Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Другое творчество » Доппельгäнгер - 2


Доппельгäнгер - 2

Сообщений 241 страница 270 из 655

241

Елена написала очередную главу и прислала ее мне. Я могу делать с ней что угодно, я спрашивала - вот я и делаю то, что мне  угодно: я ее пощу на нпф:))

2.11.  Slipping Mask

- Эй.. – сквозь сон она почувствовала, что ее трясут – сначала осторожно, а потом уже нахально - за плечо. – Эй… да эй же!
Она с трудом открыла глаза.
Он то ли полустер, то ли полусмыл краску с лица – а может та сама стерлась, смылась или осыпалась – и белые пятна, маячившие перед ней в полумраке, боле не напоминали человека, казалось, что они даже не имели отношения к человеку, а были сами по себе, отдельно, самостоятельно – с маячившей за ними тенью.
Но это все-таки бы человек.
Она поняла это и узнала его за мгновение до того, чтобы испугаться.
- Ага, - сказал он. – Спишь, что ли?
- Ну… вообще-то да… - спросонья она даже не подумала вежливо отрицать это.
- А… - протянул он. – Ну ладно. Я это…короче, я пошел…
- А… - она поежилась, и стала сворачиваться в клубочек. – Хорошо… я завтра…
- Эй..  – повторил он, снова тряхнув ее за плечо. – Я ушел.
- В смысле? – пробормотала она скорее просто в ответ, нежели задав осмысленный вопрос.
- Ну прямом, - пятна маски пошевелились, а тень под ней совершила едва заметное движение, словно пожала плечами. - Я пошел.
- Куда? – сон начал потихоньку сползать.
- Домой.
- Куда? – она окончательно проснулась.
- Ну куда люди могут уходить из чужого дома? В свой дом.
- А у вас есть дом? – это настолько не укладывалось в голове, что.. да нет, нет, нет..тот просто шутит. Конечно, тот просто шутит.
- У каждого приличного – и уж тем более неприличного – человека, - нравоучительно сказала полусползшая маска, - есть дом. Разумеется, он есть и у меня. И я пошел именно туда. То есть все, я ушел. Меня тут нет. Счастливо оставаться, не кашлять и не раздражать моего милого друга.
Пятна снова зашевелились – и тень выросла над ней, увлекая маску вверх.
- Погодите, - он резко села и, выкинув наугад руку в полутьме, успела схватить его за край одежды.
- Так-так-так!  - маска покачалась из стороны в сторону. - Я вижу, к чему ты клонишь! Предлагаю закатать губу. Ты останешься здесь.
Ее взяли за запястье и силой отцепили руку от одежды.
- Но… - она не ожидала такого. Такого – от него, от того, кого считала своим самым верным другом. Самым верным и надежным, самым безопасным и самым…самым милым, веселым, бесшабашным….неспособным на то, чтобы так.. так бросить. На самом деле бросить.
- Да. – жестко сказали из-под маски. - Ты останешься здесь.
- Но… - она не могла ничего сказать, поскольку он бы услышал, как в ее голосе задрожат слезы.
- Никаких но. Я и пришел сказать, чтобы ты не начала завтра бурчать, куда я подевался – и уж тем более, упаси Бог, чтобы ты еще не дернулась меня искать. Еще чего не хватало.
- Но… - голос все-таки предательски дрогнул.
-  Все, никаких но, ясно?  И не надо, не надо так жалобно смотреть на меня. Я уже таких глаз насмотрелся, когда у меня зи на халяву просили. Нет, нет и нет.
- Но…
- Хорошо, если ты не понимаешь,  - тень вздохнула и маска оказалась совсем близко от ее лица. - попробую зайти с другой стороны. В эту ночь у меня сильно изменился статус. Невероятно изменился статус. Ты даже представляешь, насколько. И если раньше я не мог спокойно укрыть тебя у себя – то сейчас я не могу этого сделать ни в коем случае.
- Потому что я могу…подставить и вас тоже? – ей хотелось, безумно хотелось снова схватить его хотя бы за одежду, пока он так близко – но она уже поняла, что это бесполезно. Совершенно бесполезно. Он все равно уйдет
- Нет. Это..это уже второй вопрос. Я просто совершенно не могу.
- И не хотите, да? – поняла она.
- Да, и не хочу, - согласился он.
- Почему?
- Почему? – он усмехнулся. – Потому что мне это неинтересно.
Равнодушная рука равнодушно потрепала ее по плечу – и маска снова ушла куда-то вверх.
- Но…
- Все, все, все пока-пока, - белые остатки маски направились к двери.
- Я еще увижу вас? – с робкой надеждой спросила она.
- А что, в этом есть резон? – он даже не оглянулся.
- Но…
- Батюшки, я пользуюсь популярностью у юных дев… - маска снова повернулась к ней. Теперь издалека, она скорее напоминала неудавшийся набросок черепа – без глаз, без рта, с чернотой на месте носа и скул… словно кто-то захотел стереть неудавшийся рисунок, но не успел или бросил, решив, что и так никто не увидит.
- Но вы же понимаете о чем я…
-  Ну… может быть я еще как-нибудь загляну к вам. А может просто буду интересоваться у моего милого друга, как идут у вас дела. Я не могу ничего обещать. Хотя могу и пообещать, если так хочешь. Я не мой милый друг, могу и не выполнять обещания. Пообещать?
- Зачем, если вы все равно можете не выполнить?
- А просто так. Мне не жалко.
- Нет, не надо… - покачала она головой.
- Ну не надо так не надо, - тень пожала плечами. - Мое дело предложить, ваше дело отказаться.
- Но что мне делать… как мне быть?
- Откуда мне знать? Это твоя жизнь.
- Но я не знаю…
- Это твои проблемы. Учись. Мой милый друг хороший учитель. Если выживешь у него – научишься у него же.
- А если…
- А если не выживешь – тоже будет неплохой урок.
- Но неужели он может.. – она не могла говорить много, иначе бы расплакалась – но и того, что она могла выжать из себя, хватало.
- Он может очень многое. Ты не представляешь, сколь многое он может. Меня иногда даже пугает, когда я понимаю, на что он способен – особенно когда он делает то, на что, как я думал, он не способен.
- Вы пугаете меня, да?! – выкрикнула она. Маска поднесла к тому месту, где должны быть губы, палец – она все поняла и перешла на громкий шепот. -  Вы специально пугаете меня? Вы понимаете, что мне страшно оставаться одной здесь – и поэтому вы специально пугаете меня?
- Не одна здесь, а с ним здесь, - уточнил он.
- Вы понимаете, что я именно это и имела в виду!
Из-под маски донеслось невнятное хмыканье.
- О…уже светает, - сказал он. -  Так-так-так, засиделись мы тут у вас, пора и честь знать. Хотя кака така честь…хм… Ну да ладно. Все, я ушел.
- Но неужели…
- Что?
- Неужели вам все равно…
- Мне много что все равно. Что именно ты имеешь в виду?
- Неужели вам все равно, что со мной будет?
- А, это… нет, мне не все равно
Она робко улыбнулась.
- Мне на это наплевать, - ухмыльнулся он.
Маска развернулась и ушла.

242

Clever_Friend, мудрое решение. Спасибо. :)

А по тексту... что ж, всё вполне логично, на мой взгляд.

243

И еще одна глава мне от Елены и сюда от меня!
2.12. To Desert/Understand Me/Let's Start Again

Она плакала очень долго, пока небо за окном из сизо-серого ночного не превратилось в серое утреннее.
Трудно сказать, о чем она думала в те несколько часов. Слишком о многом – сразу слишком о многом, чтобы это можно было как-то разделить на отдельные мысли и темы. Ей было обидно, ей было больно, ей было страшно – и во многом потому, что до этого его прихода ей казалось, что все хорошо, что все налаживается и даже все наладилось – и вот нескольких слов и пары минут хватило, чтобы разбить вдребезги всю эту хоть малую, да уверенность в том, что у нее хоть что-то да может быть хорошо.
Человек просто ушел. Взял и ушел. Сказав, что ему все равно, что будет с ней. А она так верила, так надеялась… она никогда не могла подумать, что он может ее бросить. Он казался таким…таким легким, бесшабашным – и почему-то таким надежным…и вот…
Это было больно, невероятно больно и невероятно обидно.
И вдвойне, втройне, в десятки раз это было больнее и обиднее, потому что произошло именно так и именно сейчас.
Поэтому и она и плакала.
В том числе и поэтому.

К тому времени, когда утро наступило окончательно и пришлось признать, что пришел новый день, она решила, что будет сильной. Что будет бороться, несмотря ни на что. Что будет цепляться за любую возможность, любой шанс, чтобы выжить. Чтобы выжить в этом доме. Чтобы выжить вместе с хозяином этого дома.
Потому это тот ее не бросил.
Что бы ни говорил, как бы ни орал – но не бросил.
Не бросил.

Его не было ни в столовой, ни в кабинете, ни в холле. Сначала она подумала, что он в очередной раз куда-то ушел – даже не мелькнуло и мысли о возможности поискать его в доме – однако какой-то звон и резкая реплика на неизвестном ей языке подсказали, где он.
Дверь была приоткрыта и за ней виднелись полки с какими-то колбами и склянками, стол, заставленный такой же стеклотарой, куча бумаг на полу – и он, сидящий за столом, спиной к ней.
- Надеюсь, что ты не скажешь «бу» из-за моего плеча, - не оборачиваясь, сказал он. – У меня весьма редкие реактивы, ты за всю оставшуюся жизнь их не отработаешь, если я вздрогну от испуга и разолью их.
- Я не собиралась вас пугать.. – тихо ответила она, переступая порог.
- Ну тогда славно. У меня очень плохое чувство юмора.. поэтому… лучше…- он внимательно рассматривал на свет какую-то колбочку с красным содержимым, попутно что-то помечая в бумагах, и из-за этого говорил рассеянно и медленно, - лучше предупреждать…предупреждать, когда… шутишь…
- Хорошо, - она встала за его спиной, так близко, что казалось, слышала его дыхание.
- Хорошо, - дыхание было неровным и прерывистым, хотя голос звучал спокойно. – Смотри.
Жидкость в колбе, которую он только что рассматривал на свет, буквально на глазах густела и окрашивалась в вишнево-темный оттенок.
- Знакомься, это ты, - сделал он театральный жест рукой. - Познакомься, Алиса – это пудинг. Пудинг – это Алиса.
- В с-смысле, - она не поняла о чем шла речь, но все это ее слегка…пугало.
- Ну это ты, - усмехнулся он.
- То есть?
- Ты что, забыла, что вчера произошло? Ты забыла, где ты вчера была? С кем ты вчера столкнулась? И тем более, на каких условиях ты вообще еще можешь что-то спрашивать?
- Не надо, - попросила она. – Я помню.
- Ну так вот. Я же должен произвести обещанные опыты. И предоставить обещанные результаты. И их же необходимо произвести на чем-то.
- Или на ком-то…
- Ну на ком-то – это значит на тебе. А мы решили, что это…ммм…не совсем верно. Да же?
- Да, - кивнула она.
- Ну вот… Поэтому пришлось ммм….сделать аналог твоей крови. Пока лишь крови… над остальным еще надо подумать… Но это не страшно, потому что практически все результаты будут идти на основании биохимического анализа крови. А остальное так… дополнительно…
- А из чего… это? – она осторожно проследила взглядом за колбочкой, которую он бережно поставил на стол.
- Ну из крови… обычная кровь, только немного модифицированная, учитывая специфику твоих анализов. Куча всяких химдобавок, но они должны быть хорошо связаны, чтобы их было практически невозможно вычленить.. думаю, что мне это удалось, - в его голосе была гордость.
- А откуда у вас мои анализы?
- Ты что думаешь, за то время лечения, я так у тебя и не взял ни разу анализ? Я, конечно, не врач – но и не идиот же. Ты просто не заметила – ну, точнее просто не обратила внимания, потому что не знала, что именно я делаю, - гордость была и сейчас.
- Но.. разве вы уже тогда знали, что придется…вот это…
- Нет конечно, - пожал он плечами. – Я, конечно, могу планировать и предугадывать… но чтобы предугадать такие несусветные глупости, которые совершаешь ты.. для этого нужно быть таким же идиотом. А я, прости, не могу себе этого позволить.
- Но тогда зачем? Зачем он вам был нужен? – она так и не могла понять логику и.. .причину. И это почему-то ее тоже пугало. Пусть совсем чуть – но пугало.
- Знаешь, никогда не помешает иметь анализ крови человека, который живет у тебя в доме, - пожал он плечами. - Так, на всякий случай.
- А…а откуда у вас эта кровь? Ну та.. что тут в основе…
- Ну что, в городе кровь что ли негде найти? Смешная ты, ей-богу.
Она улыбнулась. Действительно, глупость сморозила. Как приятно…и непривычно… говорить глупости, которые не имеют последствий.
- Так.. – он потер бровь. – Знаешь… давай-ка я у тебя еще возьму немного крови. Совсем чуть… сравню, проверю… пригодится.
Было совсем не больно.
А может она привыкла.
А может и правда было не больно.

В обеих колбочках была густая красная жидкость.
В обе колбочки было погружено по бумажной полоске.
И по обеим бумажкам растекалось нежно-голубое бумажное небо.
- Мяу, - удовлетворенно сказал он. – Я молодец. Практически из ничего, из старых остатков – восстановил почти один к одному.
- Почти?
- Да, - улыбка сбежала с его лица. И так же быстро одна из полосок потеряла свой яркий оттенок и помутнела, став грязно-синей, а потом и грязно-серой. Бумажное небо сменила пасмурная непогода.
- Но все равно, ни одна химическая реплика не стоит и рядом с оригиналом, - печально вздохнул он. – Все равно придется подделать результат, чтобы он был верным. Вывести его теоретически.. но чтобы он полностью был адекватен возможной практике. Мда.
- Но почему бы вам не поставить в ГенКо фальшивку? Почему вы хотите, чтобы все было по-настоящему? – спросила она.
- Ты предлагаешь мне саботировать ГенКо? – холодно спросил он в ответ.
- Что?
- Ты предлагаешь мне предоставить липовые результаты и тем самым подпортить ГенКо работу?
- Конечно, - это было же естественно, почему он спрашивает?
- А зачем мне это делать?
- Но… у вас есть шанс насолить ГенКо.
- А зачем мне солить ей?
- Но она же зло…
- Я же уже говорил тебе, что добро и зло – понятие небесные, а на земле есть лишь чистота и грязь, - он говорил медленно и размеренно, спокойно и безучастно. И смотрел на бумажные полоски.
- Но она грязь…
- Ты ошибаешься.
- Но вы же не хотите сказать, что она чистота?
- Хотел бы, но ты права – да, не могу.
- Тогда она грязь.
- Не все так просто…
- Она грязь, - упрямо сказала она.
- Если ты о крови, то кровь – не грязь, это самое чистое вещество в мире.
- Люди в ней – грязь!
- Как я помню, - он даже не поворачивал головы в ее сторону. - …кажется твой отец был сотрудником ГенКо. Ты тоже причисляешь его к грязи?
- Руководство ГенКо – грязь.
- Нет.
- Ее правила..
- Нет.
- Ее суть..
- Нет.
- …это грязь! Это мерзость! – жестко и зло сказала она.
Резкий жест – и на пол полетели сбитые рукой пробирки, а сам он вскочил, нависнув над ней.
- Я руководство ГенКо! Я ее правила! Я ее суть! Я сама возможность ее существования! А теперь скажи мне в лицо, что я грязь! Скажи! Скажи мне это в лицо и сейчас!
- Ч-что? – она даже не успела испугаться. Просто удивилась.
Он успокоился так же быстро, как и взбесился.
- Все, не бери в голову. Все..
Сел обратно, наклонился, подобрал с пола пробирку, посмотрел сквозь нее на свет – и снова швырнул на пол. Та разлетелась мелкими осколками.
- Черт…теперь надо будет новые покупать.
Носком ботинка оттолкнул остальные подальше к стене.
- Извини меня, - мрачно сказал он.
- Нет, это вы извините меня… - она наконец-то испугалась. - …я же знала, что вам это не нравится… я же знала..
- Это  - это что именно?
- Ну, когда…когда я что-то говорю о ГенКо и о…о тех, кто там…
- Но все равно это не повод...не повод срываться…Ладно… я устал.. я просто устал… Пока вы там оба дрыхли… причем кто-то даже занял мою комнату…  Господи, когда же я высплюсь…
- Спасибо вам… - шепнула она, уткнувшись ему в плечо. – Спасибо…
- Он ушел? – вдруг спросил он.
- Да… он зашел ко мне попрощаться.
- А ко мне нет, - кажется, в его голосе прозвучала печаль.
- Наверное, не хотел будить…
- Будто его это когда останавливало, - теперь в голосе действительно была печаль.
- Вы… давно его знаете?
- Очень, - он снова крутил в руке пробирку. Теперь уже ту, в которой была ее настоящая кровь.
- И он…он был таким всегда?
- Каким таким?
- Ну… таким..
- Да. Всегда.
- А вы…правда убили бы меня?
Он промолчал.
- Вы хороший врач… - сказала она.
Он поморщился.
- То есть нет, - вспомнив, поправилась она.  – Не врач…. Вы очень хороший химик…
Он покачал головой.
- Что? – спросила она. – Вам не нравится, и когда вас называют химиком?
Он долго смотрел куда-то в сторону.
- Не в этом дело, - тихо сказал он. – Не в этом..
- А как вас тогда называть? Как? Вы говорите, что вы не врач, и вам не понравилось, когда я сказала, что вы химик – но как тогда вас называть?
- А разве это тебе так важно? – снова повернул он голову к ней. – Какое это имеет значение? Разве это вообще имеет значение, кто я? И вообще, разве мой род занятий имеет отношение к тому, кто я?
- Мне интересно,  - упрямо сказала она. – Мне просто интересно.
- Интересно…- усмехнулся он. – Просто интересно. Почему самые сложные вопросы всегда сопровождаются «просто интересно»?
- Но почему это сложный вопрос? Неужели тому, чем вы занимаетесь, нет названия?
- Отчего ж,  - пожал он плечами.  – Есть.
- Так какое же?
- Знаешь... - медленно сказал он. - Когда давным-давно.. так давно, что я тогда даже и не смог запомнить имя автора - а может даже и не подумал об этом - вот каким дураком я тогда был...хотя и сейчас, собственно, не лучше... так вот...когда-то давным-давно я прочитал одну историю.. может это был рассказ - а может и повесть - и этого я тоже не помню.. Так вот это была история про одного мальчика. Кажется, сироту - а может и нет - этого я тоже не помню... Рассказчик как-то встретил этого мальчика и некоторое время общался с ним... мальчишка жил на улице - а может у него и был дом, но жил он все равно на улице - странно, почем я не помню деталей этой истории... ведь детали - самое важное... странно...
Он все время уходил от рассказа - и она бы подумала, что он пьян и его мысли путаются - но вдруг она поняла. Он нарочно путает свои мысли. Потому что ему почему-то тяжело вспоминать ту историю, он хочет ее вспомнить - и рассказать для нее - но ему тяжело, безумно тяжело это сделать.
- И рассказчик общается с этим мальчиком... И узнает, что мальчик - прекрасный музыкант... да, кажется именно так... мальчик - прекрасный музыкант. А потом об этом узнает какая-то леди. И берет мальчика на попечение. И мальчик музицирует... перед ее знакомыми и гостями.. как цирковая обезьянка... Нет, леди любит его и гордится им... да, мальчик устроен... у мальчика есть все, что он пожелает... правда никто не спрашивает мальчика, чего желает он... и желает ли уже он чего-нибудь...
Может быть он не забыл случайно - может он захотел забыть эту историю?
- ...А рассказчик вдруг понимает...понимает, что тот не музыкант. Нет... тот математик. Тот математик и геометр. Великий, гениальный математик. Музыка это так... побочное... вернее нет, не побочное, а следствие... следствие того, что он математик. Просто следствие. Все видят именно это – а это просто следствие….
Он вздохнул.
- Вот и во мне видят химика… экономиста…даже бухгалтера… И называют так…а вдруг это всего лишь следствие…
- А вы на самом деле музыкант? – догадалась она.
- Нет… нет, нет, нет.. я не музыкант… я совершенно не музыкант…
Помолчал немного.
- И не поэт…и не писатель.. и не художник.. и не архитектор…и не скульптор…даже не певец…
- А кто?
- Никто, - коротко ответил он.
- Так не может быть.
- Отчего ж. Иногда так бывает.
- Но…
- Ты хочешь сказать, что человек не может быть никем? Да запросто. Каждый запросто может быть никем. Особенно когда он хочет быть никем. И очень редко, очень, очень, очень редко.. .невероятно редко.. бывает, когда человек действительно никто. Когда он сферическое никто в вакууме. Редко – но бывает. Очень, очень, очень редко – но бывает… Невероятно, невероятно, невероятно редко – но все равно бывает.
- Нет, я не это хочу сказать.
- А что тогда?
- Не может быть, что вы – никто…
- Увы.
- Нет, этого не может быть.
- Поверь, так оно и есть.
- Я не могу этому поверить…
- Ну и глупо.
- Нет, вы наговариваете на себя.
- Почему ты так в этом уверена?
- Вы не можете быть никем.
- Почему?
- Вы не похожи на того, кто никто…
- Вот как раз те, кто не похожи на тех, кто никто, часто и являются самыми настоящими никто…
- Но…
- Ты никто – пока ты не сделал что-то. Не сделал что-то свое. Не сотворил ничего. Я не могу сделать ничего. Ничего своего. Даже это – все это – это же лишь смешивание уже имеющихся ингредиентов. Ничего, ничего, ничего своего. И никогда не будет.  Я тешу себя этим полузабытым рассказом, надеясь, что я на самом деле кто-то – но я же знаю, знаю, знаю… знаю, что я никто. Я никогда ничего не создам. Я просто не могу, не умею…я не способен… я не способен ни на что.. Все думают..
Он резко остановился.
- Послушай.. давай закончим этот разговор, - вдруг попросил он.
- Но… как мне вас называть?
- Как хочешь.
- Но…
- Правда, как хочешь. Это будут всего лишь слова. Всего лишь название. Как хочешь.
Он замолчал.
- А что стало с тем мальчиком? – осторожно спросила она.
- Он плохо кончил.
- Умер?
- А ты знаешь другие синонимы «плохо кончил»?
- Люди умирают так часто, что мне кажется…что это не самый худший вариант.
- Дай Бог, чтобы это тебе так лишь казалось, - грустно усмехнулся он.
- Но…
- Послушай, я не уполномочен разговаривать на темы жизни и смерти, - покачал он головой. – Поэтому не надо…
- А кто уполномочен?
- Кто угодно – только не я.
- Но почему не вы? Почему опять не вы? Почему вы когда-то рассказывали так много – и говорили о столь многом – и вот сейчас не можете рассказать ничего?
- Потому что в тех вопросах, что ты задаешь мне, мое мнение может отличаться от того, как это есть на самом деле.
- Но я хочу знать ваше мнение.
- Даже если оно неверно?
- Да.
- Почему?
- Просто потому, что оно ваше.
Он усмехнулся.
- Хорошо. Так по поводу какого вопроса ты хочешь услышать мое мнение?
Она промолчала. Сейчас уже…сейчас уже по поводу никакого. Хотя нет.. по поводу слишком многих, чтобы можно было выбрать какой-то один. Поэтому она решила промолчать.
Но ненадолго.
- Зачем вы все это мне рассказали? – вдруг спросила она.
- Иногда надо рассказать кому-то..  – пожал он плечами. - Кому-то, кто все равно ничего не поймет.
Повернул голову и посмотрел на нее.
- Не обижайся. Это здорово, если ты этого не поняла. Просто здорово. Я завидую тебе.
- Вы – мне?
- А разве тебе нельзя завидовать?
- Не знаю, - честно призналась она. - Я знаю – что такое завидовать кому-то, но не знаю, что значит, когда завидуют тебе.
- А я, к сожалению, знаю эти обе стороны. И поверь – в обеих из них нет ничего хорошего.
- Разве когда завидуют тебе – это плохо?
- Часто – да.
- Часто – это когда?
- Это когда на самом деле завидовать нечему.
- А разве у вас нечему завидовать?
- А чему тут можно?
- Вашему…статусу…
- Статус?  - удивился он. - Все, что ты видишь в человеке – это статус?
- Конечно нет! Но разве в жизни, статус не самое главное?
- Ты что, серьезно?
- Наверное, я не так сказала… разве для жизни статус – не самое главное?
- Если рассматривать его так – то это сложный вопрос. Не знаю, смогу ли я ответить на него…
- Почему? Разве вы можете не ответить на какие-то вопросы?
- Это звучит как издевательство, - заметил он.
- Отчасти, - призналась она.
- Я не могу ответить на этот вопрос.
- Почему?
- Ну потому что, как ты верно заметила, у меня есть статус.
- И из-за этого вы не можете ответить?
- Да.
- Но.. если представить, что этого статуса у вас не было бы? Что бы вы ответили?
- Тогда некому было бы отвечать на этот вопрос.
- В смысле?
- В прямом.
- Если бы не ваш статус – то он бы не привел меня к вам, так же? – догадалась она. - И просто не было бы этого разговора, да?
- Да, - кивнул он. – И это тоже.
Он помолчал.
- Знаешь…Сократ сказал когда-то.. Некоторые живут, чтобы есть – а я ем, чтобы жить. Мой статус…он нужен мне, чтобы жить. Но только жизнь он мне и дает…
- Но у вас столько возможностей.. – она не могла понять.
- У меня нет никаких возможностей, - грустно усмехнулся он.
- Вы шутите… - поняла она.
- Да, я шучу, - кивнул он.
- Вы не шутите, - поняла она.
Он снова помолчал, избегая смотреть на нее.
- Я же много чего не видел в этой жизни…  - наконец тихо сказал он. - Я никогда не видел слона…не видел гор.. не видел настоящую Мону Лизу… Я никогда не видел – но я когда-нибудь увижу их… Я обязательно увижу их, - что-то было в его голосе, что-то очень странное, что она никак не могла понять.
- А я?
- А тебя и так достаточно вижу.
- Нет… могу ли я тоже увидеть?
- Но если хочешь – то что тебя может остановить?
- Но вы..вы…у вас столько возможностей делать то, что вы хотите, а у меня…
- Ты не представляешь, насколько у меня мало возможностей делать то, что я хочу… Как у меня мало причин хотеть чего-то…
- Но у вас же есть все…
- Что все? Что все у меня есть?
- У вас есть деньги… у вас есть связи…у вас есть знания…у вас есть все…
- У меня нет одного. Одного самого важного. Того, без чего и деньги, и связи не имеют значения.. а уж знания так вообще вредны…
- Чего?
- Свободы.
- Но разве.. разве вы несвободны? – если несвободен даже он – то кто же тогда может быть свободен?
- В плане физической свободы – нет.
- В смысле?
- В том самом, что ты намного свободнее меня.
- Чем?
- Ты можешь уйти, убежать, сбежать – что ты периодически и делаешь, - ухмыльнулся он.
- Вы обещали не упоминать об этом…
- В контексте данного разговора это не обвинение, а наоборот, указание на твое преимущество передо мной.
- Но если я убегу – меня же убьют…
- Меня тоже.
- Вас? Кто?
- Те же, кто и тебя.
- Я вас не понимаю.
- И не надо.
Казалось, что он очень хотел поговорить, казалось, что ему очень нужно было поговорить – но как и о чем? Она не знала, она не знала, не знала, куда и как делать шаг, чтобы он продолжал говорить – потому что ей очень хотелось, тоже хотелось, чтобы он говорил.
- Но погодите.. как вас можно убить?
- Как любого другого человека, - пожал он плечами. - Да даже нет.. еще легче, чем любого другого человека. Даже легче чем тебя.
- Но как?
- Тебе дать схему действий на случай, если ты на меня разозлишься? – снова усмехнулся он.
- Нет… я не про это.. как…как можно убить вас легче чем меня?
- Ну смотри.. представь себе, что на берег выброшена рыба. Как ты ее можешь убить?
- Я никогда не видела рыб, выброшенных на берег. И берега тоже. Никогда. – это было очень болезненно.
- Так. Ясно. Прискорбно.
Он подумал.
- Жука видела?
- Да, - еще бы!
- Настоящего, живого жука, а не тварь на чипах?
- Да.
- Ну слава богу. Теперь представь, что жук упал в формалин.
- Формалин?
- Хорошо, в воду. Так вот, представь, что ты видишь жука, который упал в воду и там барахтается. Как ты его можешь убить?
- А обязательно убить, а не вытаскивать? – уточнила она.
- В контексте данной ситуации – да.
- Я… могу ничего не делать. Просто подождать… когда он сам утонет.
- Вот именно. Иногда не нужно что-либо делать. Иногда нужно просто ничего не делать. Иногда нужно только дать утонуть самому…
- Но я…
- А за тобой придется побегать. Тебя нужно будет поймать. И даже если ты выйдешь прямо навстречу – все равно придется приложить какое-то действие, чтобы убить тебя. Именно из-за того, что они тогда и не смогли сойтись во взглядах на то, какое действие им применить по отношению к тебе – именно поэтому ты еще жива.
- Но вы… вы …вы тогда…
- Да?
- Но вы тогда.. вы тогда тоже ничего не делали…
- Отнюдь. Я читал бумаги.
- Но вы не делали ничего, чтобы…спасти меня….
- Да, я не делал ничего, чтобы спасти тебя.
- Почему?
- Потому что я пообещал, что ничего не сделаю, чтобы спасти тебя.
- И вы правда…вы правда…вы правда могли бы….
- Что я мог бы?
- Смотреть, как они меня…
- Не знаю… один раз попытался – не получилось…
Наступила тишина.

Он зажег спиртовку, потом погасил ее. Потому снова зажег. И снова погасил.
- Послушай.. все так хорошо началось… - медленно сказал он. – Мне казалось..казалось вчера вечером… а может и сегодня ночью… что есть возможность хорошего начала. И вот мне кажется.. мне кажется сейчас…что… что мы снова все дальше и дальше от этой возможности…
Зажег-погасил, зажег-погасил.
- Давай начнем все сначала, - сказал он.
- Да, - ответила она.
Спирт закончился.
Наступила тишина.

- Мне кажется, эти разговоры не имеют смысла.. – медленно сказал он.
- Почему?
- Просто не имеют. Разговоры нужны, чтобы кто-то что-то понял. Или тот, кто слушает –или тот, кто говорит. Ты что-то поняла из того, что я сейчас говорил?
Она промолчала.
- А мне просто уже нечего понимать, - сказал он.
- Почему?
- Потому что уже поздно.
- Но вы же говорили, что никогда не поздно учиться и что-то понимать.
- Иногда в «никогда» появляется когда-то.
- А когда?
Он промолчал.
- Когда ты понял все? – спросила она.
- Нет, когда ты понял что-то.
- А что вы поняли?
Он промолчал.
- Что вы поняли?
Он молчал долго.
- Давай еще раз начнем сначала, - попросил он. - С этого момента. Больше не спрашивая ни о чем, что было сказано ранее.
- Но почему?
- И еще раз давай начнем сначала. Теперь уже с этого момента.
- Хорошо.
- Хорошо.

- Но почему? – спросила она, не оборачиваясь, когда они выходили из комнаты.
- Ты ничего не поняла, - ответили ей за спиной.
- Но что я должна была понять?
За спиной промолчали.
- Что я должна была понять?
- Меня, - тихо сказал он.

244

мелодически к предыдущей главе это:

http://www.youtube.com/watch?v=yQWA1suc7ZI

Rage: Beauty

I'm bliss in everything
The feather and the wing
Though I'm gone
I'm more alive I was
The beauty in it all

When darkness falls around you
And you can see nothing at all
Then there's gonna shine a light
And you will find
There is beauty
That there is beauty

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-14 09:18:53)

245

но тематически и текстово идеально это:

http://www.youtube.com/watch?v=uwnGRgFC5yE

Rage: Living My Dream

Now I sit and think
Another lousy drink
There has got to be a better way
They can't pull my chain
I'm the one to blame
It's for sure there always gonna pay

Finder's keepers, losers, weepers, haters, lovers ... a world away

I'm always alone in my dreamland
I'll show them I'm living my dream 'till the end
That's right

Can you feel my pain
Tears that fall like rain
Fall to dry but never leave a stain
People never learn
For every twist a turn
Twisting, burning bridges fall in vain

Finder's keepers, losers, weepers, haters, lovers ... a world away

I'm always alone in my dreamland
I'll show them I'm living my dream 'till the end
I'm always at home in my dreamland
I'll show that I'm living my dream 'till the end

Ideals and options, a cross for all to bear
Only to fall prey to blind eyes and closed ears
Without dreams we serve no purpose
Without dreams we walk among the dead

Finder's keepers, losers, weepers, haters, lovers ... a world away

I'm always alone in my dreamland
I'll show them I'm living my dream 'till the end
I'm always at home in my dreamland
I'll show that I'm living my dream 'till the end

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-14 09:19:18)

246

Лена, как же мне нравится твоя Шайла.
Причем в каноне я её не очень люблю.
Ты очень хорошо раскрываешь её образ, я считаю. )

247

Оу, новые главы! :yahoo:

Во 2.11 главе мне очень понравилось ощущение расползающейся маски у героя... она - его лицо шута, как будто скукоживаясь, потихоньку исчезает, растворяется. Это жутковато и красиво. Бедолага Шай, как она могла вообразить его надежным), хм, каким угодно, только не надежным может быть ветер.))) Хотя иногда ему можно придать направление: статус оказывается для него важен, не иначе отцовские гены начали рулить.))))
Понравилось, ну просто увидела как лицо Шайло для Джулиана стало выглядеть как череп... в этот момент она как будто умерла для него, тоесть она для него в данный момент не представляет интереса.
Но это все может десять раз поменяться... если я верно поняла Гробби.)))

В 2.12.
Ну как всегда мне нравится Франк. Такой хороший, такой бедолага. Считает, что он - «Никто»... Конечно понятны причины этого.
Но он так старается по мере сил... для всех, для Генко.
Вот уж для кого статус действительно не важен, просто жизенно необходим... поэтому наверное и тяготит.
Свободных людей вообще нет в этом мире, каждый несвободен по своему.
Зато Франк всегда готов начать сначала, и в этом он оптимист несмотря на его кажущийся пессимизм.

ПС. Мне тоже нравится твоя Шайло. Она намного симпатичнее мюзикловой.)))

248

Елена (Фамильное Привидение), ты очень круто пишешь. Просто вау appl

249

Написано, как всегда, здорово! appl И вот так странно: читая их диалог, местами улыбаешься, а потом всё равно становится так грустно... Бедная Шай, бедный Франк. :cray:

250

Лена, как же мне нравится твоя Шайла.
Причем в каноне я её не очень люблю.
Ты очень хорошо раскрываешь её образ, я считаю. )


оПС. Мне тоже нравится твоя Шайло. Она намного симпатичнее мюзикловой.)))


спасибо  :blush:
но на самом дело ситуация такова, что я уже и понятия не имею (да и вообще не имела) -  если положить руку на сердце или что у меня в том месте, куда я только что ладонь прижала -  кто каков в каноне. Я типичный пример АУшника-ООС-ника-отсебятника, который пляшет не в ритм, не в размер и вообще давно уже свалился со сцены в оркестровую яму, но продолжает дрыгать ножками и там.
мне кажется, что ни один персонаж уже не имеет отношения к канону, окромя имен (вообще, я до канона дотрагивалась в последний раз аж в сентябре, когда вырезала два кадра для клипов - а до этого было лишь аж еще той зимой) - понимаю, что гордиться нечем, это сплошной http://www.ru-fm.ru/uploads/posts/0000/0285/polar-bear-face-palm_thumbnail_new_main_round.jpg стыд какой-то, но тем не менее, у меня есть проблемы с изучением этого канона  - в любом его виде от фото до видео.
то есть я просто не знаю, что там от исходного персонажа вообще осталось.

апд. ну и да, думаю, что и проговаривать не надо, что данный женский персонаж для меня не типичен. Типичные - вон, в НИшке был, в ML можно сказать, что да. А тут - ни один не типичен. Не умею я таких делать и за таких думать.

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-15 14:54:07)

251

Во 2.11 главе мне очень понравилось ощущение расползающейся маски у героя... она - его лицо шута, как будто скукоживаясь, потихоньку исчезает, растворяется. Это жутковато и красиво.


Весь смысл главы был как раз в этом. Разговор по большому счету здесь ни о чем, точнее все о том же, что уже несколько раз прожевывалось и отмечалось в других главах.

Бедолага Шай, как она могла вообразить его надежным), хм, каким угодно, только не надежным может быть ветер.))) Хотя иногда ему можно придать направление: статус оказывается для него важен, не иначе отцовские гены начали рулить.))))


Даже отсутствие статуса, так старательно декларируемое им ранее - тоже своеобразный статус. Он очень легко перемещается по доске между клеточками профессий, привязанностей, желаний, действий, статусов - мобильность в квадрате, этакое перпетуум мобиле, который поджирает отовсюду слишком мало, чтобы это можно было заметить - но тем не менее поджирает отовсюду.  Ему либо интересно - либо наплевать, либо полезно - либо наплевать.

Понравилось, ну просто увидела как лицо Шайло для Джулиана стало выглядеть как череп... в этот момент она как будто умерла для него, тоесть она для него в данный момент не представляет интереса.

Хм :unsure:
вообще тут "она" относилась к использованному к предыдущем предложении слову "маска"
но такой вариант трактовки тоже интересен

Но это все может десять раз поменяться... если я верно поняла Гробби.)))

да, но поменяться может в разные стороны
совершенно в разные стороны
как в положительную - так и в еще более отрицательную

Я так думаю, что впоследствии эта глава будет урезана до пары абзацев. Потому что она на самом деле и не несет никакой ни смысловой, ни образной нагрузки.

Ну как всегда мне нравится Франк. Такой хороший, такой бедолага. Считает, что он - «Никто»... Конечно понятны причины этого.


Ну так он и на самом деле никто, разве нэ?
он же действительно фактический потребитель
он абсолютный потребитель - будь то органы, будь то информация, материя ль или что-то абстрактное
он ничего не дает - хорошо, не давал до данной истории
разве не так?

Но он так старается по мере сил... для всех, для Генко.

но он еще не понял, что стараться для всех - всех, кто не един, кто так разен и противоречит друг другу - это бессмысленно. В лучшем случае эти старания будут бесполезны и результаты аннулируются. В худшем - это будет губительно. В лучшем случае - лишь для него.

Свободных людей вообще нет в этом мире, каждый несвободен по своему.
Зато Франк всегда готов начать сначала, и в этом он оптимист несмотря на его кажущийся пессимизм.

Ну эта готовность именно на уровне готовности и желания.
Они не отменяют невозможности начать все сначала.

Вторую главу я, думаю, я потом урежу тоже до пары абзацев или вообще выкину нафик как очередное размазывание по стеклу.

252

Елена (Фамильное Привидение), ты очень круто пишешь. Просто вау appl

  :blink: 
(*осторожно посмотрела на заголовок темы, не ошиблась ли я, куда зашла*)
:blink: 
какие люди
:blink:

а если серьезно - спасибо  :hey:

253

Написано, как всегда, здорово! appl

спасибо  :wub:

И вот так странно: читая их диалог, местами улыбаешься, а потом всё равно становится так грустно...

почему грустно?

Бедная Шай, бедный Франк. :cray:

почему?
все же вроде хорошо

http://s46.radikal.ru/i111/1003/02/db26b36a84b2.jpg

254

Предчувствия , грустные предчувствия разлиты в прекрасном тексте, поэтому и грустно.

Опять же песец хорош , как милый пушистый зверек, а не в ввиде свершившегося факта

Отредактировано Hand$ome (2010-12-15 17:35:11)

255

Предчувствия , грустные предчувтствия разлиты в прекрасном тексте, поэтому и грустно.


В отношении предчувствий шикарна фраза Беллины
http://www.youtube.com/watch?v=ozcRwKjCfkI...tailpage#t=339s

я все собираюсь ее в какой-нить клип приткнуть
видимо, придется по 6 части делать :)

Опять же песец хорош , как милый пушистый зверек, а не в ввиде свершившегося факта

ну не скажите, не скажите... вон в экспедиции Беринга они спящим людям ночью лица жрали

256

2.13 Mad Day – Amber/Fisherman

Утро встречает ее в кабинете - она так и не ложилась спать.
Сначала они переваривали события, потом строили планы - а потом вдруг пришло утро, как-то незаметно подкралось, когда его не то, что не ждали, а даже как-то и забыли о нем, что оно вообще бывает.
Кстати да, со встречей утра в последнее время у них - ну у нее уж точно - всегда была натяжка. Ночь как-то плавно перетекала в день с небольшим провалом сна. Рассвет - да, несколько раз она натыкалась на рассвет, но он всегда был такой....ночной, что в общем-то его можно было считать всего лишь неудавшейся частью ночи. И поэтому утро... этот сизый цвет, как будто небо давно сдохло и его долго не могли найти... это было неприятно. Казалось даже, что вкус во рту стал каким-то странным... не говоря уже обо всем остальном.
Ночь умерла,  - подумала она и поежилась. - Как там обычно говорят, рождается новый день, типа... это не рождение нового дня... это какой-то его выкидыш, ей-богу...

Что-то смутно теребило ее, царапалось где-то в районе сердца, путало мысли и мешало дышать. Что-то странное, непонятное и мучительно тяжелое. Тяжелое именно из-за своей странности и непонятности. Чувство, что что-то идет не так, очень сильно идет не так – но что именно, как идет не так – и как должно быть так, она никак не могла понять.
Возможно, нужно было бы сесть и подумать, раскрутить этот смутный клубок к тому самому моменту, когда он появился – и таким образом понять, как и почему он появился и выяснив это, понять все – но просто не было времени.

Это был безумный день.
Сначала они устроили разборку по горячим следам. Конечно, если подумать здраво, то им не нужно было так торопиться – но кто мог подумать тогда здраво? Они захлебывались в праведном гневе, мстили за обман… наказывали за предательство…выносили справедливые вердикты – ведь справедливые, да? те же все знали, что их нельзя обманывать, нельзя предавать, ведь знали. И те знали, что последуют за тем, если они узнают – нет, когда узнают, ведь они бы когда-нибудь узнали, разве не так?
Потом они долго кричали друг на друга, обсуждая то, что уже сделали – и еще больше обсуждая то, что только собирались сделать.
Потом мрачно мирились.
Потом снова ссорились, припоминая давние обиды и придумывая новые.
А потом как-то вдруг внезапно выдохлись  - и вот сейчас сидят тихие и спокойные, думающие каждый о своем, и чуть -  о чужом.

Да, они может и поторопились…
Может быть, не нужно было спешить…
Может быть, зря они превратили этот день в безумную скачку лиц, имен, фраз, реплик, ругани?
Может быть нужно было подумать здраво – но кто мог из них подумать здраво?
Кто вообще из них мог думать здраво? Постоянно думать здраво?
Только один человек, но его с ними не было.

И тут тот клубок смутных раздумий и предчувствий вдруг лопнул и рассыпался, словно и не клубок это был вовсе, а просто смятые нитки, которые вдруг стали медленно расправляться – расправляться и увеличиваться в объеме -  увеличиваться в объеме и душить.
Что-то не то произошло этой ночью.
Что-то было не так.
Неправильно.
Странно.
Неожиданно.
И…и очень плохо.
И..кажется, опасно.
Но что именно?

Неужели он действительно убьет ту?
Причем убьет так?
А вообще, хочет ли она смерти той? Ведь если подумать сейчас…подумать трезво…вернее не подумать, а просто пощупать свое сердце, когда задаешь этой вопрос… Хотя, какая уже, собственно разница – ведь та уже несомненно мертва. А есть еще нет, то где-то уже близко к этому. Не имеет смысла задавать вопрос, когда ответ не будет тебе полезен.
Но он…
Он – убивает? Своими руками? И так?
В этом было что-то… что-то противоестественное. Это как-то не вязалось с ним. Он не был тихим барашком, да – но и никогда не клацал волчьей пастью.
Она удивилась еще тогда, когда он попросил назначение – но она поняла эту просьбу как естественное желание жить, да и кроме того…кроме того, те действия он бы мог как-то оправдать с точки зрения морали. Да, конечно, у него была своя мораль – но тем не менее мораль была.
А то, что он пообещал сделать вчера  - и наверное, делает сейчас  - это невозможно оправдать никакой моралью. Это можно оправдать технической необходимостью, вопросами безопасности ГенКо, научным интересом – но не моралью, не моралью. А он никогда ничего не делает, что бы было невозможно оправдать моралью, пусть даже своей, пусть даже моралью со множеством поправок и условностей – но все равно моралью.
Сейчас он сделал – или делает – то, что никто не сможет оправдать.
Зачем?

Неужели.. неужели он настолько изменился за эти годы?
А если настолько изменился он – то кому тогда можно верить? В кого тогда можно верить? Кто тогда надежен?
Но вслух она спросила другое -
- Когда же он даст нам результаты?

- Сегодня.. – был ей ответ.
Так странно видеть у него его лицо. Настоящее лицо. И почему-то так страшно видеть, как улыбается это лицо. Будто кто-то невидимый поднимает ему уголки губ и растягивает их в усмешке – а глаза не смеются. Глаза не смеются. Тебя ловят на эту улыбку, как на блесну, как на кусочек блестящей жести – и поддевают под жабры двойным крючком этого взгляда. Почему глаза не смеются? У него же всегда раньше смеялись глаза? Ведь раньше они только у него и смеялись. Только у него…
Пусть он скорее нанесет свой боевой раскрас. Пусть. Она хочет помнить, как у него когда-то смеялись глаза.
И она хочет как можно скорее забыть то, что видит сейчас.

Видят ли это другие? Заметили ли они это?
Наверное нет.
Луиджи мрачно оттирает с пуговиц кровь кого-то из бывших менеджеров высшего звена ГенКо. Точнее, бывших кого-то. Он демонстративно не смотрит в ту сторону, где светится блесна. Не потому, что не покупается на эту уловку, а потому что недолюбливает этого рыбака. Вот вроде бы и прост как пять копеек – пара эмоций, а заблудится в них, как в двух соснах, да так заблудится, что тот, кто попытается разобраться в нем, сам запутается бесповоротно.
Пави внимательно смотрит в зеркало. Оно лежит у него на коленях все это время – и только она сейчас понимает, почему за все это время он так ни разу и не взял его в руки. Он ловит отражение блесны. Играет в Персея, да. Не дай Бог, он когда-нибудь окажется на стороне против тебя. Сам, один – никогда не пойдет, но не дай Бог, примкнет к кому-то против тебя.
Она опускает глаза.
Она хочет как можно скорее забыть то, что видела сейчас. Блесну и крючок. Куда же пойдет выловленная рыба?

- Сегодня, - повторяет он. – Там делов на полдня. Поэтому он до вечера с вами должен связаться.
- А если не свяжется? – спрашивает она столешницу. Просто так, не ради ответа.
- Значит он вас где-то обманывает, - ответ рыбака приходит незамедлительно.

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-16 13:24:38)

257

Вау! Супер!

Как они ночью  приняли предложение Франка все поверили ( кроме Пави), а по прошествию времени Эмбер постфактум удивилась и заколебалась, зато Луиджи всегда прав!

Описание раскутки клубка, после, пусть и запоздалого эмоционального толчка - шикарно!

если подумать сейчас…подумать трезво…вернее не подумать, а просто пощупать свое сердце, когда задаешь этой вопрос…


СПАСИБО! :clap:

Отредактировано Hand$ome (2010-12-16 13:43:38)

258

Как они ночью  приняли предложение Франка все поверили ( кроме Пави), а по прошествию времени Эмбер постфактум удивилась и заколебалась, зато Луиджи всегда прав!

И зато Джу всегда сдаст, когда ему это интересно

Он же только что подставил Франка, сказав, что тот должен уложиться до вечера.
А тот-то об этом не знает

И вполне может не уложиться - учитывая, что на самом деле делов-то ему далеко не на  полдня.
А Джу только что удобрил почву для параноидальных подозрений.

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-16 13:48:45)

259

Ага! И еще Пави сдать по весу все, что осталось от Шай :sp:

Бликсен - чудесный и мудрый автор, но на аве - просто Баба-Яга.ИМХО. Может лучше обратно - Кокс?

Отредактировано Hand$ome (2010-12-16 13:56:00)

260

Ага! И еще Пави сдать по весу все, что осталось от Шай :sp:

Да Пави-то это и даром не сдалось. Ему будет интересен не факт, а психология поступка, эмоции, которые сопровождали его.
Он и сказал-то ту фразу, чтобы дать понять Франку, что он-то сам все понял - и этим самым дополнительно эмоционально накрутить. В состоянии эмоциональной взвинченности люди могут идти на весьма вкусные поступки - которые будут ему интересны.

Бликсен - чудесный и мудрый автор, но на аве - просто Баба-Яга.ИМХО. Может лучше обратно - Кокс?

сказал человек с голубой ящерицей на аватаре :)
Ну... когда получаешь отравление мышьяком и теряешь большую часть желудка - до Василисы Прекрасной далеко
Но ведь красота в глазах смотрящего, разве не так? И уж на этом форуме давать от ворот человеку из-за внешности - как--то некузяво.
Я обожаю ее такой. Именно такой - а не молодой и красивой. Потому что настоящей Бликсен она стала именно сейчас.

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-16 14:02:03)

261

Лена (ФП), какой замечательный подарок - выйти в сеть после нескольких дней отсутствия и обнаружить такое продолжение! Как же я по всем им соскучилась! И Лу, мой любимый Лу (пусть он здесь пока ни слова не сказал)!  :wub:

Я так думаю, что впоследствии эта глава будет урезана до пары абзацев. Потому что она на самом деле и не несет никакой ни смысловой, ни образной нагрузки.
......
Вторую главу я, думаю, я потом урежу тоже до пары абзацев или вообще выкину нафик как очередное размазывание по стеклу.

Я первым делом текст скопировала и в файл с ДГ вставила, пока он в целости и сохранности, а потом уж и прочитала.
По-моему, совершенно замечательное размазывание.)) А разве глава про уход Джу не несёт образной нагрузки? И сысловой тоже? Я её поняла как главу-предупреждение. Образ сюрреалистический, леденящий и в то же время такой ясный, а бедная Шай снова испугалась не того, чего следовало бы, вернее, не сразу испугалась того, чего надо было бы пугаться.

Все главы очень сильно написаны. И так образно, зримо: и маска, и неулыбающиеся глаза рыбака (кстати, а интервью-то наш рыбак корреспонденту зажилил), и зеркало Персея... Кажется, физически чувствуешь состояние каждого, и как это тусклое утро наступает (у нас тоже почти утро сейчас), и чувство опустошения после бурного дня, и совершённой ошибки...  appl 

Про канон и ООС. Я уже настолько сроднилась с ДГ, что он у меня совершенно слился с каноном. Я бы их сравнила так: в самой "Репке" персонажи - словно шкатулки с секретом, но большинство из них так и остаются невскрытыми, и невнимательный зритель увидит даже не шкатулку, так, кубик какой-то. А в ДГ мы словно бы в каждую из этих шкатулок погружаемся, как в городок в табакерке. Вот и фраза про Лу, мне кажется, к этой ситуации как раз подходит:

Вот вроде бы и прост как пять копеек – пара эмоций, а заблудится в них, как в двух соснах, да так заблудится, что тот, кто попытается разобраться в нем, сам запутается бесповоротно.


Ещё раз спасибо, и Елене, и Клевер.  :give:

Отредактировано amargo (2010-12-17 01:09:04)

262

2.14.  Mad Day - Shilo/Take a Rest

Это был безумный день.
Это был совершенно безумный день.
Он что-то считал, зачеркивал, пересчитывал, взбалтывал, опускал полоски бумажек – качал головой или удовлетворенно хмыкал – потом вставал, шел, брал, возвращался, доливал, чертыхался, выливал, разбивал, снова шел, приносил, стучал карандашом, тыкал кисточкой… и все это время она была рядом.
Он молчал – а она не спрашивала.
Он молчал – а она не говорила.
Она молчал – и она молчала тоже.
Это было неплохо.
Это было даже хорошо.
Это было очень хорошо.

Она сидела рядом с ним – совсем-совсем тихо, даже не предлагая свою помощь, понимая, что если это будет нужно, он сам обратится к ней – сидела рядом, когда они были в лаборатории.
Она шла за ним, когда он выходил оттуда и шел за новым карандашом взамен сломанного, или за каким-то инструментом, который валялся где-то у него в кабинете, или же просто выходил, делал круг по коридору – и возвращался обратно.
Она просто была рядом.
Была – потому что понимала, что это все сейчас происходит из-за нее, и уйти, оставить его одного, это как-то…как-то неправильно.
Была – потому что думала, что вдруг ему понадобится помощь.
Была – потому что ей просто хотелось быть.

А потом это вдруг закончилось.
Он вышел из кабинета, пересек зал и начал было подниматься по лестнице, но вдруг резко остановился, будто вспомнив что-то, развернулся.
- А ты куда? – спросил он.
- Туда, - тихо ответила она. Кажется, позволение быть ей рядом подошло к концу.
- Куда – туда? – уточнил он.
- Ну… куда вы.. – пожала она плечами.
- Зачем?
- Ну.. просто.
- Так, - сказал он. - Предлагаю просто посидеть и за мной не ходить. Просто посидеть. Потом я приду и присоединюсь к тебе в этом посидении. Хорошо?
- Хорошо, - согласилась она.
Ну а что было еще сказать и что было еще сделать? Просто согласиться.
Согласиться и сеть так и там, чтобы как можно чаще видеть его. Хоть так – хоть как-то. Хоть так и хоть как-то – это хоть что-то, разве нет? А хоть что-то нередко бывает единственным, что может быть.

Он еще несколько раз прошел мимо нее – спустился с лестницы, потом снова поднялся, потом вдруг вышел совершенно с неожиданной стороны – слева, из-за спины, пересек весь зал, и снова спустился с лестницы. Она не совсем могла понять траекторию его перемещений, а самое главное – их смысл. Несколько раз он задерживался  где-то – минут на десять-пятнадцать – несколько раз по его лицу бродила рассеянная улыбка, а пару раз взгляд, которым он случайно зацепил ее, был виноват и мрачно-упорен.
Потом она просто стала загадывать, с какой стороны он появится. Сначала просто так, чтобы проверить угадает-не угадает, потом стала подсчитывать очки, а потом, когда сумма угаданный и минус неугаданные пришли к нулю – стала загадывать вопрос.
- Завтра будет хорошая погода? Слева.
Вышел слева
- Сегодня произойдет что-то интересное? Слева.
Вышел слева.
- Это интересное будет связано со мной? Справа.
Вышел справа.
Она долго думала, прежде чем задать следующий вопрос. Он успел пару раз пройти и мимо и даже рассеянно посмотреть на нее.
- Обратит ли он на меня когда-нибудь внимание, - поправилась: - настоящее внимание. Слева.
Вышел слева.
- И это… это будет хорошо? Справа.
- Мне кажется, что это никогда не закончится, - он произнес это негромко – но из-за ее спины – и она, которая рассчитывала на совсем, совсем, совсем иную сторону его появления, вздрогнула. И опечалилась. Конечно, это всего лишь дурацкое гадание, ни на чем, просто на то, откуда выйдет человек – но как обидно, что оно прервалось именно так и именно на этом вопросе – и именно с таким ответом… пусть уж чуть раньше, до того, как она его задала.
- Ты никогда не испытывала такого ощущения, что у тебя от усталости кости словно размягчаются? – спросил он, садясь рядом.
Ее передернуло от образной картинки.
- Ясно, - сказал он. - Я до этого дня тоже. Забавное ощущение, скажу я. Только совершенно невозможно работать. Мысли путаются и цифры расползаются как клопы. да еще и уже не могу разобрать оттенки серого.
- А у серого есть оттенки, - возразила она.
- Угу, - кивнул он. - Серый и серо-серый.
- Ага. Совсем серый и серый….ну….не совсем серый.
Он рассмеялся. Грустно и устало – но рассмеялся.
- Да, да, да… один серый уже серый-рецидивист, а другой еще имеет шанс на прощение.
- Чтобы стать другим цветом, - подхватила она.
- Ну стать-не стать, а прикинутся вполне можно, да. Добавить в себя какой-нибудь цвет и прикинуться этим цветом. Пусть и грязноватым – но этим цветом, ага. Главное, лишь бы не серым.
Он снова рассмеялся, но уже совсем тихо – и резко замолчал
- Мда. Это все, конечно, забавно - но с этим нужно что-то делать. Я больше так уже не могу.
Он устал, устал, устал, невероятно устал – и ему даже не нужно было об этого говорить, потому что это видно. Это видно в каждом движении, который уже совсем мало, это слышно в каждом слове, которые совсем тихие, это просто чувствуется – потому что кроме усталости больше не чувствуется ничего.
- Вам нужно отдохнуть, - твердо говорит она.
- Думаешь? - рассеянно спрашивает он.
- Уверена, - отвечает она. Она почему-то в этом абсолютно уверена.

263

2.15  Mad Day - Amber Reprise/What's Going On

Когда братья выходят из кабинета - ей пришлось ждать полчаса, скучающе что-то черкая на листах бумаги, ожидая сначала, когда Луиджи, заскучав, резко дернется и выскочит из комнаты, увлекаемый какой-то полностью захватившей его идеей, а потом Пави, еще немного половив в свое зеркальце их лица – ни разу при этом не взглянув на свое – осторожно и тихонько поднимется и утечет прочь - она поднимает голову.
- Почему? - спрашивает она.
- У вас есть что пожрать? - спрашивает он в ответ.
- Разумеется.. .но почему?
- Ничего не разумеется, пока у меня нет этого в руках.
- Я скажу, чтобы тебе принесли ... ты сам скажешь... не суть важно.. погоди минуту... почему?
- Потому что гладиолус.
- Кто?
- Все. Все гладиолусы.
- Прекрати паясничать.
- Прекрати задавать странные вопросы.
- Чем он странен?
- Тем, что я не могу понять, что ты хочешь узнать.
- Я хочу узнать, почему.
- Что почему?
- Ты знаешь, что.
- Да? Ты знаешь, что я что-то знаю, когда я сам даже не знаю, что я знаю?
Он смотрит на нее, усмехаясь – а она не смотрит ему в глаза.

- Ну а что там делать? – наконец говорит он. -  Он должен принести их сегодня, - в голосе звучит вальяжность, равнодушие и….и…власть? – Там делов-то ну на полдня. Порезать да записать. Ничего ж ни считать, ни проверять не надо. Да и материальчик должен быть свежим в течение всего действа. Ну вот на нарезку часов шесть, не больше, потому что потом материал испортится. Ну попутно записать. Ну пару часов на то на се, на личную жизнь. Ну вот и все. Так что, думаю, что через пару часов он с вами свяжется… Ну а если не свяжется… - в голосе начинает звучать что-то странное, очень странное, и очень страшное. Почему-то очень страшное. – Если не свяжется, то это будет…мммм…подозрительно. Потому что если он не предоставит их сегодня - значит он что-то задумал ... Может против ГенКо. А может даже против вас… хотя, кто его знает, может быть и просто давно не практиковался, да напортачит что-то и будет исправлять….. Ну так у вас есть что пожрать?
- То есть ты уверен, что он должен уложиться до завтра?
- Я уверен, что он все должен сделать до сегодняшнего вечера.
- Но ты сказал об обмане.
Он молчит.
И усмехается.
В глаза она ему не смотрит. Не смотрит.
- Ты сказал об обмане, - повторяет она.
- Да, я сказал об обмане, - соглашается он.
- Ты сказал, что Франк обманывает.
- Я не говорил, что Франк обманывает.
- Ты сказал, что если он не предоставит результаты до завтрашнего утра...
- ...сегодняшнего вечера, - поправляет он.
- Сегодняшнего вечера... то значит, он нас обманывает.
- Ну да, я же объяснил тебе логику.
- Это не логика.
- А что же тогда?
- Ты что-то знаешь.
- Опять ты уверяешь меня в том, что я что-то знаю, когда я даже и не подозреваю об этом
- Ты бы никогда не сказал так, если бы не знал.
- Отчего ж.. сказал бы.
- Если бы?
- Если бы надеялся.
- Надеялся на что?
- Надеяться можно на разное.
- Не уходи от ответа. На что ты надеялся сейчас?
Он молчит
- На что ты надеешься сейчас?
Она смотрит ему в глаза.
В них очень холодно. Холодно до ожога.
- Это славная игра, - говорит он.
Она внимательно смотрит на него.
- Что происходит? - спрашивает она.

264

2.16 After/Take a Rest Reprise

- Это хорошая идея..  - так же рассеянно говорит он. - Очень, очень, очень хорошая.. и очень здравая...И невероятно заманчивая...
- Ну так последуйте ей…
- У меня нет времени,  - печально качает он головой.
- Почему? Вам сказали сделать это до завтра?
- Нет.. мне ничего не говорили.. да что они могут понимать в этом.. как они могут знать, за сколько я уложусь?  Просто я хотел как можно быстрее... как можно быстрее это сделать... Сбросить с себя и ... и с тебя.
- Почему с меня?
- Потому что как только я предоставлю результаты - ты будешь официально мертва. Тебя вычеркнут из списков живущих  - в которые ты так неосмотрительно попала.
- Звучит угрожающе.
- Выглядит на самом деле гораздо лучше.
- И... и что потом? – осторожно спрашивает она.
- А потом... потом ничего..  – пожимает он плечами. - Разве может быть «потом» у мертвого человека?
- Это не смешно, - качает головой она.
- Но это так. Что имеешь в виду под «потом»?
- Я имею в виду то «потом», что будет у меня.
- Шайло Уоллес исчезнет из этого мира. У нее не будет никакого «потом».
- Но я останусь. Какое «потом» будет у меня?
- Какое ты захочешь, - он говорит совсем тихо.
- А точнее, какое я смогу… - она говорит не громче.
- Да, какое ты захочешь - и сможешь.
- Но не все, что я хочу - я могу сделать.
- Например?
- Вы спрашиваете, «например», а не «почему», - усмехается она.
- Разумеется. В таких вопросах вопрос «почему» самый дурацкий.
- Например, далеко не все зависит от меня, - пожимает она плечами.
- Разумеется. Например?
Она молчит очень долго.
- Хочу остаться тут, с вами, - говорит совсем-совсем тихо, в глубине души надеясь, что он не услышит.
- Ну это как раз целиком и полностью зависит от тебя, - услышал.
- Разве?
- Абсолютно.
- А что мне надо сделать, чтобы так было?
- Если я тебе это скажу, то это будет неправильно.
- Почему?
- Потому что исчезнет чистота эксперимента.
- В смысле?
- Потому что ты начнешь поступать, исходя из того, что я тебе сказал. И это будешь не ты.... не настоящая ты, а такая, какой, как тебе кажется, тебе надо быть. Это будешь не ты. А зачем тогда все – если это будешь не ты?
- Но а как, правда, как?
- Не знаю... не спрашивай, я не знаю. Я же тоже не спрашиваю тебя, как мне себя вести.
- Еще бы вы спрашивали…
- А почему бы и нет?

Он засыпает минут через десять.
Здесь же, на диване, практически не изменив позы.
Левая рука развернута ладонью вверх – и она видит тонкую глубокую линию, которая идет по ладони вниз, к запястью.
Она знает, что это – три года назад в рекламных роликах ГенКо ее называли «линией жизни», и сообщали, что теперь ей можно не верить, что срок жизни больше не зависит от дурацких прихотей судьбы, а лишь от желания самого клиента. Правда, при этом умалчивали, что и от его финансовых возможностей тоже…
Наверное, он когда-то давным-давно порезался, потому что от запястья вниз по всей руке тоже  тянется тонкая глубокая линия. И линия жизни сливается с нею, так что и не понять - где жизнь, а где старый шрам.
Рукав рубашки закатан до локтя - и линия уходит под него, словно не желая признаваться, сколько отпущено этому человеку.

265

2.17 What's Going On Reprise

Он снова усмехается.
- Всегда что-то происходит.
Она больше не может смотреть ему в глаза.
Поэтому просто отворачивается.
Отворачивается и ждет, когда он уйдет.
А он и не задерживается.

Что происходит?
Что, черт возьми происходит?
Кажется что да, что все в порядке, что все как надо и даже прекрасно.. но что-то не то ...что-то не то и не так.. Не так, не так, не так..  Как достаточно крупицы яда, чтобы отравить изысканное кушанье - так и достаточно чему-то, что витает в воздухе сейчас, отравить ей всю радость от ночного события... даже какая уже радость... просто отравить ей все хоть какое-то да настроение...
Что-то не то, не то... не то, не то, не то...
Но что, что, что, что именно не то?
Что не так?
Где это не так?
И что это значит?
И что с ним надо сделать?
Что сделать?
Что сделать?
Что?

- Ты тоже чуешь это, да? - вкрадчивый голос заставляет ее вздрогнуть.
Она кивает, не оборачиваясь.
- Добро пожаловать в мою голову, - говорит ей брат. А потом наклоняется совсем близко к уху. - Потом это становится более реальным, чем даже сон...
- А почему не чем жизнь? - тихо спрашивает она.
И чувствует, как Пави пожимает плечами.
- Мои сны всегда реальнее, чем жизнь.
Что? Что? Что? Что? Что?
- Но что происходит? – спрашивает она.
- Мне никто никогда не давал ответа. Поэтому тоже справляйся сама.
Она не оглядывается – просто знает, что он тоже уходит.
А потом знает, что он останавливается на пороге.
И слышит:
- Попробуй просто подбирать слова.

Отредактировано Елена (Фамильное Привидение) (2010-12-18 15:12:57)

266

Ыыыыыы

Шайла возвращается с ночной разборки
Щас на нее будут орать :)

http://leprastuff.ru/data/img/20090723/f7217a1f9abf095baf44cedbe85dde0b.gif

267

ну композиция в тему, в мелодию и в текст

http://www.youtube.com/watch?v=snrQ_SYPr6I

Rhapsody Of Fire - Lost In Cold Dreams

Shy nameless whisper
Ghost veiled of fading shade
Your gentle presence
I feel on me your hand

Revealing sorrow
The pain of times now gone
Innocence bleeding
A never answered call

Feel me, tell me
"Take my hand and fly"
In the shadows
Where your hopes are lying
Where your stolen beauty
Forever cries

The Cry of Heaven
The Tears of Angels
A tragic destiny unfolds
Breathe in my essence
Of raining stardust
I`ll heal your wounds
Beloved pure soul
...In cold dreams

Grey storming oceans
Winds blowing all their rage
Black clouds arising
And then just fear and hate

Dear little sister
They took your joyful smile
Lady of Winter
Grant her a ray of light

Feel me, tell me
"Take my hand and fly"
In the shadows
Where your hopes are lying
Where your stolen beauty
Forever cries

The Cry of Heaven
The Tears of Angels
A tragic destiny unfolds
Breathe in my essence
Of raining stardust
I`ll heal your wounds
Beloved pure soul
...In cold dreams

In cold dreams... I`m lost
In cold dreams... I`m lost
In cold dreams I`m lost
I`m lost...

268

Как я понимаю Франка! Сейчас, закопавшись в диссер, нахожусь точно в таком же физическом состоянии.

Что больше всего понравилось: фрагмент с линией жизни, слившейся со шрамом на запястье (а мы знаем, откуда на запястьях берутся шрамы), новый, пугающий Джу, в глазах которого "холодно до ожога", приглашение в голову Пави и тот совет, что он дал сестре, и гадание Шай, так обидно для неё закончившееся (но, наверно, неспроста закончившееся именно так). И ещё диалог об оттенках серого:

- А у серого есть оттенки, - возразила она.
...
- один серый уже серый-рецидивист, а другой еще имеет шанс на прощение.
- Чтобы стать другим цветом, - подхватила она.
- Ну стать-не стать, а прикинутся вполне можно, да. Добавить в себя какой-нибудь цвет и прикинуться этим цветом.

appl

Котошайла словно бы специально для ДГ сделана))

Отредактировано amargo (2010-12-18 21:08:57)

269

2.18. The Call

Телефон звонит очень резко и неожиданно - и замысловатая мелодия скорее режет слух, нежели приятна.
- Какого черта? - спрашивает он сквозь сон.
Максимум, на что его хватает - это достать телефон из кармана. Руку он уже не поднимает, видимо, нет сил и желания – чего больше, она не знает. Но надеется, что просто желания.
Поэтому она помогает ему.

- Какого черта? - сонно повторяет он.
Она держит его руку около его уха - и поэтому слышит голос в трубке.
- С-сегодня, - тот звучит глухо, словно человек хочет, чтобы его не услышали со стороны.
- Что сегодня?
- Результаты... с-сегодня.
- Почему?
- Не п-почему, а з-зачем...  – «Что за черт!» - перебивает другой голос где-то в глубине той стороны, и Пави быстро повторяет: - С-сегодня. Понял?

Из трубки уже доносятся гудки, но он все еще сидит, не отрывая ее от уха – и она видит, как он медленно просыпается – и его пробуждение сопровождается каким-то странным и нехорошим осознанием. Пока непонятно чего именно – просто осознанием.
- Что за черт… - растерянно говорит он, глядя на нее, словно она может ему что-то подсказать.
Но она лишь пожимает плечами.
- Что за черт… - он уже практически проснулся, но видимо, все еще не может понять, что произошло, происходит, и уж тем более – что еще произойдет.
- Это был… - она боится произнести это имя.
- Да, это был он.
- Он… он знает обо мне?
- Да, разумеется. Разумеется, он знает о тебе. Я же тебе об этом еще тогда сказал.
- И он…он что-то хотел.. чего он хотел?
- Я не знаю, чего он хотел.. Не знаю… Он ничего не хотел. Он просто сказал, что результаты должны быть сегодня.
- Он…он специально это? Специально, да?
- Нет.
- Но…
- Нет. Он говорил очень тихо. Он скрывал от кого-то, что звонит мне. Он просто хотел меня предупредить. Предупредить.
Он проводит ладонью по лицу, словно пытаясь убрать последние остатки сна, в надежде, что это поможет ему все понять.
- Судя по всему…судя по всему, они все там уверены, что я предоставлю результаты сегодня вечером. Даже нет..не так.. Они ждут, что я предоставлю их. Они ожидают…
Он закрывает лицо руками.
- Боже..  – глухо говорит он. - …если бы он не позвонил… если бы я не знал.. как бы я мог вляпаться…
- Но почему он вас предупредил?
- А почему он мог этого не сделать? – спрашивает он удивленно, поворачиваясь к ней.
- Но он же… он же…
- Что он же?
- Он же не любит меня…
- Он-то? Да думаю, что ты ему уже давно безразлична.. Да и тем более… не забывай, что мы сейчас с тобой завязаны друг на друге – и любая информация о том, что я вчера соврал…и не только вчера, это прежде всего удар по мне. И думаю…думаю, что он просто решил избавить меня от этого удара.
- Он настолько.. .настолько хороший? – это совершенно не укладывается в голове.
- А с чего он должен быть плохим? Точнее поставим вопрос так – с чего он должен быть плохим по отношению ко мне?
Ей нечего ответить.
- Вот именно, - кивает головой он. – Вот именно. 
Он встает.
- Мне нужно закончить. Еще немного…Ну..по сравнению с тем, что я уже сделал – совсем немного…
- Но почему они решили, что сегодня? – она понимает, что его задерживать нельзя, но она не может сдержать этот вопрос.
- Наверное, Джулиан случайно бросил что-то вроде того, что результаты будут даже уже сегодня  - и они зацепились за  это…
- Но.. почему Па…почему он  вас предупредил?
- А почему бы и нет?
- Но... Вас предупредил он - значит он на вашей стороне, так?
- Дорогая, это лист Мебиуса - здесь только одна сторона, твоя. И никто никогда не станет на твою сторону. Просто они находятся на других листах.
- Но он вас предупредил.. почему?
- Наверное, не хотел мне неприятностей.
- Но…
- Ну может он просто не хотеть мне неприятностей? Хотя бы он мог не хотеть мне неприятностей?
- А.. от кого тогда могут быть неприятности?
-  Я не знаю.. не знаю.. мне кажется... Мне кажется, что ни от кого из них... Я надеюсь, что ни от кого из них...

270

2.19. That’s Going on Reprise

- Какого черта?! - Джулиан за дверью заорал так, что она снова вздрогнула. Так, нервы не к черту пошли.
- Какого черта? - снова зло повторяет он, обращаясь к кому-то.
- Что именно? – Пави отвечает ему совершенно невинно.
- Это. Какого черта ты это сделал?
- Так интереснее.
- Интереснее?
- Да, разве нет?
- Но ты играешь не в такт!
- А может это просто такт не поспевает за мной?

Что происходит?
Что происходит?
Как подобрать слова?


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Другое творчество » Доппельгäнгер - 2