Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Mingled Tears: Tales Of A Living Wife


Mingled Tears: Tales Of A Living Wife

Сообщений 31 страница 60 из 217

31

Мышь полевая, да-да. А ещё, помните, Эрик присутствовал на прощальном обеде прежних директоров Оперы, со всеми сидел за столом, разве что только не ел и не пил. Ещё и реплики многозначительные про смерть Бюке отпускал. :sp: Никакой маски на нём не было, просто накладной нос.

32

Глава 3. Слезы

Жизнь с Эриком оказалась гораздо более странной, чем я могла себе вообразить. Он всегда всё планирует, но никогда не следует плану. Он то ни отходит от меня ни на шаг, то напрочь забывает обо мне. Я никак не могу понять его.

Он больше не запирает меня в моей комнате, позволяя бродить по своему дому. Иногда он запирает дверь собственной спальни, говоря мне, что существуют такие тайны, о которых не должен знать никто. Поначалу я возражаю, главным образом потому, что не хочу, чтобы он что-то утаивал от меня.

- Я - ваша жена, разве не так? – Спорю я. - Вы - мой муж, и вы не можете запретить мне входить в свою комнату.

- Эрик - ваш муж, и вы будете слушаться его, - произносит он бесцветным тоном.

На этом все и заканчивается.

Большую часть времени мы поем. Это не столько уроки, сколько небольшие концерты: Эрик больше не учит меня, а позволяет самой выбирать любую песню, какую я хочу. Это свобода, которую он дает мне, и я жадно ей пользуюсь

Я больше не завожу разговор о Рауле. Я не знаю, где он, не знаю, что Эрик сделал с ним и тем другим человеком, но Эрик вновь и вновь уверяет меня, что с ними все в порядке и они в безопасности, хоть и далеко отсюда. Я не знаю, как нужно понимать его слова, поэтому просто слепо ему доверяю, и молюсь, чтобы они и в самом деле были в безопасности.

Каждый вечер, прежде чем пойти спать, я говорю "Доброй ночи, Эрик", а он говорит "Доброй ночи, Кристина" – и это всё. Он больше не целует меня и вообще никак ко мне не прикасается. Это немного расстраивает меня, и иногда я протягиваю руку, желая коснуться его, но никогда этого не делаю.

Он все ещё пугает меня.

Как-то вечером Эрик в гостиной играет на своем фортепьяно, а я сижу в главной комнате, читая одну из его книг. Мне тоскливо и, потянувшись, я решаю сходить на кухню за чашкой чая.

На столе в кухне лежит Эпок, газета, которую он приносит через день. Я никогда не обращала на неё особого внимания, но сегодня она раскрыта на определенной странице, и в поисках чашки и блюдца я читаю, что там написано:

«Эрик мертв».

Я ещё раз смотрю на газетный лист. Это напечатано в разделе объявлений, в самом низу. Речь идет, конечно же, не о моем Эрике? Было ли простым совпадением то, что в его доме появилось объявление о его же смерти.

Хватит ли у меня храбрости пойти и спросить его об этом? Это было бы поводом поговорить с ним, услышать его прекрасный голос в этой могиле. Он так долго был в гостиной.

Я торопливо хватаю газету, забывая свой чай, и иду в гостиную. Дверь закрыта: он сочиняет. Я знаю, что он очень рассердится, если его сейчас побеспокоить, но не думаю об этом. Я просто хочу знать, что все это означает.

Дверь, которую я толкаю, оказывается заперта. Я стучу, не зная толком, что меня так  внезапно смутило. Что это означает? Почему Эрик выходит только для того, чтобы оставить эти сообщения? Это он их писал? Он должен знать.

Дверь распахивается. Эрик в ярости, его золотые глаза опасно сверкают.

- Что вам нужно? - Шипит он на меня. – Ради чего столь важного вы должны прерывать Эрика, когда он сочиняет?

Я протягиваю ему газету.

Он смотрит на неё и смеется.
- О, моя дорогая, вас не должны заботить уловки Эрика. Эрик многое делает, дабы удостовериться, что здесь он остается в безопасности, и вы наткнулись на одну из них. Это написано для того, кто приходил с вашим женихом той ночью. Для него будет лучше считать, что я мертв. Вы не должны волноваться.

- Вы поднимаетесь наверх! – говорю я. - Вы даете объявления, получаете газеты. Я тоже хочу выйти!

Эрик снова смеется, качая головой:
- Я не позволю  вам так легко покинуть меня, моя дорогая. Вы попытаетесь сбежать от меня.

- Я не сбегу, - сердито говорю я, не совсем понимая, почему так сильно нервничаю. - Разве я не доказала вам, что держу свое слово?

Он разглядывает меня:
- Вы держите свое слово, потому что вы - хорошая девочка, пусть даже и не любите меня. Но вы все еще не будете выходить.

Он захлопывает дверь перед моим лицом.

Мои губы начинают дрожать и на глаза наворачиваются слезы. Он так жесток! Я только хотела поговорить с ним после того, как он заперся от меня на несколько часов, а он отталкивает меня, как будто я ничего не значу для него.

Я считала, что он любит меня!

Я бросаюсь в свою комнату, где могу спокойно поплакать. Упав на кровать, словно драматическая актриса, я рыдаю, как ребенок. Почему все так сложно? Я знаю, что это все – только эмоции, но чувствую себя усталой и больной. Я замужем уже три недели, но мне не позволяется выйти из дома, не позволяется зайти в комнату моего мужа и не позволяется прерывать его, когда он занят!

Ищет ли меня Рауль? Я надеюсь, что ищет, но ему это никогда не удастся. Я - навсегда останусь во власти Эрика, пока смерть не разлучит нас.

Я лежу, всхлипывая, и думаю, на что была бы похожа моя жизнь, если бы я любила Эрика. Мы были бы счастливы? Если бы я постаралась, смогла бы я любить его так же сильно, как он любит меня? Возможно, он поцеловал бы меня тогда своими холодными губами.

Я не должна думать об этом!

Но он - мой муж, разве не так?

Я плачу, плачу и плачу. Так проходят несколько минут. Заслышав, как открывается дверь моей комнаты, я прячу лицо в подушку.

- Вы расстроены, - говорит Эрик встревожено. - Я услышал ваши рыдания. Почему вы плачете, Кристина? Мне больно слышать это.

Я не отвечаю, потому что понятия не имею, почему плачу. Он подходит и пристраивается на край моей кровати, в нескольких дюймах от меня. Он протягивает затянутую в перчатку руку к моему лицу, но я поднимаю голову, и, встретив мой взгляд, он отдергивает руку.

Я снова чувствую разочарование. Почему? Почему мой муж не хочет коснуться меня?

Я сажусь на кровати, оказавшись лицом к нему. Он не ожидает, что я окажусь так близко, и  сразу же отстраняется.

Мы оказываемся лицом к лицу,  и у меня возникает ужасное, ужасное желание поцеловать его, но это причинит ему боль. Я так боюсь предложить ему свою любовь. Странно, но я думаю, что именно поэтому я не могу принять его.

- Я не буду плакать, если это причиняет вам боль, Эрик, – говорю я ему.

Его губы трогает улыбка:
- Вы думаете об Эрике, не желая делать ему больно. Но вы уже много раз сделали это, Кристина.

- Я знаю, - говорю я, чувствуя себя ребенком, которого отругали за плохой поступок – в сущности, так оно и есть. - И я сожалею.

Я чувствую его безмерное удивление:
- Вы извиняетесь передо мной? После всего, что я сделал вам, вы передо мной извиняетесь?

- Вы можете взять меня наверх, пожалуйста? – прошу я. - Я соскучилась по свежему воздуху и людям, хочу видеть их. И хочу, чтобы вы пошли со мной.

Я пытаюсь вложить в эти слова всю свою нежность, надеясь, что от моего приглашения его сердце смягчится, но он остается тверд и непреклонен.
- Вы оставите меня, - возражает он.

- Нет, я обещаю, Эрик, – умоляю я, а в глазах моих снова собираются слезы. - Я останусь с вами.

- Нет! -  говорит он с такой злобой, что я подскакиваю. - Я не могу потерять вас, не сейчас. Никогда. Вы - моя жена, и вы будете делать то, что я вам скажу. Вы останетесь здесь, в безопасности. Вы не покинете меня.

- Вы жестоки! - Я отшатываюсь от него, уже сожалея о своих словах. Как я могла сказать это ему? Теперь он никогда не позволит мне уйти. Я знаю, что причинила ему этим боль.

Он замирает, в его глазах пустота и ярость.
- Конечно, я жесток, и вы знаете это лучше, чем кто-либо, любовь моя. Теперь вы останетесь в своей комнате до самого вечера. Доброй ночи, Кристина.

Он ждет моего обычного «Доброй ночи, Эрик», но этого не будет. Я прижимаю руки ко рту и снова начинаю плакать.

Моё молчание беспокоит его. Он чувствует себя неловко и сердится. Уходя, он хлопает дверью.

Я замечаю, что если я причиняю ему боль, он сердится. Когда он не знает, как реагировать, это единственное, что приходит ему в голову. Я должна следить за своей речью. Мое слово может задеть его сильнее, чем что-либо другое. Если бы только он не обращался со мной вот так!

Я надеваю ночную рубашку и сворачиваюсь под одеялами, чувствуя себя потерянной и ужасно одинокой. Я не знаю, как долго смогу выносить это. И не знаю способа что-то изменить.

Я устаю думать и переворачиваюсь, чтобы заснуть.

Закрывая глаза, я понимаю, что это - наше первое столкновение как мужа и жены.

Но я знаю, что последним оно не будет.

Отредактировано Цирилла (2010-06-27 04:19:44)

33

Вот не знаю, мешает мне что-то принять такую трактовку Эрика. И от канонического характера автор отходит всё дальше и дальше.
Хотя как "вариация на тему", в принципе, неплохо...

Кажется, я поняла, в чём дело - достаточно хорошее освещение одних черт его характера напрочь смазывается тем, что автор забывает про другие черты, игнорировать которые не следовало бы. Потому образ получается более плоский и однобокий.

А переводчикам - в очередной раз респект. appl

34

М-да. Странноватый, скажем  так, здесь  Эрик.

Кажется, я поняла, в чём дело - достаточно хорошее освещение одних черт его характера напрочь смазывается тем, что автор забывает про другие черты, игнорировать которые не следовало бы. Потому образ получается более плоский и однобокий.


Я  бы  даже  сказала, что  автор  избрал  сознательно  такую  позицию, подчеркивая  его ... , Бог  его  знает, даже  слово  сложно  подобрать. Но  кажется  мне, что  подразумевается  некий  серьезный  задвиг  у  товарища. Ведь  осталась-то  от  Эрика  канонного  лишь  одержимость  Кристиной  и  музыкой. Так  вот, именно  одержимости здесь  явно  выше  крыши.  :( Причем, эта  одержимость, достигнув  своей  цели  -  женитьбы  на  Кристине  -  вообще  потеряла  смысл.

Собственно,  отношения  между  ними  не  просто  не  складываются. Такое  впечатление, что  эти  самые  отношения ( Аллах  с  ним, с  сексом  -  я  о  человеческих) этому  Эрику  вообще  до  лампады! :blink: До  чего  автор-то  дописался  -  поцелуй  Крис  может  причинить  ему  боль...

А  на  кой, извините, бес  тогда  заваривалась  вся  каша?!   :shok:

Переводчики, спасибо  за  труд! :give:

Отредактировано lyusi (2010-06-27 03:55:27)

35

Месье Эрик в этом произведении вообще будет отжигать не по-детски. Мне лично трудно судить, насколько он тут каноничен, поскольку как целостное произведение фик уже не воспринимается - только набор символов и знаков пунктуации, которые надо расположить в соответствии со смыслом оригинала и правилами русского языка. Но, в любом случае, Призрак у автора.. нетривиальный, местами даже очень. И автор, кстати, насколько я знаю, наличие косяков в фике и сам признает.

Насчет несложившихся отношений - это-то, как раз, самое логичное. Совокупные понятия обоих о семейной жизни вряд ли бы могли вылиться в что-то приличное в итоге. Так и сидят теперь: ну поженились, а дальше что делать? Ну пение, ну фокусы - но этого же маловато для целой семейной жизни.
И, кстати, прошу отметить, в самом начале Кристина вздыхает по какому поводу: Эрик то вокруг неё вьется, то всё бросает и уходит сочинять музыку. Это вообще вполне логично, с его-то дурной натурой.

Но косяки, конечно, есть. А переводчики.. да они что, они развлекаются. А поскольку один из них ещё и языка толком-то не знает (пальцем показывать не будем, все и так знают, что это слонёнок), то у него периодически чешутся руки в самых загонных местах наплевать на оригинал и переписать все это так, как хочется, вместо длительных размышлений на тему "а что автор имел ввиду?"

36

Цирилла, не надо переписывать, :) пусть всё идёт, как идёт, а то выйдет совсем не тот фик, который я читала. Перевод очень хороший.  :)

Эрик в этом фике хороший, просто мало приспособленный к нормальной жизни и непривычный к самым элементарным вещам, естественным даже для ребёнка. Такой дикий зверёк, которого приручить сложно, но можно. Если постараться. Почему он так себя ведёт, будет ясно из дальнейшего (не очень близкого дальнейшего).

Мне здесь нравится Кристина, у которой, несмотря на всю неопытность и наивность, есть главное - желание выстроить с мужем полноценные отношения.

Но я согласна, по первым главам понять этого Эрика очень сложно.

А под болью, которую может причинить Эрику Кристина своим поцелуем, мне кажется, имелась в виду не физическая боль, а душевная - он так болезненно переносит её доброту.

37

amargo,

Эрик в этом фике хороший, просто мало приспособленный к нормальной жизни и непривычный к самым элементарным вещам

А  где  он  приспособленный-то  и  привычный?  :D Но  Вам, как  одному  из  влюбленных  в  Эрика  авторов, безусловно, верю. И  жду  проявления  хорошести  героя. :)

А  про  отношения

Так и сидят теперь: ну поженились, а дальше что делать?

-  складывается  впечатление, что  Эрик  не  просто  не  знает  «что  делать», нет. Он  ее  тривиально  боится. Это  от  большой  любви, надо  понимать, или   все  же  - «дурной  натуры»? Не  умещается  в  голове , что  Эрик  -  Э-Р-И-К!  -  , приводя  в  действие  план  «Кристина»,  продумал  все  только  ДО  момента  свадьбы. А  потом  начал  тушеваться  и  прятаться  , как  мальчишка.
Рычать-то  и  шипеть  на  нее  он  не  забывает.  :)

Отредактировано lyusi (2010-06-27 13:44:09)

38

Герои вообще хороши непередаваемо. И если Кристине ее глупости простительны вполне, (ну какой здравости можно ждать от девочки 17 лет, которая в Ангелов музыки верила?), и опыта с мужским полом не имела никакого, то уж, Эрик то? Безумная любовь только, как причину его идиотских поступков можно принять, но лично мне это удается с трудом. Фик по книге, Эрик опытный и мудрый вдруг становится поклонником женских истерик, и сам может давать уроки по их исполнению.
  Не удивительно, что Кристина уже задумывается, а можно ли любить такого Эрика? Ведь Эрик добился чего желал, жену! И теперь, кажется, резко поглупел, доводит ее до слез неоднократно, боится лишний раз слово хорошее сказать, и вообще ведет себя, как заправский мерзавец из любовных романов, который, потом, непременно станет принцем  :blink: Не понимаю я такого Эрика, книжного, и не принимаю. Где ум, где логика? Во время перевода в особенно ярких местах, хочется постучать автора по голове и воззвать: "Автор, дорогой, что ж ты делаешь-то? Ну зачем, зачем вынимать Эрику мозг сразу после женитьбы и делать из него инфантильного дурачка, который вдруг разом поглупел, забыл о своем опыте в Персии, и забыл лучший и главный способ утешить женщину?!
    :cray:

Но, поскольку фик у нас флаффный и даже навеянный трагедью, то придется держать себя в руках и проникаться трагичностью фика вместе с автором :)

Отредактировано layara (2010-06-27 15:55:11)

39

Но ведь у Эрика не было ни малейшего опыта семейной жизни.  :unsure: А "лучший и главный способ утешить женщину", которому он мог научиться в Персии - это боюсь, что-то вроде эффектной показательной смерти Карлотты. Конечно, Эрик знает и другой, вернее, думает, что знает, и как раз и пытается воплотить его в жизнь, но это у него почти комично получается.

Фик, конечно, во многом наивный и флаффный, но не слащавый. И не жестокий. "Трагедь" там мне вспоминается только одна, но подобное в то время случалось почти в каждой семье. Хотя я уже просто не помню, может, и меня на первых порах раздражал этот Эрик, но, наверно, всё равно не так сильно, потому что когда проглатываешь всё за 1 день, впечатление совсем не то, чем когда ты раз в несколько дней узнаёшь по одному эпизоду.

И, насколько я помню, даже у Серафин Эрик думал только о том, как добиться Кристины, и именно что не представлял, как они будут жить дальше. А тут перед нами обычный фикрайтер. Тем более, что Эрик вряд ли верил всерьёз в возможность вступления в брак с Кристиной, поэтому, наверно, ничего тщательно и не планировал.

А если бы герои этого фика сразу стали вести себя мудро, то он бы состоял не из 50-и глав, а из 5-6. :)

40

Глава 4. Шанс на побег

Рауль находит меня ровно через месяц после свадьбы.

Эрик отсутствовал. Он не стал запирать меня в комнате, хоть и говорил до этого, что доверяет не настолько, чтобы оставить одну. Я не могла поверить, ведь у него было мое слово.

- До свидания, Эрик – попрощалась я с ним. Эрик застыл у двери и невыразительно на меня посмотрел. Я приняла непринужденный вид и улыбнулась ему.

- До свидания, мой ангел, - ласково ответил он. - Эрик вас любит и скоро вернется.

До моего слуха донесся щелчок закрывшегося замка.

Мне не нравится, когда он уходит. Без него дом сразу становится темным и холодным. Вся музыка, которую мы создавали вместе, исчезает, и мертвая тишина накрывает подземное жилище. Я ненавижу это.

Сегодня я пробую занять себя пением. Я много пела в последнее время, иногда несколько часов подряд, и Эрик попросил меня делать перерывы. Мой голос вовсе не устал, и я была счастлива петь, будто это оставалось единственным утешением здесь.

Я слышу шум снаружи у озера, полагая, что это Эрик, и замолкаю, чтобы он, услышав, не рассердился. Шум продолжается, но никто не приходит, и меня охватывает паника. Никто не смог бы найти дорогу сюда, а Эрик не наделал бы столько шума!

Я хочу, чтобы появился Эрик, прямо сейчас, и позаботился обо всём, велев мне не волноваться так!

Эрик ничего не боится, я же боюсь всего.

Шум продолжается, раздается стук, и я, крадучись, отхожу к стене. Какой грохот! Кто решился пройти через ловушки Эрика? Разве они не знают, какая смерть их ждет?

Сирена не смолкает, но криков не слышно.

- Никто не смог бы добраться сюда, - говорю я вслух, и звучание моего голоса в этих стенах меня успокаивает. – А тот, кто попытается, погибнет в течение нескольких секунд.

Я потрясена своей радостью от возможно случившегося несчастья.

Я подкрадываюсь к двери: она не заперта. Эрик не запер меня.

Невероятно, ведь я слышала, как щелкнул замок. Он запирал меня, но дверь открывается, стоит мне только дернуть.

Я ошеломлена. Дверь заперта только снаружи, не позволяя войти никому, кроме Эрика, для меня же этот дом не стал тюрьмой. Я могу открыть её, не встретив никаких препятствий. И открываю.

Я могу сбежать.

Но куда мне идти? Рауль может быть где угодно, даже на Северном полюсе. У меня нет никого, кто мог бы обо мне позаботиться. Там, наверху, меня никто не любит.

Эрик - всё, что у меня есть.

Неожиданно я понимаю, что ужасно по нему соскучилась. Эрик любит меня. Я пришла к нему, завишу от него, наша жизнь тиха и спокойна. Он всегда был где-то здесь, но я никогда не просила побыть его со мной. Почему же так и не сделала этого? Порой я чувствую такую усталость, что мне хочется упасть на свою покрытую шелком кровать и уснуть навсегда.

Я прислушиваюсь, но звуки стихли. Наверное, это была крыса, или же человек, тело которого теперь холодно и недвижимо. Я спокойно закрываю дверь, и мое сердце больше не бьется как сумасшедшее.

Но только до того момента, как раздается скрежет.

Из моего горла вырывается крик, сердце стучит так громко, что я едва слышу себя. Я помню, что дверь не заперта, хочу закрыть ее, но от удара она распахивается. Рауль!

- Кристина, - Рауль не верит собственным глазам. – Вы живы!

В оцепенении я протягиваю ему руку, и он тащит меня из дома с криками:

- Быстрее! Быстрее! В любой момент чудовище может вернуться!

Дверь была заперта! Нет, я же открыла ее! Зачем я это сделала?

Мой разум затуманивается, я позволяю ему подхватить меня на руки, в то время как внутренний голос кричит: «Эрик! Эрик! Эрик!»

Рауль здесь! Он приехал, чтобы спасти меня!

Я замечаю, что Рауль в грязи, на лице щетина, одежда его местами порвана. Меня мутит, голова мотается из стороны в сторону, при слабой попытке вырваться я чувствую, что могу потерять сознание.

- Нет, Кристина, вы должны остаться со мной! Я вытащу вас отсюда, обещаю, любовь моя!

Я пытаюсь держаться. Мы спускаемся по темным проходам, идем в сторону озера. Земля на всем пути нашего следования как будто изрыта.

- Рауль! - Я задыхаюсь. – Вы приехали за мной!

Он прикасается губами к моим волосам, и я вспоминаю, каково это, когда тебя так касаются.

Я так долго не испытывала ничего подобного, и я мне становится спокойно и безопасно в его объятиях. Я свободна! Свободна от Эрика!

Эрик?

- Эрик, – говорю я вслух. - Я не могу оставить Эрика! Он найдет меня!

- Тихо! - просит меня Рауль. - Мы должны бежать!

В душе моей бушуют сомнения. Я обещала Эрику, что не убегу! Я не могу вновь нарушить свое обещание! Я стала его женой! Что я делаю?

Он доверял мне. Что бы он сделал, вернувшись домой и обнаружив, что я сбежала? Он бы обезумел, я в этом уверена! Сошел бы с ума от любви и горя! Наше доверие крепло, несмотря на напряженность между нами, весь этот месяц, а теперь я разрушу это

Решение уже было принято. Рауль или Эрик?

Я выбрала Эрика.

Мой разум проясняется, и я хватаюсь за порванный сюртук Рауля.

- Отпустите меня! Я не могу оставить своего мужа! Я обещала ему!

- О, моя Кристина, - стонет Рауль. - Что он сделал с вами? Вы заставили меня пообещать вам, что я заберу вас, даже если вы будете против!

«Тише, глупая девчонка!» – протестует мой разум. - «Рауль защитит тебя, и ты будешь свободна!»

Я плачу. Нужна ли мне эта свобода?

Я не могу так поступить. Не могу разбить сердце такому человеку, как Эрик.

- Отпустите меня! – кричу я.- Отпустите! Эрик! Эрик!

Эрик услышит меня, я знаю. Эрик придет и спасет меня! Эрик всегда слышит меня - он сам так сказал!

Но Рауль все еще бежит и тащит меня за собой, а Эрика нигде не видно.

- Я ждал несколько дней на берегу! – говорит Рауль на бегу. – Много дней, пока не увидел, что он уехал! Не отбирайте у нас шанс!

Я не хочу убегать. Где Эрик? Он обещал придти ко мне, когда я позову. Рауль похитил меня! Эрик должен был услышать сирену и спасти меня!

- Если он вернется домой, то подумает, что я сбежала! - Рыдаю я. – Он никогда больше не поверит мне!

Рауль неловко гладит мои волосы, спускаясь по тоннелю. Он идет слишком быстро, и мои ноги волочатся по полу.

Я слышу хруст.

Какая замечательная боль! Боль возвращает меня к действительности и придает сил, каких я не знала. Мое тело пронзает напряжение, кажется, я не в себе… Всем весом я ударяюсь о Рауля, который...

Мы оба летим вниз, к земле, глаза мои закатываются, и все тонет во тьме. Только на мгновение.

Темно… Почему так темно?

Ангелы будут защищать вас в темноте, всегда…

Мне становится весело. Я чувствую, что чьи-то руки ощупывают меня, прикасаются к животу, спускаются к моей ноге, трогают лодыжку, сжимают кости. Это, должно быть, больно, но я не чувствую боли, все так странно, будто в каком то свечении.

- Эрик? – спрашиваю я, вновь чувствуя на себе чьи-то руки. Я могу вообразить его, возвышающегося надо мной, в белой маске, контрастирующей с темным пальто… его руки, которые, наконец, коснулись меня.

- Кристина, вы слышите меня? Кристина, мы должны идти дальше!

Рауль.

Я не открываю глаза, разочарованная, что не потеряла сознание. Не открываю глаза, не желая ничего видеть, пытаясь отвлечься от всего. Моя лодыжка!

- Кристина, мы должны… мы должны…

Голос Рауля становится тише и неразличимее. Мои глаза закрыты.

И тут я возвращаюсь к реальности… Вихрь холодного воздуха - и мой разум вновь меркнет, прежде, чем я успеваю почувствовать удар о жесткую поверхность.

41

Цирилла, спасибо. :)

42

amargo, всё для вас.

43

Лаяра, Цирилла, перевод замечательный и фанфик очень интересный!
Пожалуйста, переводите дальше :blush:  очень хочется продолжения)

44

Ох, чувствую, Эрик ей сейчас весёлую жизнь устроит за попытку бегства!

*мучительно борюсь с собой, чтобы не залезть в оригинал и не испортить себе всё удовольствие*

45

5. Понимание

Придя в себя, я не сразу открываю глаза. Я лежу на земле, но холодная рука поддерживает меня под спину, приподнимая. Я пытаюсь подтянуть ноги, когда резкая боль в лодыжке заставляет меня застонать.

- Беспокоиться не о чем, - слышится нежный голос. - Но вы пока что не должны двигаться.

- Эрик? – Шепчу я, выдавая голосом все свои чувства.

- Кто же еще? – Отвечает он прохладно. - Тихо. Я же сказал вам не двигаться.

Я лежу спокойно, только дыхание учащается. Без задней мысли я спрашиваю:
- Где Рауль?

О последствиях я не подумала. Рука Эрика поднимает меня в сидячее положение, и я настолько изумлена, что даже не осознаю, что это - первый раз, как он прикоснулся ко мне с самой нашей «свадьбы». Мне становится дурно, но Эрик поддерживает меня.

- О чем вы, моя дорогая? – спрашивает он вкрадчиво. - Я уже не раз говорил вам, что ваш бывший жених далеко отсюда. Он невредим. У вас нет причин для беспокойства.

- Он был здесь, - объясняю я. - Он появился, когда вы ушли, и мы бежали, и я просила его отпустить меня. А затем я сломала ногу, когда он слишком сильно меня дернул. Это всё.

- Тихо! – шипит он. - Я велел вам не шевелиться!

Я замираю, потому что его рука касается корсета моего платья, поглаживая живот, но не позволяя себе большего. Я разрываюсь между желанием оттолкнуть его и попросить не останавливаться, но, как и всегда, не делаю ничего.

- Рауль далеко отсюда, - убеждает меня он. - Вы просто блуждали в темноте. Вы, должно быть, замечтались. - Его голос становится успокаивающим. - Мой бедный ангел, оступившийся и заплутавший в лабиринте Эрика!

Я отчаянно пытаюсь понять его настроение, но его рука снова прикасается к моему животу, и я отвлекаюсь.

- Пойдемте домой, любимая, - говорит он, и одним неуловимым движением я оказываюсь в его руках. Одной он держит меня под спину, другой подхватывает мои согнутые колени.

Я привычно кладу голову ему на плечо. Он не обращается со мной так грубо, как это делал Рауль, вместо этого его руки все более и более бережны.

В такие моменты, как этот,  я не понимаю, почему я не люблю Эрика.

Кажется, что мы идем много часов, хотя вряд ли это заняло больше нескольких минут. Его дыхание становится громче, поскольку путь идет вверх. Я понимаю, что сейчас немногим отличаюсь от тряпичной куклы. Эта мысль и пугает, и волнует меня.

Когда мы добираемся до двери, он аккуратно открывает её и доносит меня прямо до моей комнаты. Он укладывает меня на кровать.

- Спасибо, - бормочу я бессвязно, переворачиваясь поудобнее, но от резкого движения мою лодыжку пронзает боль, и я кусаю свою подушку, чтобы не подать вида и не потревожить этим Эрика.

Но, конечно же, он все замечает.
- Ждите здесь, - говорит он мне, как будто я могу куда-нибудь уйти, и, исчезнув на мгновение, возвращается с бинтами и фляжкой с каким-то снадобьем.

Он осторожно берет мою лодыжку и сжимает вокруг неё пальцы. Его руки как лед, и это успокаивает боль. Мне слегка щекотно, но моя нога оказывается перевязана прежде, чем я успеваю сесть на кровати. Он вручает мне фляжку.
- Выпейте это, - приказывает он.

Я настороженно смотрю на него:
- Что это?

- Вы подвернули и сломали лодыжку, - спокойно отвечает он. – Завтра вы будете мучиться от боли – это её немного успокоит.

Я смотрю на его маску. Мне хочется, чтобы он снял её: ужасно трудно его понять, когда он скрывает свое лицо.

Я выпиваю всю фляжку.

В глазах всё расплывается, и я падаю обратно на подушку. Его золотые глаза с грустью следят за мной.

- Спите, мой ангел, - уговаривает он меня. - Эрик не хочет, чтобы вы испытывали боль. - Он наклоняется, и, кажется, собирается поцеловать меня, но уходит.

Я беспокойно ворочаюсь. Вряд ли я вообще спала, скорее, находилась на грани между сном и явью. К тому времени, как я провалилась в сон, моя лодыжка снова разболелась. Мне снятся бегущие люди, Рауль наблюдающий за мной со словами "Ждите меня, Кристина", и Эрик, выступающий из тени чтобы коснуться меня, чтобы поцеловать мои губы…

Руки грубо хватают меня за плечи.

- Почему? – Слышу я. – Почему, почему, почему?

Я прихожу в себя, и открываю глаза, чтобы обнаружить, что не скрытое маской лицо Эрика находится в дюйме от моего собственного. Из моего горла вырывается тихий крик, то ли из-за близости его лица, то ли от внезапного его появления.

Его глаза пылают гневом, он трясет меня, и я пытаюсь вырваться.

- Почему вы оставили Эрика, когда он сказал вам не делать этого? – Спрашивает он, голос его становится тихим и неживым. - Ваш мальчик приехал, и вы убежали с ним! Будьте прокляты, вы, глупый ребенок! Вы не задумываетесь о своих действиях, не задумываетесь, что принесет следующий день! Вы живете одним днём. Как вы могли? Эрик доверял вам, но больше не сможет. Эрик доверял вам слишком много раз, Кристина.

- Я не хотела уходить! – плачу я. - Рауль тянул меня силой, поэтому я и сломала ногу!

- Вы лжете! – Вопит он, внезапно наклонившись надо мной и вжав меня в матрац. - Почему вы сбежали с ним? Почему вы обещали мне, Кристина? Вы лжете, лжете!

- Отпустите меня, - хнычу я, и его руки скользят по моей шее до кончиков волос, когда он падает на колени у моей кровати.

- Эрик никогда не отпустит вас, - стонет он, и я понимаю, что он уже плачет, страдает и плачет. Он тянет к себе мои руки и прячет в них свое лицо, не давая мне отстраниться. - Эрик не может отпустить вас, потому что любит вас - почему он столь ужасен, если так любит вас? Я не знаю, Кристина, не знаю. Я так боюсь вас, Кристина, очень боюсь.

Я проплакала весь прошлый месяц и сейчас не проливаю ни слезинки. Я смотрю на него почти с любопытством, пока он не поднимает на меня взгляд. Его дыхание тяжело, гнев утих. Он отворачивается и надевает маску.

- Я напугал вас? - спрашивает он нежно. Я прикусываю язык и смотрю на него.

- Снимите свою маску, - говорю я. Он моргает.

- Это напугает вас ещё больше, - возражает он, и я вздыхаю.

- Я видела ваше лицо много раз, Эрик, вы знаете это. Оно не напугает меня, - я мягко протягиваю руку в немом вопросе. Он не отстраняется, но и не доверяется мне. - Пожалуйста, Эрик, - шепчу я. - Я пытаюсь понять вас, но не могу, если не вижу ваше лицо. Это очень просто.

Эрик хмурится.
- Вам не обязательно понимать меня, Кристина.

Я обиженно скрещиваю руки на груди, как ребенок.
- Я - ваша жена! Я имею полное право понимать вас! Что и пытаюсь сделать! Теперь, снимите свою маску, или я сделаю это!

Изумленный моим напором, Эрик снимает свою маску. Я могу ещё видеть слезы на его лице, но он уже спокоен, и ничто не говорит о том, что несколько минут ранее он был в разъярен до безумия.

Он смотрит на меня так странно, и, глядя в его глаза, я вижу в них невинность. Невинность.

Эрик ещё больший ребенок, чем я. Мы должны учиться друг у друга. Он никогда не будет достаточно смел, чтобы сделать первый шаг, поэтому его должна сделать я – и потянуть Эрика за собой.

Его пристальный взгляд меня всё-таки нервирует. Он продолжает смотреть на меня с тем же самым непонятным выражением.

- Почему вы так на меня смотрите? – неловко спрашиваю я.

- Понять, - бормочет он. - Вы хотите понять меня?

- Да. Но это сложно, когда вы в маске.

Он устремляет взгляд в пол.
- Никто и никогда прежде не пытался понять Эрика, -  говорит он  в ковер. - Никто никогда не просил об этом.

- Да, я знаю, - отвечаю я. – Но это нужно сделать. Я пойму вас, и вы поймете меня.

Теперь Эрик выглядит испуганным. Мне кажется, он настолько привык, что его лицо всегда закрыто маской, что совсем не пытается скрывать его выражение.

- Очень хорошо, - говорит он, наклоняя голову. - Я не буду носить свою маску, и тогда вы сможете понять меня.

- Сегодня вечером, за ужином, - объявляю я. – Я буду есть, а вы будете говорить. Говорите со мной, говорите о себе, говорите о своих чувствах. Быть может, я опишу вам ситуацию, а вы выскажете свое мнение.

Теперь он снова плачет.

- Что я сказала? - Спрашиваю я с тревогой. Мне хочется рвать на себе волосы при этих невозможных сменах его настроения. - Если это так беспокоит вас, то мы не будем этого делать!

- Кристина проявляет заботу, - рыдает он. - Кристина пытается понять своего мужа. Действительно ли я такой дурак, чтобы поверить в её заботу?

Он похож на ребенка. Я попросту не имею права сидеть и плакать в своей комнате, когда рядом есть человек, отчаянно ищущий моей компании. Я должна помочь ему, заставить его понять. Самое главное, я должна понять его.

Он хватается за мое платье.
- Я сам себя не понимаю. Как я могу ожидать, что у вас это получится?

Он думает об этом, и это уже радует.
- Давайте попробуем. Мы поговорим сегодня вечером за ужином.

Эрик вытаскивает откуда-то карманные часы:
- На самом деле, моя дорогая, я полагаю, что время ужина уже пришло.

- О! – Удивленно восклицаю я. Кажется, я спала гораздо дольше, чем мне думалось. - Позвольте мне переодеться, и я приду.

Поколебавшись, он встает. С надеждой он смотрит на меня, и, похоже, хочет взять за руки.

Я думаю, что он хочет поцеловать меня.

Мне бы стоит пойти ему навстречу, но я хочу увидеть, достаточно ли он смел, чтобы сделать это. Я даже не думаю о том, что сама могу струсить. Он наклоняется ближе. Я жду. Хватит ли ему храбрости?

Нет. Он уходит.

Я переодеваюсь к ужину, продолжая размышлять.

46

Хм...  Легко отделалась, однако. Интересно, хладный труп Рауля он уже где-нибудь прикопал, или тот просто отступил в последний момент?
Вот это понравилось:

В такие моменты, как этот, я не понимаю, почему я не люблю Эрика.

По-моему, ключевая фраза для всех Кристин.

Однако, происходящее уже вселяет некоторые надежды. :)

47

Вот и я думаю, куда Рауль подевался?
Наверное, Эрик к его исчезновению не причастен, виконт просто спрятался. И вовремя)
А потом Эрик как-то понял, что Рауль тут и правда успел побывать.

И еще меня не покидает ощущение, что я это уже читала. Или успела уже в оригинале пошариться...  :unsure: Не помню.

48

Цирилла, спасибо! Уже успела соскучиться по этому фику.

Я попросту не имею права сидеть и плакать в своей комнате, когда рядом есть человек, отчаянно ищущий моей компании.

А, может, тут лучше было бы перевести не буквально, а "моего общества"? :unsure: 

Violet, мне тоже кажется, что Вы это читали. Конечно, в оригинале. У меня, правда, голова, как решето, но мне помнится, что когда я предложила после Black Despair переводить этот фик, именно Вы написали, что это "жутко милый фанфик".))

49

amargo:blink:
Да?
Вот у меня точно решето... с кашей, надо заметить. Если, конечно, каша задержится в решете.
В упор не помню (и вроде не пью и не курю), но, судя по всему, так оно и было. Кошмар. :unsure:

amargo, а мы не на "ты"? *упавшим голосом: тоже не помню... простите* Если что, ко мне можно на "ты" :) Я только "за")

50

Может, и на ты, я не помню. Я с большим трудом запоминаю, к кому как обращаться, прости. :blush: Я только с удовольствием.)))

Нет, всё-таки это у меня голова как решето. :blush:  Нашла через поиск, что сказала это Frollo's cat.

Полностью согласна :)
Mingled tears - жутко милый фанфик :)  :)
Эх, перевел бы кто его! :)

Но раз текст знакомый, выходит, в оригинал ты всё же заглядывала. Он легко читается и запоминается, даже я в переводе узнаю не только события, но и многие фразы.

51

Спасибо! :) :friends:

Да, выходит, все-таки в оригинал нос сунула. Так как текст оставляет смутное чувство чего-то знакомого. :))) Но я его точно не весь смотрела. Скорей всего, с первыми главами познакомилась. Ну, вот. Одной крупой в голове стало меньше.  ny_sm

А переводчикам - искренняя благодарность! :give:

52

Эмн... Девушки, а где прода? Прода-то где? Мне же кто-то обещал, что переведёт всё до конца. :D

53

Может, времени нет пока?
Я вот тоже жду.  :blush: Там дальше есть такие симпатичные места. :)

54

присоединяюсь, ибо тоже ожидаю с нетерпением... ^_^
такой очаровательный, милый фик... :D
"Браво, раво, брависсима!" переводчикам! :give:  appl

55

Мышь_полевая

Хм... Легко отделалась, однако.

О, да, это не Black Despair, конечно, в плане семейных разборок. Мило всё и пушисто.

Violet

Вот и я думаю, куда Рауль подевался?

А я так и не смогла этого понять, если честно.

Nafy, спасибо большое.

amargo, в точку: проблема со временем. Один переводчик был временно недееспособен, второй вкалывал в поте лица. Про все обещания помним, сейчас возобновим работу.

Отредактировано Цирилла (2010-10-11 23:38:05)

56

Violet

Вот и я думаю, куда Рауль подевался?

А я так и не смогла этого понять, если честно.

Сразу видно, что переводчик далеко не конца фик читал.)) Там, насколько я помню, будет и про это.

57

Сразу видно, что переводчик далеко не конца фик читал.)) Там, насколько я помню, будет и про это.

Но, надеюсь, не в форме "...а спустя N месяцев в одном из подземных коридоров оперы нашли хладный труп виконта де Шаньи..."  :D

58

Violet, хм, не хочется спойлерить.))) Но уж в любом случае, не в такой краткой форме.

59

Ммммм, так нам еще и в подробностях труп опишут... :rofl:
Шучу)))
*испуганно* Но... неужели-таки угробят?!
Ладно, ладно, буду ждать последовательного хода событий. :)

60

Так тебе всё и скажи. :) В крайнем случае, можно ведь и в оригинал заглянуть.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Mingled Tears: Tales Of A Living Wife