выдохнула она. – В Париже для этого слишком светло.

Рауль вновь засмеялся, и взял ее за руку.

– Пойдемте, свет мой, гости ждут.

Мег немедля вернулась с небес на землю, и вновь начала волноваться. Она глубоко вздохнула, крепко обхватила руку Рауля и затем кивнула:

– Начинаем представление.

Пара вошла в дом, и служанка немедля поспешила к ним, чтобы взять плащи. Рауль помог Мег раздеться, а затем взял ее за руку.

– Теперь обратного пути нет. – Тихо пробормотал он, рассмешив девушку. Она взяла виконта под руку, и они направились в гостиную. Рауль искал глазами в толпе своих родителей. Те стояли у окна, разговаривая с мужчиной, в котором виконт узнал мэра Парижа, месье Леграна, и его женой.

Мать виконта поймала его взгляд, и он знаком попросил ее подойти к ним с Мег. Рауль увидел, что его матушка прошептала что-то на ухо отцу, и они извинились перед мэром. Когда родители Рауля подошли к молодой паре, Рауль наклонился и поцеловал маму в щеку.

– Мама, ты выглядишь прекрасно. – Сказал он, и затем повернулся к Мег. – Мама, папа, это Мег Жири, мой очень хороший друг. Мег, это мои родители.

– Для меня честь познакомиться с вами, месье. – Произнесла Мег и присела в реверансе.

Он взял ее за руку:

– Мы счастливы видеть сегодня за столом столь очаровательную девушку, мадемуазель. – Сказал он, целуя ее руку.*

Мег засмеялась:

– Вы льстите мне, месье. – Затем она повернулась к виконтессе. – Мадам. – Сказала она, и начала реверанс, но была остановлена легким касанием руки.

– Хватит, мадемуазель, мы с вами уже встречались, и в подобных церемониях нет нужды. – Она наклонилась вперед и расцеловала Мег в обе щеки. – Я очень рада видеть вас снова, дорогая.

Мег сначала была ог ошеломлена, но быстро пришла в себя и улыбнулась виконтессе:

– Благодарю вас, мадам.

Виконтесса повернулась к своему отпрыску:

– Рауль, дорогой, ты не возражаешь, если я похищу ее на минутку? Я хотела бы представить мадемуазель некоторым из наших гостей.

Рауль посмотрел на девушку:

– Если Мег не возражает, то почему бы и нет.

Мег улыбнулась ему, а затем виконтесса повлекла ее прочь.
---------------
* Это, кстати, нарушение этикета. Руку целовали только замужним дамам, а девушкам полагалось ее лишь пожимать.

Отредактировано opa79 (2012-02-23 15:56:46)

35

После этой главы Мег вдруг представилась мне совсем другой - не расчетливой охотницей за титулом, а действительно влюбленной девушкой, которая даже зная, что надеяться не на что, все равно пытается по мере своего понимания облегчить боль (как она думает) любимого.
А поведение Рауля заставляет меня просто кипеть от возмущения - он старательно убеждает Мег в том, что она ему не безразлична.
Все эти "глядя в глаза", "погладил по щеке", "не называйте меня месье" и объяснение причины приглашения - легко убедят девочку в том, что у нее есть шанс.
Даже то, что он не возразил на ее слова "Начинаем представление", делу уже не поможет.

Переводчику же как всегда - благодарность.
:give:

36

Наконец таки у меня появилось время высказаться.

Фик прекрасен в его наивности, махровости и желании осчастливить нашего Эрика на полную катушку. Стремление автора не имеет границ и логики.
Больше всего мне нравится в последней главе явление Мег в красном платье на семейный обед. Невинная скромная приличная девушка.

Но как бы не хотелось покидать помидоров в автора, таки одолевает ностальгия, там тоже было восемнадцать и были такие же фики :)

Отредактировано layara (2012-02-16 20:45:31)

37

karolinka, Мег любит здесь Рауля, но при этом не теряет головы. Я уже упоминал, что она очень похожа на поведением на мудрую мадам Жири. А виконт, кажется, сознательно ищет утешения в ее обществе. И благодарность понемногу перерастает в любовь.

Даже то, что он не возразил на ее слова "Начинаем представление", делу уже не поможет.

Ну, для нее это действительно игра - у Мег в этом фике есть все задатки, чтобы стать великой актрисой. А виконт это отлично осознает, и полностью ее в этой игре поддерживает. Девочка же отнюдь не наивна, но и охотницей за титулами ее, как ты сказала,  не назовешь. Временами она ведет себя как вполне взрослая женщина, и, кажется, готова стать виконту и женой, и матерью - если понадобится.

layara, тут Эрик получил свое кудрявое кареглазое счастье с каштановыми волосами и вечно открытым от удивления ртом уже на первых страницах. София пытается осчастливить здесь Рауля и Мег. Да, фик несколько наивен, но образ Мег автору безусловно удался. Мег здесь - явно не Мери-Сью, а достаточно цельная личность; я уже писал, что по поведению она старше Рауля лет на 10. И "идеальностью" от нее и не пахнет - она слишком любит Рауля и часто "подстраивается" под него. Кстати, о платье: за очень редкими исключениями красное очень идет блондинкам, что, видимо, и определило выбор автора. А с этикетом XIX в. соотечественница Кристины явно не заморачивается - ведь ни подруги, ни дуэньи нету, а выезд на званый ужин с ночевкой - это вообще из ряда вон.

38

opa79, позволишь мне маленькое замечание?

Некоторое время спустя экипаж наконец остановился перед домом родителей Рауля. Кучер открыл дверцу, и виконт помог выйти Мег.

– Ух ты! – Сказала она, увидев дом.

Рауль, проживший в этом доме всю жизнь, ничего впечатляющего в нем не видел. Однако, для девушки, прожившей всю жизнь в Опере, это дом поистине казался замком.

– Он выглядит как дом на плантации в Америке. – Сказала Мег, затаив дыхание.

Мне кажется, что на несколько предложений слишком большая концентрация слова "дом". Может, стоит заменить на "особняк" или что-то в этом роде? :blush:

39

А у меня одно замечание переводчику. Я бы в фике большинство "месье" заменила на "сударь", очень уж это "месьеканье" в глаза бросается, даже при проглядывании по диагонали. :)
Мсье можно вместе с именем употреблять (напр., мсье Эрик), и то зачастую лучше менять на "господина" (господин виконт).
А вообще это слово в отдельно стоящем виде переводится как "сударь".

40

А у меня одно замечание переводчику. Я бы в фике большинство "месье" заменила на "сударь", очень уж это "месьеканье" в глаза бросается, даже при проглядывании по диагонали. :)
Мсье можно вместе с именем употреблять (напр., мсье Эрик), и то зачастую лучше менять на "господина" (господин виконт).
А вообще это слово в отдельно стоящем виде переводится как "сударь".

Мышь_полевая, значит будет везде "сударьканье." От текста автора никуда не уйдешь. А у нее через слово "подумал, почувствовал, сказал и месье". А уж постоянные "она и он" давно выдолбили бы мозг, если бы не милосердие переводчика, который старательно меняет эти местоимения на разные синонимы в зависимости от того, о ком идет речь.

41

Я не про то. Замена личных местоимений на существительные - это правильно и необходимо. Неправильно - само употребление слова "месье".

Как мне в свое время объяснил очень опытный переводчик с французского, мнение которого я очень уважаю, если мы текст переводим на русский, то и слова должны использовать русские. В частности, само слово "мсье" (или "месье") тоже требует перевода на русский язык - "сударь" или "господин".

В отдельных случаях, если оно идёт вместе с именем, его можно оставить (по аналогии с английским словом "мистер", которое мы не переводим, - мистер Смит), но всё-таки правильнее будет в большинстве случаев его переводить.

Отредактировано Мышь_полевая (2012-02-17 13:48:12)

42

Мышь_полевая, спасибо. Учту на будущее.
vitruviancat, "дом" превратился в синонимы. Спасибо за тапок.

43

opa79, позволишь мне маленькое замечание?

Некоторое время спустя экипаж наконец остановился перед домом родителей Рауля. Кучер открыл дверцу, и виконт помог выйти Мег.

– Ух ты! – Сказала она, увидев дом.

Рауль, проживший в этом доме всю жизнь, ничего впечатляющего в нем не видел. Однако, для девушки, прожившей всю жизнь в Опере, это дом поистине казался замком.

– Он выглядит как дом на плантации в Америке. – Сказала Мег, затаив дыхание.

Мне кажется, что на несколько предложений слишком большая концентрация слова "дом". Может, стоит заменить на "особняк" или что-то в этом роде? :blush:

Ну тогда и дабл-проживание жизни нужно ликвидировать, кстати.

44

Кстати, о платье: за очень редкими исключениями красное очень идет блондинкам, что, видимо, и определило выбор автора. А с этикетом XIX в. соотечественница Кристины явно не заморачивается - ведь ни подруги, ни дуэньи нету, а выезд на званый ужин с ночевкой - это вообще из ряда вон.

opa79, я согласна, что красный цвет блондинкам к лицу. Но плохо, что соотечественница Кристины не особо заморачивается этикетом XIX века. Во все времена одежда служила не только прикрытием наготы, но и подчеркивала статус человека в обществе. Я допускаю, что в домашней обстановке мадемуазель, тем более небогатая, могла носить какое угодно платье. Но для парадно-выходных случаев наряды незамужних девушек  были преимущественно светлых, пастельных тонов. В случае с Мэг ситуация получается двусмысленная: девушка из актерской среды, будучи приглашенной молодым человеком на званый ужин  к уважаемым людям,  облачилась в красное с блестками платье. Двери уважаемого дома вряд ли бы перед ней открылись. Яркие одежды с блестками носили дамы полусвета, танцовщицы кабаре.
В конце - концов, Мэг могла пойти на званый ужин в сопровождении матери. Это не противоречило бы этикету.

Он взял ее за руку:
– Мы счастливы видеть сегодня за столом столь очаровательную девушку, мадемуазель. – Сказал он, целуя ее руку.

Если я правильно понимаю, руку Мэг поцеловал отец Рауля?

– Хватит, мадемуазель, мы с вами уже встречались, и в подобных церемониях нет нужды. – Она наклонилась вперед и расцеловала Мег в обе щеки. – Я очень рада видеть вас снова, дорогая.

Ух ты, какая мама у Рауля совремённая! Видит девушку во второй раз и в щеки целует, как давнюю подругу. Но что-то  такая откровенная лояльность к девушке из низшего общества меня настораживает. Уж не присмотрела ли виконтесса для своего сына "девушку для развлечения"?

Мышь_полевая Дата Feb 17 2012, 03:17 AM
А у меня одно замечание переводчику. Я бы в фике большинство "месье" заменила на "сударь", очень уж это "месьеканье" в глаза бросается, даже при проглядывании по диагонали.
Мсье можно вместе с именем употреблять (напр., мсье Эрик), и то зачастую лучше менять на "господина" (господин виконт).
А вообще это слово в отдельно стоящем виде переводится как "сударь".

Думаю, не стоит совсем отказываться от обращения "мсье", иначе потеряется национальный колорит литературного произведения.  Действия персонажей обусловлены не только правилами этикета, но и менталитетом той нации, к которой они относятся. И обращение "мадам", "месье" лишний раз напоминают читателю, что действие происходит во Франции, и, таким образом мог поступить именно француз.
А вообще лучше исходить из смыслового значения обращения. Если речь идёт о титулованной особе или упоминается должность, то уместным будет обращение "господин". А "сударь"   - при безличном обращении в разговоре.

45

Некоторое время спустя экипаж наконец остановился перед домом родителей Рауля. Кучер открыл дверцу, и виконт помог выйти Мег.

– Ух ты! – Сказала она, увидев особняк.

Рауль, проживший в этом доме всю жизнь, ничего впечатляющего в нем не видел. Однако, для девушки, прожившей всю жизнь в Опере, особняк поистине казался замком.

– Он выглядит как дом на плантации в Америке. – Сказала Мег, затаив дыхание.


Сдается мне, что особняк семьи Рауля оказался довольно-таки неказистым. :D Иначе как объяснить, что Мэг, живущая в окружении лучших образцов французской архитектуры, сравнивает этот дом с картинками из книжек о далекой Америке. :blink:   :D

Отредактировано Тучка (2012-02-18 18:22:59)

46

Елена (Фамильное Привидение), двойное проживание исправлено, спасибо.
Ученица Маэстро,

В случае с Мэг ситуация получается двусмысленная: девушка из актерской среды, будучи приглашенной молодым человеком на званый ужин к уважаемым людям, облачилась в красное с блестками платье. Двери уважаемого дома вряд ли бы перед ней открылись. Яркие одежды с блестками носили дамы полусвета, танцовщицы кабаре.

незнанием этикета грешат многие авторы фиков, особенно начинающие. Думаю, стоит простить Ф. Софии эту оплошность.

В конце - концов, Мэг могла пойти на званый ужин в сопровождении матери. Это не противоречило бы этикету.

Да, но мадам Жири почему-то с ней не поехала. Это для меня загадка.

Если я правильно понимаю, руку Мэг поцеловал отец Рауля?

Вы поняли абсолютно верно. Но по этикету XIX века на должен был лишь пожать ей руку, раз она "мадемуазель", а не "мадам" (не замужем).

Ух ты, какая мама у Рауля совремённая! Видит девушку во второй раз и в щеки целует, как давнюю подругу. Но что-то такая откровенная лояльность к девушке из низшего общества меня настораживает. Уж не присмотрела ли виконтесса для своего сына "девушку для развлечения"?

Мне тяжело об этом судить из текста. Возможно, маман Рауля, раз не удалось "дать перебеситься отпрыску" на Кристине, отвела почетную роль "демпфера" Мег. А может, у нее к старости слегка поехала крыша, или внуков хочется - уж очень она старалась Рауля женить.

Тучка,

Сдается мне, что особняк семьи Рауля оказался довольно-таки неказистым. biggrin.gif Иначе как объяснить, что Мэг, живущая в окружении лучших образцов французской архитектуры, сравнивает этот дом с картинками из книжек о далекой Америке. blink.gif biggrin.gif

"Мне представляется совсем простая штука: хотели кушать - и съели Кука." Мег сравнивает этот дом с картинками из книжек о далекой Америке потому, что он на них похож :D . Особняк этот - всего лишь загородный дом, а не родовое гнездо де Шаньи. Поему бы ему и не быть построенным в колониальном стиле? Может, Мег вообще тошнит от готики, Ренессанса и барокко, а Лувр вызывает желание сбежать от него за море?

Отредактировано opa79 (2012-02-23 17:06:08)

47

Часть VII. Кошмар.

Рауль стоял рядом со своими родителями в дверях особняка и смотрел, как последняя карета исчезла, выехав на дорогу. Вечер был неплох, намного лучше, чем он ожидал, но он почти не видел Мег. Она не сидела рядом с ним за столом, а позже, когда начался бал, и он надеялся потанцевать с нею хоть пару танцев, ее немедля пригласил кто-то другой, и весь вечер она была занята. Это волновало Рауля больше, чем он предполагал. Больше, чем должно было бы волновать.

Когда экипаж скрылся из вида, виконт вместе с родителями вошел в кабинет отца.

– Рауль, тебе понравился вечер? – спросила юношу мать, погрузившись в кресло с намного меньшей грацией, чем это подобало виконтессе.

Рауль кивнул и оперся о стену:

– Да, очень. Должен признать, что он был намного более приятным, чем я думал.

Его мать улыбнулась:

– Я заметила, что Мег протанцевала весь вечер. Кажется, хотя бы мужская часть общества ее приняла.

Отец виконта громко рассмеялся:

– Такого ангела, как она? Они не осмелились бы ее не принять, дорогая!

Виконтесса также засмеялась, и вдруг они услышали стук в дверь. В комнату вошла Мег и присела в реверансе.

– Надеюсь, я вам не помешаю? – Улыбнулась она.

– Конечно нет, моя дорогая. – Отец Рауля ту же вскочил на ноги. – Пожалуйста, присаживайтесь.

Мег покачала головой:

– Нет, спасибо, месье. Я пришла лишь пожелать вам спокойной ночи и поблагодарить за прекрасный вечер.

– Не стоит благодарности, дорогая,– Виконтесса встала, подошла к девушке и взяла ее за руку. – Вам также спокойной ночи, и я надеюсь увидеть вас за завтраком.

Та кивнула и поцеловала виконтессу в обе щеки.

Рауль прочистил горло:

– Да, сон кажется сейчас весьма привлекательным. Я провожу Мег в ее комнату, и затем также отправлюсь спать. Доброй ночи, мама. – Он поцеловал ее в щеку. – Папа.

Старый виконт вновь сел и уставился в книгу. Он лишь махнул рукой сыну, дав понять, что слышал его.

Мег взяла Рауля за руку, и они вышли из комнаты.

– Что вы обо всем этом думаете сейчас? – Спросил Рауль, как только за ними закрылась дверь кабинета.

Мег сжала его руку:

– Вечер мне очень понравился, большое спасибо, что пригласили меня.

– Значит, вы, возможно… вновь когда-нибудь пойдете со мной? – Нерешительно спросил Рауль, и повел ее к лестнице.

Мег энергично кивнула.

– Да мне бы очень этого хотелось. – Она также смутилась. – Но где же вы были весь вечер? Я так надеялась потанцевать с вами. – Девушка тут же прикрыла рот свободной рукой. – Ой, извините, мне действительно не стоило этого говорить!

Виконт засмеялся:

– Никогда не извиняйтесь за то, что в моем обществе остаетесь собой, Мег. Вы знаете, так поступают очень немногие люди. Пожалуй, единственной, кто вела себя так, была Кристина. – Добавил он после паузы и умолк.

Мег также не произнесла ни слова, и это удивило Рауля. Он думал, что девушка остроумно прокомментирует его слова, чтоб рассмешить его, или скажет что-то, что вновь вернет ему состояние счастья. Но она лишь молча шла рядом с юношей, и спустя целую вечность неловкости, они дошли до двери комнаты, где ей предстояло провести ночь. Мег отпустила руку виконта, но колебалась, положив руку на ручку двери. Это напомнило ему прошлый раз, когда она поступила так же. В Опере, в день, когда она нашла его плачущим на крыше театра. Рауль не мог поверить, что это было всего лишь две недели назад.

– Ну, в таком случае, спокойной ночи. – Голос Мег вернул его к реальности.

– Да... да, доброй ночи, Мег.

Следует ли мне поцеловать ее на ночь в щеку, как я целую маму? Я не могу поверить, что даже думаю об этом, я просто должен сделать это. Рауль наклонился вперед, но девушка уже вошла в комнату и закрыла дверь. Несколько слов, не предназначенных для чувствительных ушей, вылетели из его рта, пока он шел к своей комнате, расположенной с другой стороны холла.

Лежа в своей кровати несколько минут спустя, юноша дал свободу своим мыслям ожидая, что Кристина завладеет его воображением, но этого не случилось. Вместо этого перед его мысленным взором вставала Мег, и виконта охватило чувство вины. «Почему?» – Подумал он. – «Почему я так беспокоюсь об этой девушке? Почему я хочу, чтобы люди моего круга ее приняли, и почему я хочу, чтобы она приняла меня?». Он вспомнил, как Мег ухаживала за ним, когда Кристина ушла с Призраком. И когда она нашла его плачущим на крыше. И когда они вместе были в логове Призрака. «Почему она все это делает для меня? Она не обязана делать это, она мне ничего не должна». - Думал виконт. Но вместо того, чтобы испытать к ней благодарность, Рауль лишь разозлился: «Мне не нужна ее помощь, я могу справиться сам. Я – взрослый мужчина, и мне не нужна помощь девушки». Он со злостью выкинул из мыслей лицо Мег, и заставил себя вспомнить Кристину: «С другой стороны, она мне многим обязана. Я был готов жениться на ней, на певичке, на пустом месте, и она меня бросила». Но виконт больше не мог четко представить себе Кристину. Он не мог вспомнить ее голос, или то, как она двигалась. Все, что он видел – была лишь фотография с каминной полки. «К дьяволу все это», –  зло подумал Рауль. – «Это лишь потому, что я давно ее не видел.»

Сон медленно завладел сознанием Рауля, заставляя его прервать свои думы. Эмоционально опустошенный, виконт позволил сну полностью победить разум. И, когда он наконец заснул, его последняя мысль была не о Кристине.

---------------

Веревка обвивала его шею и мешала дышать. Этот голос, ужасный голос, который она однажды назвала прекрасным, наполнял воздух, заставив всех замолчать и слушать. Это был конец, он знал это, и они это тоже знали. Веревка затягивалась, тьма охватывала его сознание. Он знал, что так не должно быть. Конец должен быть иным. Но за пределами этого кошмара ничего не было. Занавес падал.

---------------

Мег, к счастью, чутко спала этой ночью, иначе бы она не услышала приглушенные звуки из комнаты на другой стороне холла. Но в тот момент они пробудили ее от легкой дремоты.

Сначала она подумала, что звуки напоминают ей те, которые она иногда слышала вечерами сквозь стены Оперы, но она сразу же отбросила эту мысль. Кто же, в таком случае, был причиной шума? Отец и мать виконта спали в своих комнатах в другом крыле дома, а слуги, конечно же, были достаточно осторожны, чтобы не заниматься этим в коридоре около занятых спален. А в этом коридоре, как знала Мег, их было только две – ее и Рауля. От мысли о том, что Рауль уединился с кем-то в своей спальне, девушку почти затошнило, но она не могла об этом не думать. Кто же мог быть в его комнате? Гостья, которая вернулась назад и прокралась в дом, когда все уснули? Или, боже упаси, Кристина? Но нет, это просто смешно. Кристина была с Призраком, и только небеса знали где.

Мег не любила подглядывать, но поняла, что не уснет, пока не узнает причину шума. Неохотно она выскользнула из кровати и накинула на плечи шаль.

В холле было темно и тихо; звуки стихли. До этого Мег не осознавала, насколько холл был велик. Как же она найдет комнату Рауля? Но звуки возобновились, только на сей раз они были гораздо тише. Похоже, они шли с другой стороны холла, немного ниже. Мег подбежала к двери, и приоткрыла ее.

Рауль лежал в своей кровати один, метался по постели, бил руками стену и стонал. «У него кошмар», – поняла Мег, закрыла дверь и подбежала к кровати виконта. Она забыла все о том, что считалось правильным, и что могла бы сказать ее мать.

Девушка взобралась на кровать и прилегла рядом с Раулем. Она притянула его к себе поближе и погладила по голове.

– Ш-ш-ш, Рауль, это всего лишь кошмар. Просыпайтесь.

Она почувствовала, что юноша слегка успокоился. Его тело немного расслабилось, а дыхание стало ровнее. Она продолжала шептать успокаивающие слова, и спустя некоторое время его дыхание пришло в норму.

Когда Мег удостоверилась, что кошмар отступил, она начала мягко ослаблять объятия вокруг юноши, собираясь вернуться в свою кровать. Но, к своему удивлению, вдруг почувствовала, что руки Рауля обвились вокруг ее талии.

– Пожалуйста, не уходите. – Прошептал он ей на ухо. – Мне намного спокойнее, когда вы рядом.

Мег кивнула, повернулась к нему и поцеловала его в щеку:

– Конечно, я останусь, если вы так хотите.

Но Рауль ее уже не слышал, он снова заснул.

48

Хм, мне определенно нравится Мэг, целующая мать Рауля и остающаяся на ночь в доме чужого мужчины :D
opa79, спасибо за такое быстрое продолжение!

49

И мне Мег нравится. Несмотря на все странности ее поведения.
Спасибо, ора79 :give:

50

vitruviancat, а что ты ожидала увидеть? Что-то вроде

Но не верила Ла Кава
Обещаниям и лести,
И тогда Родриго силой
Взял ее, забыв о чести.

Романсеро. Король Родриго.

  ?

Рауль для такой подлости слишком благороден и, к тому же, любит (или думает, что любит) другую. А Мег - она любит Рауля, и потому оберегает его сон, забыв о приличиях и нормах поведения, спасает от кошмаров прошлого, пытается морально поддержать, иногда даже напоминает ему, что он - мужчина, и должен держать себя в руках (та же пощечина в подвалах).

Вообще, из всех героев произведения Софии мне больше всего симпатична Мег Жири - очень здраво мыслящая девушка, которая,  как ни странно, беззаветно любит сломавшегося молодого виконта де Шаньи. А больше всего вопросов вызывает поведение ее матери - она на эскапады доченьки вроде похода в подвалы вдвоем с виконтом или ужина/бала с ночевкой НЕ РЕАГИРУЕТ НИКАК! То ли ей лестно стать матерью виконтессы, то ли безразлична репутация дочери... Загадка, в общем. Но вообще, мысли по поводу этого фика я традиционно выражу в кратком "послесловии переводчика". А пока умолкаю и иду переводить дальше.

51

Вообще, из всех героев произведения Софии мне больше всего симпатична Мег Жири - очень здраво мыслящая девушка, которая,  как ни странно, беззаветно любит сломавшегося молодого виконта де Шаньи.

Любит и старательно пытается и себя убедить в том, что верит в слова Рауля :

Мы просто друзья, не более
Волей не волею друг друга сложно нам забыть, увы.
Был каждый из нас по своему
Счастлив и потому, друзьями только лишь остались мы
Мы просто друзья с тобой.
(с)

52

opa79, что ты, я совершенно не ожидала увидеть такого:

Но не верила Ла Кава
Обещаниям и лести,
И тогда Родриго силой
Взял ее, забыв о чести.

Романсеро. Король Родриго.

Я, наоборот, считала, что юной даме неприлично оставаться на ночь у молодого человека
:blush:

53

vitruviancat, я сделал этот вывод только и исключительно по твоему посту.

Но, конечно, я согласен с тем, что

юной даме неприлично оставаться на ночь у молодого человека

По крайней мере, без матери, дуэньи или хотя бы подруги. Но, как я уже говорил, логика поведения Мег мне понятна. И то, что она не пытается соблазнить виконта - тоже.

Отредактировано opa79 (2012-02-20 20:01:53)

54

Прошу извинить за задержку перевода. Итак, сразу две главы повести.

Часть VIII. Кто я для вас?

Когда Рауль проснулся следующим утром, он был в постели один. Но сторона, на которой лежала Мег, все еще была теплой, поэтому она не могла уйти слишком давно.

Рауль четко помнил всю ночь. Даже кошмар казался ему очень реальным. Он снова был в логове Призрака, привязанный к прутьям ворот, с веревкой вокруг шеи. Но в этот раз, Кристина не спасла его. Призрак лишь затягивал петлю, и Рауль чувствовал, что жизнь почти покинула его тело.

Но тогда в сон вошел кто-то еще. Кто-то нежным прикосновением и успокаивающим голосом отогнал все ужасы прошлого и разбудил его.

Вновь очнувшись в объятьях Мег, виконт был приятно удивлен, как и в предыдущий раз, и попросил ее остаться, когда она уже собралась уходить. И она осталась. Девушка обвила его руками, и они вновь заснули. А кошмар не вернулся.

Настенные часы, принадлежавшие еще деду Рауля, пробили полвосьмого, и виконт подумал: «Где же Мег?». Он чувствовал себя слишком отдохнувшим, чтобы снова заснуть, и компании девушки ему очень не хватало.

Вдруг юноша услышал, как где-то недалеко закрылась дверь. Рауль выскочил из кровати и тихо подбежал к двери. Он слегка приоткрыл ее и выглянул наружу. Мег шла через холл полностью одетая и уже в плаще. «Куда она идет?» – Удивился Рауль. Он быстро оделся и вышел в холл, но девушки уже там не было. Виконт направился через холл в ту же сторону, что и она, и, бросив быстрый взгляд через окно, увидел, что балерина идет по покрытым инеем газонам.  Рауль пробежал через спящий дом и ворвался в холодное утро. Но, увидев Мег, он замедлил бег и попытался восстановить дыхание.

Девушка сидела на скамейке, лицом к бледному восходящему солнцу, но не замечала его. Рауль недоумевал: «О чем же она думает?» Виконт медленно приблизился к балерине, и, когда оказавшись в паре метров сзади от нее, кашлянул, прочищая горло. Мег вздрогнув, обернулась, но увидев, что это Рауль, улыбнулась:

– Доброе утро.

– Доброе  утро. – Ответил юноша, подошел к ней и сел рядом. – Почему вы так рано встали?

Мег пожала плечами:

– Я не могла заснуть, и мне нужно было подумать. – Она вновь посмотрела на солнце и после долгой паузы спросила:

– Кто я для вас, Рауль?

Такого вопроса виконт не ожидал; он поставил его в тупик. Рауль с удивление посмотрел на Мег:

– Что вы имеете в виду?

–Я хочу знать, кто я: – Начала Мег, повернувшись к виконту и взглянув на него, – ваш друг, ваша возлюбленная, ваша любовница? – Прежде чем девушка отвернулась, Рауль увидел в ее глазах беспомощное выражение. – Или же я – всего лишь занятная игрушка до тех пор, пока вы не найдете новую и более подходящую девушку?

Этот вопрос заставил виконта почувствовать себя виноватым. Он не знал, что их дружба, или что бы это ни было, так много значила для балерины.

Виконт, насупив брови, сказал:

– По правде говоря, Мег, я об этом не думал. Я всего лишь плыл по течению, делая то, что казалось мне в это время правильным. – Он положил руку на плечо девушки, сжал его, и улыбнулся ей, когда та обернулась и глянула на него. – А быть с вами казалось мне правильным, Мег. Вы вернули мне счастье. Поэтому я сказал бы, что вы мой хороший друг. Мой лучший друг.

Балерина улыбнулась Раулю в ответ, а потом юноша сделал то, что его самого удивило. Он наклонился, и крепко обнял ее.

------------------

Мег почувствовала, как в уголках глаз появились слезы. Но друг – это не так уж плохо.

------------------

Чуть позже этим же днем Рауль отвез девушку обратно в Оперу. Большую часть времени они дружелюбно молчали, так как оба слишком устали, чтобы что-либо говорить. Когда они вернулись, в вестибюле их встретила мадам Жири.

– Дорогая Мег, я так рада, что ты вернулась. – Она поцеловала дочь в щеку. – Я уверена, ты приятно провела время?

Мег кивнула:

– Да, все было замечательно. Месье виконт и мадам виконтесса были ко мне очень добры.

Мадам Жири, будто только сейчас заметив, что молодой виконт в комнате, повернулась к Раулю:

– Месье, благодарю вас за то, что пригласили мою дочь.

– Не стоит благодарности, мадам. – Рауль подарил ей сияющую улыбку, но на лице балетмейстера не дрогнул ни один мускул. Вместо этого она лишь насмешливо посмотрела на него, и вновь повернулась к Мег.

– Директора приняли решения о новой постановке. – Сказала она с оттенком неодобрения в голосе. – Они объявят об этом в зрительном зале сегодня в пять вечера.

Мег посмотрела на мать, вопросительно вскинув бровь:

– Я полагаю, ты уже знаешь, что это будет за постановка.

– Конечно. – Голос мадам Жири стал немного раздраженнее. – А теперь извините меня, господин виконт, у меня есть другие дела, которым я должна уделить внимание.

Рауль кивнул, и балетмейстер повернулась к своей дочери:

– Мег, дорогая, полагаю, тебе следует подготовиться к собранию; у тебя есть на это лишь около часа. – Сказав это, она сделала движение, которое можно было истолковать как неохотный реверанс Раулю, и поднялась вверх по лестнице.

Мег покачала головой:

– Рауль, вы должны извинить маман, она не придает значения титулам.

Рауль рассмеялся:

– Вам не стоит за это извиняться. Думаю, пока я здесь, мне следует поговорить с директорами. Вы позволите проводить вас в вашу комнату? – Он предложил девушке руку.  Мег тихо засмеялась и приняла ее, и вместе они пошли по лестнице к ее комнате.

– Как вы думаете, какую оперу выбрали директора? – Спросила балерина, когда они свернули за угол.

Рауль покачал головой:

– У меня если парочка предположений, но гадать я не буду. Когда я говорил с ними несколько дней назад, они выбирали между «Орфеем» и «Кармен», но с тем же успехом могли взять и любую другую.

Мег кивнула:

– Не думаю, что мы ставили хоть одну из них.

Некоторое время они шли молча, но затем она сказала:

– Вообще, я бы лучше поставила балет. Это дороже и требует больше времени для репетиций, но я ведь танцовщица, а не актриса. – Девушка все повышала и повышала голос, но потом вновь заговорила тише – Вы меня понимаете, не так ли?

Рауль кивнул и сжал ее руку:

– Конечно. В том, что вы хотите выступать, нет ничего дурного. А с вашим поразительным талантом, Мег, вы далеко пойдете.

Балерина благодарно улыбнулась виконту:

– Рауль, большое спасибо за то, что вы сказали это. – Они дошли до комнаты Мег, и она отпустила его руку. – И спасибо, что проводили меня.

Охваченный внезапным порывом, Рауль наклонился и поцеловал ее в лоб:

– Не стоит благодарности. – Сказал он и ушел, оставив широко улыбающуюся Мег стоящей на пороге ее комнаты.

Часть IX. Кармен

Директоров не было в их кабинетах, и, поскольку Рауль хотел с ними кое-что обсудить, у него не осталось другого выбора, кроме как пойти на собрание в зрительном зале.

Терпение не было сильной стороной юноши, и он в раздражении ходил по коридорам Оперы в ожидании его начала.

Иногда час может показаться очень коротким, а иногда тянется вечность. В случае Рауля, верным было последнее утверждение. Он не знал, чем заняться, кроме как брести по незнакомым залам к несуществующей цели.

Шагая по коридорам Оперы, виконт вспомнил, когда он последний раз ходил здесь так. Это было чуть менее чем три недели назад. Он тоже приехал в театр, чтобы поговорить с господами Андре и Фирменом, а потом он так же шел по коридорам, думая о Кристине. Раны от того, что девушка его бросила, были еще очень свежи, и юноша не мог даже мысленно произнести ее имя без слез.

Теперь Рауль тоже думал о Кристине, но при этом уже не чувствовал немедленно возникающей боли в груди, и это его смутило. Она была его невестой, они любили друг друга. Начал ли он забывать любимую? Не разлюбил ли он ее? И не было ли это предательством?

Бессмысленно бродя по театру, Рауль добрался до входа в часовню. Это было одно из самых любимых мест Кристины в Опере, и, если надо было разыскать девушку, то ее всегда можно было найти здесь.

Виконт спустился по каменным ступеням и вошел в маленькую комнату. Там все было по-прежнему: большое окно перед ним, картины с ангелами справа. Рауль недоумевал: как такое может быть? Вся его жизнь изменилась за один вечер, как же все остальное осталось таким же, как было до этого?

Он присел на подоконник и прислонился головой к стене. Свеча, которую Кристина ставила по своему отцу, все еще была на месте. Никто не убрал ее, и почему-то Раулю стало очень грустно.

Сидя на подоконнике и невидящими глазами глядя на свечу, виконт ожидал, что воспоминания о потерянной любви с грохотом обрушатся на него и разорвут его рассудок на части, но ничего не случилось. Он лишь слышал в голове ее голос, эхо из прошлого:

Нет теперь пути назад,
Закрыты двери –
Последний мост надежд
Огнем объят…
Мы за чертой пути назад…

И он почувствовал лишь усталость.

---------------------------

Все собрание Рауль простоял в последних рядах зала, слушая, что же скажут директора. Как и опасался виконт, они выбрали «Кармен».

Директора быстро зачитали список исполнителей, составленный заранее и без прослушиваний. Рауль не мог сказать, что даже слышал раньше о ком-то из певцов, кроме тех, кто работал в Опере до пожара. Ла Карлотта вообще не выступала, Кармен должна была петь меццо-сопрано из хора, и, как и ожидал виконт, главная роль Мег не досталась. Она была балериной, а не певицей, поэтому играла роль работницы фабрики.

После собрания виконт ждал, пока зал опустеет, а затем подошел к директорам. Они задержались, чтобы обсудить постановку с месье Рейе, который все еще дирижировал оркестром.

– Господа, будьте так добры уделить мне минуту вашего времени, – произнес Рауль, когда дирижер ушел.

– Мой дорогой виконт, я, кажется, видел вас в последних рядах. – Месье Фирмен пожал его руку. – Как вам понравился наш выбор постановки?

– Это как раз то, о чем я хотел бы с вами поговорить. – Виконт сел в кресло, и директора последовали его примеру. – Вы действительно полагаете, что стоит ставить эту оперу?

У сидящих перед ним мужчин было одинаково недоумевающее выражение лиц. Рауль сдержал вздох:

– Не думаете ли вы, что она слишком…смелая? Я полагаю, вы знаете о том, что случилось в «Опера Комик»?

Господин Андре кивнул:

– Да, конечно мы знаем, мы ведь деловые люди, месье. И то, что случилось в «Опера Комик» – одна из причин, почему мы выбрали эту оперу. Люди слышали о ней благодаря скандальной огласке.

Рауль покачал головой, не веря своим ушам:

– Но господа, вы, вероятно, шутите. Постановка «Кармен» вызовет еще один скандал, который мы никак не можем себе позволить. – Виконт пытался сохранить спокойствие, но это было нелегко. Его раздражение росло, поскольку он должен быть заставить директоров все понять. Но, похоже, они, как и виконт, твердо решили заставить его понять их позицию.

– Мы не думаем, что это вызовет скандал, господин виконт. – Очень спокойно ответил месье Андре, что было для него весьма необычно. – Вы забыли о времени, в котором мы живем. Люди любят «шоу уродов». Как минимум, вся эта история с Призраком Оперы доказывает, что я прав.

– Это правда. – Продолжил месье Фирмен. – Когда люди узнали, что Призрак сам написал этого ужасного «Торжествующего Дон Жуана», билеты были проданы вдвое быстрей. А потому мы полагаем, что выбрать «Кармен» – весьма мудрое решение.

Рауль хотел уже с ними спорить, но затем не решился, и вместо этого откинулся в кресле, чтобы подумать о том, что сказали директора. Они действительно могли быть правы. По правде говоря, он знал, что это так. Как бы ему ни хотелось это отрицать, людям нравится «шоу уродов». Конечно, «Кармен» не была представлением подобного сорта, она была шедевром, но очень уж смелым. И именно это могло быть тем, в чем нуждалась Опера Популер.

Однако, он должен был спросить:

– А что вы будете делать, если это не сработает?

Директора посмотрели друг на друга, а затем месье Фирмен ответил:

– Это, господин виконт, то, что, как мы надеемся, не случится.

Рауль кивнул. Это было не то, что он хотел услышать, но то, чего он ожидал. Виконт встал с кресла, а за ним и директора.

– Господа, я верю, что вы приняли верное решение. Я гарантирую вам поддержку моей семьи в этом вопросе. – Он слега поклонился в их сторону. – Доброго вам дня.

Виконт торопливо покинул зал. Он убеждал себя в том, что лишь финансово поддерживает театр. Эта Опера – собственность Андре и Фирмена, и решения принимают они. Если Раулю это не нравилось, все что он мог сделать – это сказать им об этом, и надеяться, что его послушают. Но театр ему не принадлежал!

Виконт почти сбежал по лестнице вниз, в необъяснимой спешке пытаясь покинуть театр. Но когда он достиг подножия лестницы, то услышал, что его кто-то зовет. Рауль обернулся и увидел, что наверху лестницы стоит Мег.

– Я видела вас на собрании. – Сказала она, спустившись вниз и подойдя к нему. – Что-то случилось?

Рауль покачал головой:

– Нет, мне всего лишь нужно было поговорить с директорами об их выборе оперы.

Мег вскинула бровь:

– Вы не одобряете их выбор?

– Нет, я полагал, что слишком смело ставить такое произведение как «Кармен», но они заставили меня изменить мнение.

– Слишком смелое?

Рауль взглянул на свои часы, а затем вернулся взглядом к Мег:

– Я должен идти домой, Мег, но если у вас есть время, можете прогуляться со мной.

Мег кивнула.

– Вы подождете здесь, пока я возьму свой плащ?

Рауль покачал головой и накинул девушке на плечи свой плащ.

– Возьмите мой.

– Но разве он не нужен вам? – Попыталась возразить балерина.

Юноша покачал головой:

– Не больше, чем вам.

Мег улыбнулась:

– Хорошо. –Она взяла его под руку. – А теперь расскажите мне о «Кармен».

Рауль сказал слуге, чтобы его экипаж отослали домой, и они с Мег вышли через парадный вход и начали спускаться по лестнице.

– Около шести лет назад, «Кармен» впервые поставили в «Опера Комик». – Начал Рауль. – И она не имела успеха. – Он выдержал паузу. – Вы знаете сюжет оперы?

Мег покачала головой.

– Тогда я должен вам вкратце рассказать. Кармен – цыганка, которая влюбилась в солдата по имени дон Хосе. Ради нее он оставляет невесту и дезертирует, но затем Кармен полюбила другого. Дон Хосе возвращается к невесте, но, вновь встретив Кармен, пытается ее вернуть. Когда же она отказывается, дон Хосе убивает цыганку.

Мег тяжело вздохнула:

– О, это так печально и так прекрасно.

Рауль улыбнулся. У девушки действительно было чутье на драмы. Она продолжила:

– И я полагаю, что знаю, что же в ней такого смелого.

– Правда? – Спросил виконт, когда они повернули за угол и вошли в аристократический квартал.

– Да. Я не вижу ничего дурного в поступках Кармен, поскольку раз она не любит этого дона Хосе, она не должна быть с ним, однако поступать так – не принято, не так ли?

– Да, конечно. – согласился Рауль. – А вы понимаете, почему я не хочу, чтобы «Кармен» ставили в Опера Популер?

Мег кивнула:

– Да, но я не думаю, что все будет так плохо, как вы полагаете.

– Подумав, – прервал ее юноша, – я согласился на это.

– Но это не значит, что вы изменили свое мнение, не так ли? – Спросила с улыбкой балерина.

Рауль засмеялся:

– Вы видите меня насквозь. Да, я все еще колеблюсь по поводу постановки, но это не моя Опера.

–Да, это так. – Сказала девушка и пожала его руку. – Давайте поговорим о чем-нибудь другом, пока у вас голова не заболела от этого разговора.

«Путь до моего дома был слишком уж коротким» –  подумал Рауль. Он мог бы так ходить с Мег часами, но к тому моменту, когда они подошли к дому, он дрожал от холода, и, к его досаде, девушка это заметила.

– Вам следовало сказать мне, когда вы замерзли. – Сказала она и подала ему его плащ. – Мы могли по дороге носить его по очереди.

Рауль рассмеялся:

– Мой долг кавалера – дать вам мой плащ, мадемуазель. – Сказал он, придерживая перед девушкой входную дверь.

– А я думала, вы сделали это потому, что хотели этого. – Мег осмотрела холл. – Вы живете здесь один? – спросила она.

– Да. – Рауль подал плащ горничной. – Это особняк моих родителей, но они почти никогда не оставляют свой загородный дом, а поэтому большую часть времени я живу здесь один. – Он смутился. Не слишком ли фамильярно будет пригласить ее пообедать с ним? Но все же виконт пригласил девушку.

– Разве уже настолько поздно? – Мег бросила взгляд на часы на столе, и затем покачала головой. – Мне было бы очень приятно составить вам компанию, но мне нужно возвращаться, пока маман не начала меня искать.

Рауль кивнул:

– В таком случае, вас отвезет мой экипаж.

– Нет, я могу пойти пешком, здесь недалеко, – запротестовала девушка, но виконт уже отдал приказ.

– Я не могу заставить вас идти назад без плаща, вы простудитесь перед представлением, а мы ведь не можем этого позволить, правда? – Он вновь придержал перед ней дверь, и они вышли на крыльцо. – В таком случае, не желаете ли отобедать со мной завтра?

Мег минутку подумала, а затем кивнула:

– С удовольствием! – Перед ними возник экипаж, и Рауль открыл девушке дверь.

– В таком случае, я жду вас у Оперы в семь. – Сказал он через окно, закрыв за ней дверцу. – Доброй ночи, Мег.

– Спокойной ночи.

Рауль смотрел, пока карета не исчезла из виду, а затем вернулся в дом. Этой ночью его не мучили кошмары о Призраке, который его убивал. Ему снилась только Мег на скамейке в саду его родителей.

Отредактировано opa79 (2012-02-23 18:54:13)

55

"Не сложилось у песни начало,
Я не знаю, кто прав, кто не прав,
Нас людская молва повенчала.
Не поняв, ничего не поняв...

Просто встретились два одиночества,
Развели у дороги костер,
А костру разгораться не хочется....." (с)

Несмотря на все усилия автора фика, не получается из этого Рауля и этой Мег пары.
Переводчику, как всегда, благодарность.
:give:

Отредактировано karolinka (2012-02-24 19:58:50)

56

opa79, слежу за сюжетом с большим интересом.
Судя по всему, фрекен София допустила две распространенные ошибки, характерные для начинающих авторов: во-первых, она не "согласовала" поведение своих героев с эпохой, в которой они живут, в частности, с правилами этикета XIX века. Рауль как хозяин дома имел первоочередное право на танец с Мэг, но так и не смог к ней пробиться. Во-вторых, акцентируя внимание на одних героях, София напрочь забывает о других.

А больше всего вопросов вызывает поведение ее матери - она на эскапады доченьки вроде похода в подвалы вдвоем с виконтом или ужина/бала с ночевкой НЕ РЕАГИРУЕТ НИКАК! То ли ей лестно стать матерью виконтессы, то ли безразлична репутация дочери...

Как вы верно заметили, ничего не было сказано о реакции мадам Жири на приглашение её дочери в особняк де Шаньи. Мадам, по идее, должна была встревожиться повышенным вниманием виконта к своей дочери, дать ей напутствие быть благоразумной в гостях, наконец. И уж тем более не отпускать Мэг на ночь. Но в фике об этом - ни слова.
А вообще,  opa79, мадам Жири, несмотря на кажущееся благоразумие, прежде всего женщина и мать, которая хочет своей дочери добра и прожить остаток жизни в спокойствии и благополучии. Мне Мэг в этом фике также нравится своей самостоятельностью и тем, что имеет голову на плечах, в чем немалая заслуга мадам Жири. Но мадам учила дочь блюсти честь не только ради хорошей репутации. Целомудрие - товар, который необходимо продать подороже. У порядочной девушки было больше шансов найти достойного жениха. Именно на это балетмейстер и делала ставку.

karolinka Дата Feb 24 2012, 18:30 PM
Несмотря на все усилия автора фика, не получается из этого Рауля и этой Мег пары.

Мэг явно доминирует в этой паре. Она слишком самостоятельна по сравнению с виконтом. Но называть их парой ещё рано, т.к. Рауль сам не может определиться в своих чувствах. Сейчас он нуждается в плече, на которое можно опереться. Пока Мэг в его жизни играет роль этого самого плеча (или жилетки).
opa79, а Призрак и Кристина будут ещё появляться на страницах этого фика?

57

karolinka, спасибо за стихи.

Мэг явно доминирует в этой паре. Она слишком самостоятельна по сравнению с виконтом. Но называть их парой ещё рано, т.к. Рауль сам не может определиться в своих чувствах. Сейчас он нуждается в плече, на которое можно опереться. Пока Мэг в его жизни играет роль этого самого плеча (или жилетки).

Ученица Маэстро, Вы, ИМХО, оценили ситуацию абсолютно верно. Рауль, скорее всего,станет у малютки Жири подкаблучником - даже если и дослужится до адмирала.

opa79, а Призрак и Кристина будут ещё появляться на страницах этого фика?

Торжественно обещаю, что через главу Вы увидите во всей красе Кристину, то есть уже мадам ПО. Да и сам Эрик тоже промелькнет.

upd: пардон, ошибся, через две главы, в монументальном полотне "Как вправлять мозги виконтам."

Пока же я пошел переводить.

Отредактировано opa79 (2012-02-28 21:31:10)

58

Итак, очередная глава творения соотечественницы Кристины Даае.
С танцами до упаду :) .

Часть X. Потанцуйте со мной

Следующим вечером Рауль шел по коридорам Оперы к комнате Мег. Войдя в театр пять минут назад, он понял, что пришел слишком рано, и поэтому подумал, что может просто встретить балерину у ее комнаты. Виконт уже дважды бывал там, а потому  полагал, что найти дорогу ему не составит труда. Однако как минимум раз повернув не туда, Рауль понял, что не имеет представления, где находится. Коридор был незнаком виконту, но это мало что значило, поскольку тот не знал большую часть Оперы. Рауль мог найти дорогу в зрительный зал и кабинеты директоров – и все.

Юноша посмотрел на двери, выходящие в коридор. Они были пронумерованы, и на ближайшей был номер 48. «Что ж, я хотя бы нахожусь в жилой части здания», – подумал Рауль, – «теперь все, что мне нужно – это вспомнить номер комнаты Мег»». Он пошел по коридору дальше, но тот, закончившись, разделился на три новых, один из которых был прямо перед ним, а два – по бокам. «Я никогда отсюда не выберусь и театр станет моей могилой» – саркастично подумал Рауль. Но вдруг виконт услышал, что кто-то идет через холл слева от него. «Что же, мне придется поумерить свою гордость и попросить помощи» - подумал он и повернулся к звуку.

– Вы что-то ищете? – Спросила Мег, и широкая улыбка заиграла на ее губах.

Рауль засмеялся:

– Как вам всегда удается застать меня в самых неловких ситуациях? – Он поцеловал руку девушки. – Вы выглядите прекрасно. Это было действительно так: в бледно-желтом платье и с поднятыми волосами, заколотыми шпильками, Мег выглядела восхитительно.

– Спасибо. – Ответила девушка и взяла его за руку. – Вы знаете, где находитесь?

Рауль улыбнулся и покачал головой:

– Не имею понятия.

Она засмеялась, в мгновение ока провела его по лабиринту, которым была Опера, и виконт вновь очутился в фойе.

– Как вы знаете, куда здесь нужно идти? – Удивленно спросил он.

Мег пожала плечами, и они вышли через парадные двери:

– Я выросла здесь, Опера была моей «детской площадкой» с той минуты, когда я начала ходить.

Экипаж Рауля стоял у входа, но девушка в нерешительности остановилась:

– Разве мы не можем пойти пешком? Вчера нам было так хорошо.

Рауль кивнул:

– Хорошо.

Он повернулся к кучеру:

– Пьер, остаток вечера можете быть свободны. Я вернусь домой на фиакре.

– Спасибо, господин виконт. – Кучер коснулся шляпы, и экипаж покатил к дому Рауля.

Юноша помог Мег надеть плащ, и взял ее под руку.

– Вы сегодня репетировали? – Спросил он, ведя девушку к ресторану, который  выбрал в этот вечер.

Балерина кивнула:

– Да, у нас была читка пьесы, мы читали текст своих ролей, а оркестр играл, поскольку они начали репетировать несколько раньше.

– Он играл хорошо? –Раулю очень интересно было услышать о ходе репетиций.

– Да, думаю, неплохо. Конечно, музыкантам еще нужно много работать, и, потом, нам придется выучить свои роли, но, полагаю, результат будет весьма хорош. – Она минуту помолчала. – Директорам очень повезло. – Тихо сказала девушка.

– Почему?

– У них – очень талантливый актерский ансамбль, возможно, даже лучше, чем был раньше.

Рауль был действительно удивлен, услышав такое:

– Почему вы так считаете?

– Среди нас нет знаменитостей, разве что мама и месье Рейе, но они, конечно, не в счет, и кое-кто из балерин и хористок, но я бы скорей назвала их печально известными. Однако, актеры изумительно талантливы – многие, почти все мы. Нам нужно лишь показать это.

Рауль улыбнулся:

– Вы слишком скромны, Мег.

Девушка посмотрела на него удивленными глазами.

– Я сказал бы, что вы также достаточно известны. В этом городе не так много людей, которые не видели, как вы танцуете. «И много тех, кто с удовольствием заплатил бы за частное выступление» – мрачно подумал виконт, удивляясь, почему эта мысль заставила его ревновать.

Мег зарделась:

– Я полагаю, вы преувеличиваете. – Пробормотала она.

– Не, я абсолютно серьезно. Мег, вас знают.

Услышав слабые протесты девушки, Рауль решил, что она не будет его слушать, что бы он не сказал, и остаток пути к ресторану они говорили о других вещах.

Когда до ресторана осталось пройти всего квартал, Мег внезапно остановилась посреди тротуара.

– Я знаю, куда вы ведете меня, Рауль, и, возможно, вам не следует этого делать.

Виконта удивила реакция балерины:

– Почему? – спросил он.

Мег уставилась на него широко открытыми глазами, и энергично жестикулируя, сказала:

– Это же самый дорогой ресторан в Париже! Как же я смогу вам когда-либо отплатить за это?

Рауль подошел к девушке и взял ее руки в свои:

– Я пригласил вас на обед, Мег, – сказал он, подчеркнув второе слово. – Я не хочу, чтобы вы возвращали мне деньги за это.

Мег беспомощно посмотрела на него:

– Но… – заикнулась она.

Рауль покачал головой:

– Никаких «но», Мег. Разве вы не можете просто наслаждаться вечером?

Она все еще сомневалась.

– Пожалуйста? – Попросил он. – Ради меня?

И девушка улыбнулась.

– Хорошо, но только ради вас

Она снова взяла виконта под руку, и они вошли в ресторан.
«Италия в Париже» был самым модным среди парижского света рестораном, о котором «Фигаро» недавно писала как о «самом красивом месте с самой вкусной едой, которое видел Париж». Владелец его, синьор Лучиано Сабатини, был родом из Венеции, но переехал в Париж, женившись на французской актрисе. Чтобы прокормить семью, он открыл ресторан с французской и итальянской кухней, и ресторан этот имел огромный успех.

Рауль заказал столик, как только Мег ответила на его приглашение согласием. Ресторан в те дни был всегда забит, но с титулом виконта получить столик на вечер было нетрудно.

Когда виконт шел через зал, ведя Мег под руку, он не мог не заметить, как люди, особенно мужчины, смотрели на нее. «Возможно, это все ее платье» – подумал он. Оно определенно выделялось в комнате, оформленной в темно-красных, зеленых и коричневых тонах, среди людей, одетых в основном в темное. Или, возможно, это был ее вид. Она держала голову высоко, выглядела очень уверенной в себе, и … счастливой. Раулю было приятно, что он дал ей возможность чувствовать себя так.

Пару усадили за столик у окна, и официант подал им меню. Мег немедля открыла свое.

– Даже и не смейте! – Сказал Рауль, увидев, что ее взгляд переместился вправо к ценам. – Я плачу, Мег, потому заказывайте, все, чего пожелает ваша душа.

Девушка выглядела почти злой:

– Но я не могу позволить вам оплатить весь счет, вы видели, сколько здесь стоит еда?

Рауль на это лишь улыбнулся:

– Мег, я думаю, вы забыли, с кем говорите. Я виконт, и у меня больше денег, чем мне необходимо.

Мег слегка покраснела, но не сдалась:

– Но ведь должен быть способ их потратить лучше, чем тратить на меня.

– Я в этом сомневаюсь. – Рауль взял меню. – А теперь выбирайте, что вы хотели бы попробовать, и не волнуйтесь о том, сколько это стоит.

Мег пробормотала что-то про себя, но тоже взяла свое меню. Они заказали еду, а когда заказ принесли, то уже снова обсуждали репетицию, и девушка вновь улыбалась.

– Я помнится, говорила, что лучше бы поставила балет. – Сказала она с энтузиазмом. – Но это так увлекательно. Лишь одна мысль, что я вернусь на сцену, вызывает у меня желание петь.

Рауль засмеялся:

– Я рад, что вы счастливы. И я действительно думаю, что директора планируют поставить после «Кармен» балет.

Мег заволновалась еще больше, если это только было возможно.

– Правда? А какой?

Рауль покачал головой и отпил глоток вина:

– Еще слишком рано для того, чтобы я это узнал, но, надеюсь, они решат это ко времени премьеры «Кармен».

Они вдруг поняли, что позабыли о еде, и некоторое время молча обедали. Блюда действительно были вкусными, как и писала «Фигаро», и остаток обеда спутники почти не говорили, наслаждаясь едой. Пока они с Мег ждали десерт, Рауль внезапно понял, что в соседнем зале играет оркестр, и, посмотрев в дверной проем, увидел танцующие пары. Он вспомнил, что хотел потанцевать с Мег на званом ужине два дня назад у родителей, но не имел такой возможности, и решил сделать это сейчас. Виконт поднялся со стула и встал рядом с девушкой.

– Не желаете ли потанцевать, мадемуазель? – Спросил он и предложил балерине руку.

– С удовольствием, месье. – Ответила она и приняла его руку. Вместе они прошли в танцзал, Рауль обнял девушку за талию и повел ее в танце.

– Я не могу вспомнить, когда я в последний раз так танцевала. – Сказала Мег, промолчав минуту, и Рауль не мог сказать, была она счастлива или печальна. – Возможно, никогда?

Девушка смотрела мимо виконта и положила голову ему на плечо. У Рауля было чувство, что она подразумевала большее, чем сказала.

Он начал тихо напевать мелодию, и погладил спину девушки. Юноша не знал, почему балерина была печальна, и даже была ли, но хотел прогнать ее печаль прочь.

Некоторое время спустя, Мег подняла голову с плеча виконта.

– Извините, – сказала она, – я не знаю, что на меня нашло. – Девушка запнулась – Может, нам вернуться к десерту?

Рауль кивнул и взял ее за руку, и они молча вернулись к своему столику. В воздухе повисло напряжение, и никто из них не мог сказать, почему. Они доели свой обед, виконт оплатил счет и пара покинула ресторан – все это молча. Но уже на тротуаре Мег повернулась к юноше:

– Мы не можем позволить нашему восхитительному вечеру закончиться так, Рауль. – Сказала она. – Я не знаю, что случилось, но мы не должны позволить этому нас волновать.

– Конечно, нет, – согласился виконт. Он поднял руку и остановил проезжавший фиакр. – Я отвезу вас назад в Оперу.

Мег вздохнула:

– Вы не могли бы просто перестать тратить на меня деньги?

Рауль покачал головой:

– Если бы сейчас было не так поздно, мы прогулялись бы пешком, но сейчас нас, скорей всего, ограбят. – Он открыл дверь экипажа. – Поэтому, садитесь!

Девушка улыбнулась и присела в глубоком реверансе.

– Да, господин виконт! – Сказала она, и села в экипаж, трясясь от смеха.

– Пожалуйста, в Опера Популер, – сказал вознице Рауль и вслед за Мег вошел в фиакр и сел на противоположном сиденье. Наклонившись вперед, он взял ее руки в свои:

– Как, вечер вам понравился? – Спросил он.

– Да, это было намного лучше, чем я вообще могла себе вообразить. – Ответила девушка и мягко улыбнулась. – Не будет ли слишком смело спросить вас, не могли бы мы его повторить? – И она опустила взгляд.

Рауль засмеялся:

– А если повторять его каждый вечер?

Мег вновь на него посмотрела:

– Это было бы прекрасно.

---------------------

Так они и сделали. Рауль и Мег проводили вместе каждую свободную минуту. Утром и днем Мег шла на репетиции, а Рауль – на деловые встречи, а вечерами он приезжал в Оперу, иногда чтобы отвезти девушку на обед в ресторан, иногда – на званый вечер у родителей или у друзей. Они в конце-концов приняли балерину, хотя многие все еще хотели бы знать, как когда-то и она сама, какие отношения связывают ее и Рауля, и относились к ней всего лишь дружелюбно. Но, несмотря на то, что Мег нравилась компания друзей виконта и изысканные обеды, она иногда спрашивала Рауля, не могут ли они остаться в его доме или же в ее комнате в Опере, лишь вдвоем. И виконт всегда соглашался с ее просьбой, потому что вопреки тому, что о нем думали люди, предпочитал оставаться дома.

Скоро, очень скоро вся Опера знала, что Мег Жири встречается с виконтом де Шаньи. И Рауль, и Мег пытались этого избежать; Мег – потому, что о ней будут говорить как о «замене Кристины», Рауль – в точности по той же причине. Однако балерины были маленькими любопытными сплетницами, и не могли пропустить столь пикантный слух мимо ушей. Мадам Жири делала все, что было в ее силах, чтобы они молчали, но то, что мадам была матерью Мег, лишь подливало масла в огонь.

За эти две недели Рауль осознал, что он все меньше и меньше думает о Кристине, и это его совсем не волновало. Когда виконт был с Мег, он забывал о прошлом, даже несмотря на то, что балерина была частью этого прошлого.

В день перед премьерой они с виконтом сидели в комнате Мег. Весь день балерина была на репетиции, а сейчас она стояла перед зеркалом в пеньюаре и расчесывала волосы. Девушка стала себя чувствовать в присутствии Рауля настолько комфортно, что ей было уже все равно, что на ней надето, если они оставались наедине.

Рауль сидел в кресле у камина. Он снял свой пиджак и жилет, и раскинулся в кресле полулежа. Его мать бы этого не одобрила.

Они говорили о прошедшей в тот день репетиции, которая должна была стать последней перед премьерой. Однако некоторые костюмы не были закончены, а многие актеры играли настолько плохо, что месье Рейе и мадам Жири решили провести еще один, последний прогон на следующее утро.

Рауль на последней репетиции не был, но, как всегда, Мег все ему детально рассказала.

– Обычно, я не понимаю маман, когда она указывает на ошибки, которых я не замечаю, и настаивает на дополнительных прогонах, но сегодня я действительно видела, что она права. – Сказала Мег, глядя в зеркало и водя щеткой по своим золотым локонам. – Вам следовало увидеть это, Рауль. Для генеральной репетиции это была катастрофа. Это было даже хуже, чем когда Ла Карлотта скандалила.

Виконт засмеялся. Он видел бывшую примадонну «в действии» вне сцены, и не мог понять, как что-либо может быть еще хуже.

– Да, Мег, вы уже сказали это раза три, – сказал он, встретив в  зеркале ее изумленный взгляд.

– Вы хотите поговорить о чем-нибудь другом? – Спросила девушка вызывающим тоном.
Рауль пожал плечами.

– Выбирайте тему, – сказал он, и сделал рукой приглашающий жест.

В глазах Мег появилось выражение, очень не понравившееся Раулю, и она отложила щетку.

«Торжествующий Дон Жуан», - произнесла она, и посмотрела прямо ему в глаза. – Расскажите мне, что случилось той ночью.

-------------------------

Примечания автора:

Эта глава посвящается EriksIngenue, т.к. вы хотели, чтобы Рауль с Мег танцевали.

Да, и еще одно: Может ли кто-нибудь понять, что имела в виду Мег, сказав «Возможно, никогда?»

Отредактировано opa79 (2012-03-06 15:58:53)

59

Да, и еще одно: Может ли кто-нибудь понять, что имела в виду Мег, сказав «Возможно, никогда?»


Это был тест на внимательность?  :dn:

А если серьезно, то Мег имела в виду, что первый раз в жизни танцует с человеком, которого любит.
:give:

60

Или  то, что в этот вечер так удачно сошлись звезды: непринужденная обстановка, где можно затеряться в толпе, чарующая музыка и присутствие привлекательного, галантного молодого человека, который значит для Мэг больше (она осознала это только сейчас), чем просто друг. И самое главное - Мэг в этот момент почувствовала себя любимой женщиной.

– Я пригласил вас на обед, Мег, – сказал он, подчеркнув второе слово. – Я не хочу, чтобы вы возвращали мне деньги за это.

Но если не деньги, то что? Рауль, как человек, знакомый с этикетом, должен прекрасно понимать, что обязывает девушку подобным предложением. Уж если Мэг это поняла, то виконт - тем более.

– Мег, я думаю, вы забыли, с кем говорите. Я виконт, и у меня больше денег, чем мне необходимо.

Как-то звучит немножко... Повелительный тон плюс подчеркивание своего статуса в обществе (уважаемый переводчик, это я не вам).

...и кое-кто из балерин и хористок, но я бы скорей назвала их печально известными.

Эта реплика Мэг вызвала неясность. На кого она намекает? На Кристину, что ли? Тон, с которым Мэг говорит о сводной сестре, мягко говоря, неожидан. Они работали в разных амплуа, соперницами не были, женихов не делили...
Заметно, что  Мэг повзрослела: проникается важностью момента генеральной репетиции, принимает в расчет замечания матери. К тому же премьера "Кармен" после пожара  - отличный стимул для работы, а следовательно, и заработка.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Ты не один (you Are Not Alone)