Наш Призрачный форум

Объявление

Уважаемые пользователи Нашего Призрачного Форума! Форум переехал на новую платформу. Убедительная просьба проверить свои аватары, если они слишком большие и растягивают страницу форума, удалить и заменить на новые. Спасибо!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Black Despair©


Black Despair©

Сообщений 31 страница 60 из 777

31

В этом фике герой, собственно, не становится героем. Он не совершает героического поступка, за который мы все его любим - он не поднимается над своим эгоизмом, не переживает катарсис - словом, НЕ ОТПУСКАЕТ Кристину.
В чем он проявляет великодушие, скажите на милость?
- Моя дорогая, я не буду вас насиловать?
Это, по-вашему, высшее проявление любви?!

Нет, я могу понять фики, где Кристина сама возвращается к Эрику - из жалости ли, или из каких-то других соображений - пусть хоть под воздействием стокгольского синдрома, но САМА.

А при таком раскладе Эрик не только не герой, а реально злобный монстр, угрозами вынудивший девушку с ним остаться, да еще существенно подвинувший ее в личном пространстве (в книге речь шла только о карточных фокусах, как мы помним, здесь же он ее решил "развлечь" другими способами).

32

Hell
Возможно, все еще впереди. Это же только самое начало фика! Возможно, еще переживет и катарсис, и отпустит Кристину, и вернется она к нему сама... А пока он еще в себя не пришел, так сказать.

В чем он проявляет великодушие, скажите на милость?
- Моя дорогая, я не буду вас насиловать?
Это, по-вашему, высшее проявление любви?!

Ммм. Никто, кажется, про великодушие пока не говорит :) Пока что это только расчет:

Он осознавал, что, если она должна будет стать его женой по закону, то она должна будет дать согласие на это перед священником и свидетелями. Он мог запугать ее, когда они были наедине, но перед всеми это будет практически невозможно. Если она откажется сказать "да" и отвергнет его публично, он будет безнадежно опозорен и оскорблен. Тогда еще до конца дня мальчишка умрет, а кузнечик свершит свою месть.

Полагаю, Кристине стало гораздо легче, когда она стала уверена, что "это" ей не грозит.
Проявление любви?... Не знаю. Но проявление здравого смысла - это точно)))

Отредактировано Violet (2009-11-02 23:39:02)

33

Пардон, конечно - а многие бы... Я не говорю - из форумчан, многие бы так называемые "нормальные мужики" так поступили бы на его месте? и

34

Очень интересно. Какое-то ощущение безумия карнавала, когда все кого-то изображают, но только не себя. Но при этом Эрик очень даже Лерушный, такой, каким ему и следует быть. За это  :give: автору и переводчику.
Книжный Эрик на это все МОГ бы быть способен при определенной покладистости Кристины. Такой договор вполне в его духе. Он выторговывал себе то, что желал, и сам же вносил коррективы в условия. Это очень и очень понятно. Все шантажисты так поступают, если у них есть совесть. А у Эрика она все ж есть. :)
Девушка уже через несколько дней готова защищать своего мужа-жениха.
Поэтому, мне кажется, все должно произойти и довольно быстро. Т.е. быть ей его женой всесторонне.
Насчет неестественности договора... Ну такой договор-это отчасти игра. Тут.
В любовь и ненависть. Не так Эрик неприятен Кристине, в любом случае он не нанавистен до той степени, чтобы ей наложить на себя руки. И оба это где-то понимают. Не торговался бы он, зная, что она может убить себя. И яд дает ей, зная, что она никогда его не сможет применить. Потому что он ей все ж небезразличен.
И еще про договор и последующее сближение... Нередко жертва влюбляется в похитителя, террориста, насильника, боевика. Любит и ненавидит.Почему так происходит-пусть отвечают психологи, объясняя поведение человека в экстремальной ситуации.

35

* улыбаясь*

Значит, мне карты в руки)

Очень просто - по крайней мере, с точки зрения аналитической психологии.
Жертва находится в состоянии стресса, чувствует себя уязвимой, переживает свою слабость.
И один из способов хоть как-то восстановить утраченное ( и необходимое для физического выживания) чувство безопасности - это идентифицировать себя с похитителем.

На бессознательном уровне.
Отсюда - начинается - сочувствие - причем абсолютно искреннее - террористу, а потом - может дойти и до влюбленности.
Особенно если жертва по характеру и складу личности к этому предрасположена, а террорист проявляет иногда признаки сочувствия.
Или то, что можно интерпретировать как такие признаки. К примеру, насильник может подарить подарок, или как-то еще.

36

Очень интересно. Какое-то ощущение безумия карнавала, когда все кого-то изображают, но только не себя.

Вот точно! Ощущение легкого (а у кого и потяжелее :D ) безумства героев меня не покидает)))

- Теперь у Вас есть власть убить меня, и если я начну сходить с ума и стану невыносимым, используйте ее, - он заглянул глубоко в ее глаза.
...
- Поверьте мне, дорогая, если я причиню Вам достаточно боли, вы это используете, - он повернулся к ней, прежде чем выйти за дверь

У меня при прочтении мелькнула мысль, что Кристина в таком случае может яд использовать скорее для себя, чем для Эрика. Он, выходит, настолько уверен в обратном? (во-первых, что яд будет применен к нему, а во-вторых, что вообще останется нетронутым) Раз все-таки вручил ей эту склянку. Хм.

37

Э...дорогие девушки, а никто, кстати, не думал, что именно СПАТЬ рядом с таким сокровищем (которое, между прочим, очень страшное и холодное) гораздо хуже, чем сделать кое что по-быстрому и разбежаться по разным кроваткам?

Тут уж никакой новопассит, донормил или реланиум, простите, не поможет.

38

А это тут не оговаривается, как и запах. Вот целоваться с человеком у которого парадонтоз-это жють. :) А Кристина его спокойно поцеловала.
Он целиком быть холодным не может. А руки-ноги ледяные-это вегетососудистая дистония. У Кристины кстати, раза три здесь упоминается, потные ладони. Это тоже не подарок-такая реакция на что-либо.
И еще-кровати могли быть аграмадного размера-это не советского периода диванчики. Спит себе на расстоянии метра и счастлив.

39

Вик, даже на трехспальной кровати лично меня бы ужасало ледяное дыхание Смерти за спиной. Чес слово.  :)

Отредактировано Hell (2009-11-03 14:32:38)

40

Картину "Неравный брак" помнишь? Там перспективы не лучше. :) А явление было распространенное. Это про дыхание смерти. И што за ерунда-не гнил он на ходу. Я думаю, фраза Кристины была вызвана внезапным прикосновением холодных рук. Ледяные руки сами по себе не ужасны, но обстановка была располагающая. В "Упыре" Толстого герой хватается за костяшку звонка, но обмирает от ужаса, думая, что в его руке пальцы скелета...

41

В "Неравном браке" супруги скорее всего вместе не спали.
Если по тому же Чернышевскому судить - так и любящие молодые супруги спали отдельно, чтоб не терять горячности чуйств.  :)
Для XIX века - это вообще норма. Для дворянского сословия и примкнувшей к нему интеллигенции. :)

42

Тогда, я думаю, это почти шумахерский ляп, а не изощренный способ героя утвердить свои права.  :) Раз никто не спит в одной кровати, а Эрик возжелал. :D  Ну это я шучу. Спали и еще как. И на узеньких полуторных койках с металлическими шишечками. И с нелюбимыми тоже.

43

Блин, люди, я щас вас начитаюсь и обет безбрачия дам.

44

:D Из-за узких коечек с шишечками?

45

а никто, кстати, не думал, что именно СПАТЬ рядом с таким сокровищем (которое, между прочим, очень страшное и холодное) гораздо хуже, чем сделать кое что по-быстрому и разбежаться по разным кроваткам?

Вот уж не знаю. Мне думается, совершенно неопытную в таких делах Кристине это "кое-что" пугало куда больше.

И еще-кровати могли быть аграмадного размера-это не советского периода диванчики. Спит себе на расстоянии метра и счастлив.

По-моему, Эрик там что-то говорил про то, что "я мог бы вас обнимать..."?...

А про страшное сокровище... Имхо, тут ей Эрик уже не кажется таким уж страшным. Если она спокойно смогла поцеловать его в губы.:dn:

46

Между прочим, у меня тоже вегето-сосудистая дистония. И - так сказать, личной жизни - совершенно не мешает, ибо по опыту - в постели, пардон за интимные детали, руки и ноги вполне согреваются))

В "Упыре", если я верно помню - он сперва наслушался рассказов о привидениях, потом был бал и ужин - а за ужином обычно пьют. В таких условиях - и не такое могло почудиться)

И мне тоже кажется, что Вайолет права. Кристину - как любую нормальную девушку - пугала больше именно неизвестность. И думаю, она - совершенно нормально - боялась бы и брачной ночи с Раулем.
А так - Эрику она, в общем-то, доверяет - и таскал он ее на руках не раз и не два, уже его прикосновения она знает.

Да, и между прочим - какие тогда были ночные одеяния? Немногим меньше бронежилетов, как иногда кажется)

Отредактировано Martian (2009-11-03 21:08:47)

47

Глава 4

Пряники медового месяца.

Эрик решил оставаться в маске, находясь в комнате Кристины. По опыту он знал, что слишком долгое ношение маски вызывает воспаление на его чувствительной коже, что может привести к различным неприятным заболеваниям. С тех пор как Кристина стала жить с ним, он целыми днями находился в маске, и раздражение уже начало проявляться. Этим утром он ощутил жар на коже, в некоторых местах появилась мелкая сыпь. Он чувствовал, что в тех местах, где края маски касаются его плоти, формируются рубцы. Если он не снимет её сегодня ночью, его глаза опухнут, и это уродство будет заметно через прорези маски. Он подождал, пока она не заснула, и снял её. Прохладный воздух принес облегчение его искорёженной плоти. Впервые более чем за сутки его лицо избавилось от своей тюрьмы. Он аккуратно положил маску на грудь, его рука была готова вернуть её назад, если Кристина вдруг очнётся ото сна.

Маски Эрику делал самый прекрасный кожевенный мастер в Париже. Со стоимостью проблем никогда не возникало, если они выходили того уровня мастерства, на которое он рассчитывал. Они были сделаны из лайки, столь прекрасной, что она в совершенстве облегала контуры его необычного лица. Кожа в маске была неоднородной по толщине и твердости. Область лба, глазниц и щек была самой тонкой и наиболее пластичной, в то время как кожа, формирующая нос, была толстой и твердой. Он прикрепил к ней тонкие ремни, которые скреплялись пряжкой на затылке.

Маска была его защитой от жестокости мира. Она оберегала его и спасала от невообразимого физического насилия. Она скрывала самый большой его позор - его лицо. Он не мог сказать, что любит свою маску, просто это была некая константа в его жизни, которая делала его всего лишь приемлемым. Теперь, как бы это ни казалось ему невероятным, он был женат на красивой женщине. Женщине, которая видела то, что он скрывал под маской, и всё же согласившейся выйти за него замуж, вместо того чтобы умереть. Когда произошел инцидент с комнатой пыток, он ждал, что она отвергнет его. Он готов был разрушить мир, в котором жил, уничтожить их обоих, если она откажется стать его женой. Чудесным образом, наличие рядом Кристины стерло из его разума все мысли о насилии. Он чувствовал удовлетворённость и спокойствие на душе. Его мысли устремились к книгам и песням, которые они смогут разделить, и пикникам, которые они будут устраивать. У него была жена, самый драгоценный подарок, когда-либо дарованный ему жизнью, и он защитит её. Он аккуратно вернул маску на лицо перед тем, как заснуть.

Со дня свадьбы прошло три недели, и они установили у себя удобный распорядок. После того, как Эрик готовил ей завтрак, Кристина приходила на кухню и занималась выпечкой, и ему не позволялось заходить назад, пока она не заканчивала. Чуть позже он возвращал себе кухню для приготовления обеда, а затем исчезал в своей спальне. Кристина никогда не приглашалась в эту комнату, и Эрик всегда запирал дверь. В то время, пока он оставлял её в одиночестве, она занималась шитьём. Кристина проверяла свой гардероб и делала необходимый ремонт своих вещей. Она даже убедила Эрика отдавать ей на починку часть своей одежды. Он имел прискорбную привычку выбрасывать повреждённые вещи и заменять их новыми. Раньше Кристина очень не любила заниматься шитьём с матушкой Валериус, но теперь она приветствовала всё, что заставляло её напряжённо трудиться. Она старалась держать оба гардероба в надлежащем состоянии. Ежедневно она оставляла себе достаточное количество свободного времени, чтобы вести дневник. Ее жизнь не была столь же богатой событиями, как это было прежде, чем она вышла замуж за Эрика, и теперь она заполняла страницы своими мыслями и чувствами, а не событиями. Вторую половину дня и вечер они проводили вместе в библиотеке, читая или занимаясь музыкой. Это был период покоя, в течение которого не было никаких оснований высчитывать потери или выгоду от брака.

Кристине, не знавшей, чем занять себя по утрам, пришла идея сделать свой собственный Salon du Thé. Она взяла на себя процесс приготовления лёгкой еды на вечер. По вечерам Кристина сначала наливала каждому из них горячую чашку ароматного чая, обычно жасминового или мятного. Затем она подавала свои недавно испеченные кондитерские изделия: фруктовые пирожные, печенье или маленькие, изящные кексы. Всё было сделано настолько крошечным, что у Эрика не возникало никаких проблем с принятием пищи в маске. Иногда она меняла напиток, и готовила горячий шоколад или кофе. Эрик выпивал и съедал то, что она подавала, с одинаковым аппетитом.

Эрик не возражал составлять ей компанию в этих чаепитиях, поскольку это происходило не за столом. Она подавала еду в библиотеку, и это стало прелюдией к их ежевечернему ритуалу чтения. Его излюбленным лакомством во время вечернего чаепития были её печенья с патокой. Слишком часто она делать их не могла. В таких случаях Эрик даже стал совершать набеги на её жестяную банку с печеньем в поисках вкусного лакомства. До того, как Кристина переехала жить к нему, он легко мог провести весь день без еды. Он сам умел достаточно неплохо готовить, но когда она начала делать для них эти лёгкие закуски, он не мог упустить удобный случай и позволить пропасть хоть кусочку. Теперь у него даже урчало в животе, если её чай хоть чуточку задерживался. Эрик настолько привык к заведённому порядку, что стоял прямо под своей дверью, ожидая, когда она позовёт его. В те дни, когда он не мог управлять собой, он расхаживал по библиотеке и незаметно хмурил брови, пока она не входила со своей восхитительной выпечкой.

Она не могла упрекнуть его в том, что он навязывает ей свою компанию - в сущности, она редко его видела вне установленного времени. Кристина привыкла к постоянному контакту с другими людьми. Она была приучена к непрерывному общению и компании оперных исполнителей. Она была уверена, что Эрик прилагал все усилия, чтобы быть общительным, но для неё этого было недостаточно. Кристина начинала чувствовать себя одинокой. Она скучала по своим долгим разговорам с Мэг. Когда она приехала в Оперу, Мэг оказала ей поддержку и стала её задушевным другом. Хористка и балерина обнаружили, что у них было много общего, главным образом их любовь к опере, представлениям, и великие мечты об их будущем. Они также обе были склонны водить знакомство с аристократами, часто посещающими Оперу.

Кристина оценила по достоинству, что Эрик был любезным и воспитанным, даже больше, чем большинство мужей. Она заботилась о нем и была благодарна за его уроки музыки, но она не любила его. Она не могла поделиться с ним своими девичьими мыслями, потому что он не поймёт их. Она не могла поделиться с ним и своими мечтами, потому что они были разрушены. Всё, что она могла разделить с ним, - это их взаимная любовь к музыке и неопределённое будущее в качестве его жены.

Кристина не могла жаловаться на их жизнь, не чувствуя при этом угрызений совести. Множество замужних женщин с удовольствием поменялись бы с нею местами, только чтобы к ним относились с тем уважением, с которым Эрик обращался с ней. Они бы поменялись местами, если бы не одна проблема - маска!

Кристина больше не думала об Эрике как о сумасшедшем, она снова считала его своим покровителем, своим Ангелом Музыки. Время от времени его нрав и манеры все ещё пугали её, но она привыкала к его характеру. Она признала его в роли своего мужа, и она не хотела быть вероломной по отношению к нему. Однако она не могла ничего сделать со своими мыслями, упорно возвращавшимися к Раулю. Ей хотелось найти какой-нибудь способ снова увидеть Рауля или послать ему весточку. Она не собиралась изменять Эрику, но в мыслях постоянно перебирала бесчисленные возможности для краткого свидания со своим возлюбленным. Она должна была подняться в Оперу. Спустя столько дней она задавалась вопросом, следует ли ей попросить об этом Эрика, не будет ли это слишком быстро. Она должна была найти такой способ выразить просьбу, который не пробудит его подозрения.

Ультиматум жизни или смерти, выдвинутый Эриком за месяц до этого, вынудил её отказаться от обычной жизни, жизни с мужем, которого она выбрала. Она отказалась от близости брака и возможности иметь детей, чтобы спасти жизнь человека, которого любила. После своей колоссальной жертвы Кристина чувствовала, что она заслужила чуть больше нормальности в своей жизни. Она хотела быть время от времени окруженной людьми, которых она любила. Она скучала по свету, скучала по матушке Валериус, скучала по своей подруге Мэг, и больше всего она скучала по Раулю. Дорогой, милый Рауль, согласный бросить вызов своей благородной семье за право жениться на женщине, которую он любил. Их встречи были краткими, но каждая из них сближала их сердца. Она была уверена, что они были предназначены друг другу на всю жизнь. Теперь она была замужем, замужем по закону и перед глазами Господа. Как она могла думать о свидании с каким-либо мужчиной, кроме её мужа? Что, если тот самый Бог, который засвидетельствовал её супружеские клятвы, проклянет её за любовь к другому? Так или иначе, она должна была увидеть Рауля.

Сидя в библиотеке с мужем, Кристина не могла удержаться от размышлений о Рауле. Она обдумывала, что сказать Эрику, одновременно презирая себя за свои предательские мысли.

- Эрик, я хочу пойти домой, - сказала она ему, отчаяние ясно звучало в её голосе.

- Вы дома, дорогая, - ответил он, отмечая её восприятие "дома" как жизни вне подвалов. Это раздражало его, но он решил не упоминать об этом.

- Я имею в виду свой дом с матушкой Валериус, и наверху, в Опере, - сказала она, указывая вверх.

- А разве это теперь не ваш дом, Кристина? - он почувствовал, как в нем начинает закипать гнев.

- Да, Эрик, конечно мой, но у меня есть любимые, которых я желаю видеть. Я ужасно скучаю по матушке Валериус, и мне действительно стоит проведывать её чаще.

- Вы знаете, что я позаботился об этом. За ней прекрасно ухаживают.

- Это не то же самое, Эрик. Она, должно быть, скучает по мне.

- Мы как-нибудь в ближайшее время подумаем о визитах.

- Это было бы просто прекрасно, Эрик. Я смогу пойти к своей подруге, Мэг?

Он резко обернулся к ней, буквально излучая угрозу. Его тело словно приготовилось к удару.

- А вот теперь мы подходим к тому, чего вы действительно хотите, маленькая Кристина Даэ! Вы хотите пойти наверх, чтобы увидеть его, не так ли? - рычал он. Эрик подошел к ней вплотную и более тихим голосом добавил, - Стыд, стыд, стыд! Используя малышку Жири, покрывать ваше страстное стремление к виконту!

- Нет, Эрик. Я действительно хочу видеть Мэг, - умоляла она.

- Лгунья! - выплюнул он, крепко сжав кулаки.

- Эрик, пожалуйста! - Кристина хотела попятиться, но она знала, что это только усилит его гнев. "Я не должна вести себя как добыча, иначе он сожрет меня".

- Ты моя жена. У тебя нет таких дел, чтобы надо было бегать по опере! - вопил он.

"Между прочим, по той самой опере, где ты нашёл меня!" - начал вспыхивать её собственный гнев.
- Я ваша жена, Эрик, но я имею право видеть свет и иметь друзей!

- Друзей? Это - то, чем для тебя теперь является мальчишка? Друг! - он кружил вокруг неё, его лицо угрожающе приблизилось к её.

- Он - ничто для меня! Я даже не знаю, находится ли он все ещё в Париже, - сказала она, слишком быстро.

- Для этого ты и хочешь пойти наверх, чтобы узнать? - он с презрением смотрел на неё сверху вниз.
- Ты тоскуешь по своему возлюбленному? По его рукам? - насмехался он над ней.

Кристина старалась сохранять свой голос ровным и спокойным:
- Эрик, я хочу пойти наверх ненадолго.

Он проигнорировал её слова.
- Ты вышла замуж за этого монстра, но ты тоскуешь по его симпатичному лицу, не так ли, моя драгоценная жена?

- Я... я...  просто хочу...  увидеть свою подругу, Мэг, - слезы обожгли её веки, но она не будет плакать перед ним, не тогда, когда он был вот таким.

- Я - единственный, кого ты должна хотеть видеть...   меня...  меня...  твоего мужа! - изрек он.

- Все, чего я хотела... - продолжила она.

- Все, чего я хотела... - передразнил он её.

- Неважно Эрик... Забудьте, - она обречённо отвернулась.

Внезапно он упал перед ней на колени. Кристина попыталась попятиться, но он быстро удержал её за юбки. Его голос был едва выше шепота:
- Вы не знали, что...  это...  чудовище... тоже имеет... желания?

- Эрик, я не отрицаю, что у вас есть желания... и... вы не чудовище, - ответила она.

- Но вы...  вы...  отказываете мне в вашей...  любви...  - его глаза, теперь уже остывшие, удерживали её.

Кристина вынуждена была отвести взгляд. Она слышала муку, желание в его голосе, и это взволновало её до глубины души.
- Я...  я прилагаю все усилия, Эрик...  Мы только приближаемся к тому, чтобы по-настоящему узнать друг друга...  Мне нужно время.

- Время? Время...  и затем вы будете любить меня? Время! Я дам вам время... если это то, в чем вы нуждаетесь. Поклянитесь, что вы будете любить меня потом, Кристина, поклянитесь в этом! - он спрятал лицо в её юбках и зарыдал. Это были тихие, сдержанные, осторожные рыдания, которые она не должна была услышать.

- Мы женаты. Я всегда буду с вами...  но...  пожалуйста...  Пожалуйста, Эрик, встаньте с колен, - она сверху посмотрела на него и увидела, что его плечи дрожат.

- И вы будете любить меня, как должна любить хорошая, верная жена? - спросил он, его голос был приглушен её юбками.

- Я не забуду свои клятвы! - ответила она со всей искренностью, которую смогла собрать.

- Произнесенные перед священником, помните? - напомнил он ей, перебирая её юбки, не поднимаясь с колен.

- Я помню...  Эрик. И тем не менее, когда я смогу выходить? Я хочу увидеть солнечный свет, - настаивала она на своем.

В мгновение ока он снова был на ногах и стоял, возвышаясь над ней, его глаза расширились и полыхали:
- Ни мальчишки, ни света! - закричал он, приближаясь к ней.

Он указал на свою маску:
- Это...  это - ваше будущее. Только это!

Она задохнулась от его слов и убежала. Эрик воспринял её реакцию как свидетельство того, что она все ещё боится его лица.

Огорчённым, холодным голосом он произнес ей вслед:
- Вы никогда больше не увидите дневного света!

Кристина влетела в свою комнату, хлопнув дверью. Он побежал за ней и прислонил ухо к двери. Эрик услышал звук открываемого ящика, шелест бумаг, а затем услышал глубокий вздох. Всё между ними складывалось не так, как он хотел. Если бы только она забыла мерзкого виконта! Он отошёл и направился в свою музыкальную комнату.

Эрик, ссутулившись, сидел на скамье перед фортепиано, его руки парили над клавишами. Он медленно начал играть. Старый инструмент, как и его владелец, привык к плохому обращению. Всю ночь Эрик колотил по клавишам, словно наказывал фортепиано, пытаясь успокоиться. Он играл тяжело, с неистовыми вспышками, многократно повторяя одни и те же отрывки.

Она слушала, как он играет, вымещая свою боль и страдания на фортепиано. Музыка убаюкала её до состояния нервного оцепенения. Он играл, не переставая; а затем, спустя несколько минут после полуночи, она услышала нестройный аккорд, и музыка внезапно остановилась. Она вышла из своей комнаты и направилась к музыкальной комнате. Он ушёл. Его перчатки лежали на скамье. Зрелище красных мазков на клавишах из слоновой кости разбило её сердце. Его бедные руки! Эрик! Она знала, что подушечки на кончиках его пальцев были столь же тонкими, как кожа на его лице. Чтобы не поранить свои руки во время игры, он должен был надевать перчатки. Весь вечер она слышала, как он умолял её через свою музыку, а она даже не подумала выйти и успокоить его боль, думая только о своей раненой гордости, о его требованиях и своей потере свободы. Все, что она должна была делать - это сидеть на скамье рядом с ним. С жалостью в сердце она направилась к его комнате.

Кристина постучала в его дверь. Никакого ответа. Она попыталась снова и, когда ответа не последовало, открыла дверь. В комнате было темно, за исключением мерцания одной почти погасшей свечи. Кристина не была уверена, что она сделает, если он будет в гробу, и как она отреагирует на это зрелище. Однако она проскользнула в темноту. Эрик, сгорбившись, сидел на стуле в глубине комнаты и раскачивался, закрывая руками своё обнаженное лицо.

- Убирайтесь! - закричал он.

- Эрик, ваши руки! - она приблизилась к нему, глядя на окровавленные кончики его пальцев, цеплявшихся за лицо.

- Оставьте меня в покое. Возвращайтесь в свою комнату, - ответил он, не двигаясь.

- Нет, Эрик, я не уйду. Вы поранили свои руки. Идём... пожалуйста, - настаивала она так мягко, как могла.

- Я не надел... мою... - он казался утомлённым.

- Я знаю, - она помнила ужас его лица, но сейчас было не время думать об этом.

- Я должен найти её, - он равнодушно оглядел комнату.

- Не сейчас, - она погладила его волосы.

Он тяжело вздохнул и опустил руки, отвернувшись от неё. Затем медленно с трудом встал.

- Идем, Эрик, - её голос звучал уверенно и сильно.

Она взяла его за руку и повела на кухню. Кристина работала спокойно и быстро, вымыв его руки и обернув их чистыми бинтами. Эрик сидел, опустив голову, все эмоции и сила словно вытекли из него. В заключение она прикоснулась к его лицу, чтобы смыть кровь. Когда все было закончено, она посмотрела на его обнаженное лицо, заглянула ему в глаза и попросила:

- Составьте мне компанию? - это звучало скорее как утверждение, чем как вопрос. Эрик проследовал за ней к её спальне. Он свернулся на своем коврике и немедленно погрузился в сон. Кристина укрыла его легким покрывалом. Она наблюдала, как он спит, благодарная за эту возможность привыкнуть к его лицу. Даже расслабленное во сне, оно было ужасно. Его кожа так тонко обтягивала кости, что оно производило впечатление иссушенного черепа. Это выглядело плачевно, но больше не пугало её. Когда она заснула, последнее, что стояло перед её глазами, было его лицо. Она спала спокойно.

Во время вечернего чаепития она откинулась назад в своём кресле. Кристина поднесла чашку к губам и сделала глоток сладкого чая. Она откусила кусочек от своего крошечного глазированного грушевого пирожного; улыбка расцвела на её губах, когда она вспомнила их беседу этим утром во время завтрака.

Рукава его рубашки все ещё были завернуты после приготовления завтрака, он стоял рядом, пока она ела.

- Кристина? - его голос звучал неуверенно, испытующе.

- Да, Эрик?

- Если вы хотите, я отведу вас сегодня наверх, - он откашлялся.

- Я бы хотела этого, Эрик, - её сердце пропустило удар, но ей удалось откусить следующий кусочек тоста и медленно прожевать.

- Вы не согласитесь сначала сделать мне ваш чай? - он пытался казаться непринуждённым.

- Конечно, я могу сделать дополнительную дюжину печенья с патокой, которое вы любите, и взять его с собой. Она увидела, как сузились его глаза. "Мне что, позволено делать их только для него? Сохраняй спокойствие, Кристина!"
- Вообще-то, я действительно люблю делать эти печенья только для вас, так что я сделаю для них что-нибудь другое. Что вы на это скажете?

- Да, лучше будет хранить ваши специальные рецепты дома.

Маска скрывала часть его улыбки, но Кристина могла сказать, что та была широкой. Его глаза сияли в прорезях маски. "Он может быть настолько предсказуемым!" Она мягко покачала головой.

Эрик встал, поцеловал её в лоб и забрал два последних печенья с патокой из жестяной банки.

Отредактировано Мышь_полевая (2010-04-06 05:09:54)

48

Мышь_полевая, ты очень оперативна!)))

Скажу сразу - это понравилось меньше.

Все эти описания... Ну не  убедили они меня, чесс слово!
Такое впечатление, что автор не совсем знает, что такое патока и прочее...

Насмешил современный чай с мятой и жасмином, это уже прямо... Они там не в пакетиках его заваривали?  :D
Вкусы автора, как говорит одна моя знакомая - детектед.

Но в ту эпоху это было нереально - я просто фанат чая и постоянный клиент половины чайных магазинов города, поэтому и говорю.
Конечно, Эрик мог что-то такое привезти из Персии... Но тогда это называлось бы по-другому, не чай - травяная настойка, или как-то еще.

Чаще всего в это время пили чай с молоком, вариант - лимон, более редкий.

Про маску и воспаления - как-то не убеждает опять, честное слово.

Сцена диалога... Так себе - градус уже не тот.
Эрик вроде бы и в тему - но опять же... Немного неубедительно.

Бессознательно ждешь, что Кристина рявкнет на него, как современная девушка - " А не пошел бы ты лесом, придурок, мне нужен ультрафиолет и витамины и вообще у меня клаустрофобия!".

Вот именно, ощущение - современности.

Мышь_полевая, ты же музыкант! Не напрягло тебя - играть в перчатках?

Вообще, аппетит Эрика растет. Посмотрим, как Крис отреагирует?
На секунду даже пришла мыслЯ такая - а если он дал ей не яд, а простую настойку? Чтобы проверить?

Но истерика его, когда стал на колени... Не знаю, что-то мне здесь не совсем нравится! Несостыковка какая-то.
Ладно, посмотрим на будущее!

49

Марти, скажу честно, меня в этом фике вообще многое напрягает. Местами - супер, местами - нестыковки дикие. Но я решила как можно меньше высказывать в этой теме свое личное отношение к нему, поскольку я здесь выступаю в некотором роде представителем автора :)

Про перчатки - на клавишных инструментах в тонких перчатках (не шелковых!) играть можно, но зачем - непонятно. Разбить пальцы о клавиши - это постараться надо. Несколько часов напряженной игры приводят максимум к водянистым мозолям (проверено на себе). Меня больше заинтересовало, как он тогда на скрипке и на гитаре мог играть, ибо на струнных в перчатках играть точно нельзя, а струны пальцы режут нехило, с описанной проблемой скрипка и гитара для него недоступны  :D

Короче, косяков много. Я лучше промолчу и пойду дальше переводить.

Отредактировано Мышь_полевая (2009-11-04 19:31:17)

50

Мышь_полевая, вот-вот!

Я не играю, но за компом сижу - одни раз пришлось 12 часов просидеть, во время написания диплома)) Тогда свет постоянно вырубался и таблицы плохо сохранялись.
И ничего - пальцы, правда, болели - но и только. А комп у меня - был тогда собранный на помойке, надо было долбать по клавишам со всей дури.

Местами - супер, местами - нестыковки дикие. Но я решила как можно меньше высказывать в этой теме свое личное отношение к нему, поскольку я здесь выступаю в некотором роде представителем автора smile.gif


ППКС про неровность.
Но ты - ИМХО, вполне могла бы выполнять свою функцию представителя - и в то же время высказать свое мнение.

51

Куски неравноценные. В этом от Леру почти ничего не осталось. А жаль.
Но все равно интересно. Такая милая семейная иддилия...почти. Особенно мило вот это. :)

Эрик встал, поцеловал ее в лоб и забрал два последних печенья с патокой из жестяной банки.


А это чуть корябнуло слух. Насекомого, комнатой, малышку... нет?

Хвост каждого животного находился во рту другого.

Когда произошел инцидент с палатой пыток,

Используя ребенка Жири, покрывать Ваше страстное стремление к виконту!

Они также обе были склонны водить знакомство с аристократами, часто посещающими Оперу.

Невысокий Перс постоянно преследовал его, думая, что он совершил что-то плохое.

Я обещала себя Эрику.

А это немного рассмешило. Особенно про Перса. И девушки были не промах! :)

Отредактировано Vika SP (2009-11-04 00:29:16)

52

Ну, почему ничего от Леру не осталось? Кааак раз та "идиллия", которая ожидала бы Кристину - на первых порах, во всяком случае. В романе Эрик меня поразил тем, что безоговорочно поверил Кристине - настолько, что разрешил играть в помолвку с Раулем. Но она его обманула. Такое и человек с нормальным лицом и нормальной психикой нескоро забудет...
Косяков много, да. Даже на арфе, чтоб доиграться до волдырей (а не до крови!), надо проявить чудеса трудолюбия. Говорю как бывшая арфистка с не очень удачными пальцами - подушечки суховаты и как раз склонны к истиранию :) Другое дело, что с косяками по анатомии и физиологии Леру первый начал  :D И, стал-быть, всякий, кто вслед за ним наделяет Эрика никталопией, способностью не есть неделями и супертонкой кожей, продолжает его славное дело  :D
Так что большинство несообразностей - логическое продолжение нелепиц Леру, имхо. Матчасть, конечно, автору не мешало бы подучить, чтоб не писать ерунду о смене климата в подземелье или платье цвета слоновой кости у невесты. Но вот характеры, имхо, - что надо!

И мне, как и Вике, страшно нравится Эрик-сладкоежка :) Думаю, он таким и был. И трогательный такт Кристины, пекущей маленькие пирожные, которые Эрик может есть с маской.

Ой, нет, Марти, не надо отношения переводчика  :D "Спасители" и "Зимнее решение" прекрасны и неповторимы!

Отредактировано Donna (2009-11-04 01:30:03)

53

Vika SP, скорпион - не насекомое :) Про комнату и малышку принимаю, спасибо. Чуть позже внесу исправления.

54

Косяки неизбежны, когда пишешь о весьма отдаленной эпохе.
Но вы зацените обилие деталей и подробное описание быта. Причем, весьма достоверное описание. Не у каждого хватит на это терпения и фантазии.
Самое ценное в данном фике - соответствие героев образам, нарисованным Леру. Авторесса детально исследует взаимоотношения пары Эрик/Кристина, если бы таковая состоялась, если бы Эрик в порыве великодушия Кристину с Раулем не отпустил.
Все авторы, любящие книжного Эрика, нещадно приукрашивают его, делают более нормальным. Эрик все-таки - психопатическая личность. И жизнь с ним не была бы медом для Кристины, при всей любви к ней Эрика. Такой и любить будет весьма своеобразно, что мы в фике еще увидим.

Кристину вовсе не напрягает внешность Эрика. Ее больше удручает, что пришлось выйти замуж за нелюбимого. Будь муж хоть трижды нормален внешне, если невеста любит другого, она будет чувствовать горечь и отторжение.

Вышепереведенный диалог мне очень нравится. Эрик, весь из себя терпеливый и деликатный, когда все идет по его предначертанию, вмиг ощетинивается, стоит Крис проявить некое неприятное для него действо. И опять в ход идут крики, угрозы, чередующиеся с периодами униженного ползания у ног любимой.

Переводчику большое спасибо за огромную проделанную работу. Чтоб к вам не придирались, постарайтесь в переводе слишком современные слова заменять более классическими или архаичными русскими синонимами.

55

*аааа))) радуюсь проде* Мышь_полевая,  ny_sm . Спасибо за этот труд!

Да - как Эрик умудряется играть на скрипке пока остается секретом)))

QUOTE
Они также обе были склонны водить знакомство с аристократами, часто посещающими Оперу.

Невысокий Перс постоянно преследовал его, думая, что он совершил что-то плохое.

Я обещала себя Эрику.

А это немного рассмешило. Особенно про Перса. И девушки были не промах!

:D Мне тоже понравилось.

Все авторы, любящие книжного Эрика, нещадно приукрашивают его, делают более нормальным. Эрик все-таки - психопатическая личность.

А личность Эрика тут еще такого выкинет :sp:

Гы, похоже, Кристина, как и я, не любит, когда при готовке еды кто-то, кроме нее, имеется на кухне))) :D

Последний диалог:

- Конечно, я могу сделать дополнительную дюжину печенья с патокой, которое Вы любите, и взять его с собой. Она увидела, как сузились его глаза. "Мне что, позволено делать их только для него? Сохрани мир, Кристина!"
- Вообще-то, я действительно люблю делать эти печенья только для Вас, так что я сделаю для них что-нибудь другое. Что Вы на это скажете?
- Это будет лучше, чем хранить Ваши специальные рецепты дома.

"Сохраняй спокойствие, Кристина!"   ?...
А тут, скорее, что-то типа "Да, хранить ваши специальные рецепты лучше дома." Т.е. Эрик, наоборот, хочет, чтоб его любимое печенье и рецепт остались только для него. ?...

Она заботилась о нем и была благодарна за его музыкальное преподавание, но она не любила его.

"за его уроки музыки" ?...

Время от времени его нравы и манеры все еще пугали ее, но она привыкала к его характеру.

"его нраВ и манеры" ?... Впрочем, не знаю.

Не зная, чем занять себя по утрам, Кристина предложила идею сделать свой собственный Salon du Thé.

Кристине, не знавшей, чем занять себя по утрам, пришла идея  сделать свой собственный Salon du Thé. ?...

- Вы никогда больше не увидите свет снаружи!

М.б. лучше "света дня", "земного света"  ?...

Она услышала, что он закончил мучить и истязать фортепиано. Музыка убаюкала ее до состояния нервного оцепенения. Он играл, не переставая; а затем, спустя несколько минут после полуночи, она услышала нестройный аккорд, и музыка внезапно остановилась.

"She heard him play out his anguish and misery on the piano."
Ммм... тут, наверное что типа "Она услышала, как он играет, вымещая свою боль и страдания на фортепиано."

Не буду пока больше ничего выдумывать. Мышь_полевая, если я тебя достала, я больше не буду. Ты только скажи. (Или это мне уже было сказано раньше?))))) :D Буду спокойно читать и не лезть со своими сомнительными советами.  :blush:

56

Переводчику большое спасибо за огромную проделанную работу. Чтоб к вам не придирались, постарайтесь в переводе слишком современные слова заменять более классическими или архаичными русскими синонимами.

Bastet, я бы с удовольствием, да пока просто не получается :) Опыта мне не хватает. Я же не профессиональный переводчик, это одна из первых моих попыток перевода. Вы же сами видите - многие фразы приходится править буквально на ходу с помощью форумчан.
Кстати, перевожу я только по ночам, порой просто из-за недосыпа косяки в переводе получаются. Эту главу вообще почти не шлифовала - хотелось поскорее ее до читателей донести :) Сейчас вот вооружусь подсказками Violet и пойду чистить.

Violet, спасибо, сейчас большую часть поправок внесу. Насчет рецептов не согласна. Он наоборот соглашается, что ей стоит испечь что-нибудь для Мэг, вместо того чтобы эти рецепты тут похоронить, ИМХО. Но только не его любимое печенье  :D
А с советами лезь, лезь... Тексту только на пользу пойдет.

Стоп... Нет, Violet, ты права насчет рецептов... Пошла править.

Отредактировано Мышь_полевая (2009-11-04 19:17:25)

57

Мышь полевая, спасибо большое за такую оперативность и самоотверженный ночной труд! :give: Но, если качество перевода от этого выиграет, наверное, народ не будет против немого подождать  :) Лично я - готова :)

58

:give: И от меня. :) Мне очень нравится.

59

Честно говоря, я тоже не люблю - когда стоят за моей спиной, к примеру, во время заваривания чая. Еще хуже - задают кретинские вопросы, типа: А зачем чайник ополаскивать? Или - Для чего выливать первую заварку....  :frr:

Но мне кажется, требования Эрика возрастут, что вполне нормально. Кристины - тоже, и они сцепятся - хотя бы будут меряться силой характеров - он - за близость, а она - за свободу, за право выходить на дневной свет и прочее.

Честно говоря, жалко тут его очень. Он понятия не имеет, что такое - нормальная жизнь, и как в такой жизни решать неизбежные проблемы. И как ни странно - толком не знает, как ему с Крис быть и как себя ему вести. И что делать.

Донна, в свое время мне ничто не доставило бОльшего удовольствия, чем перекладывать на стихи незабвенных "Спасателей")))))))))))))))))
НО - все-таки одно дело - подобные комменты, а другое.... Когда отдельным постом переводчик высказывает свое мнение - вполне серьезно и наравне с другими читателями.

60

Честно говоря, я тоже не люблю - когда стоят за моей спиной, к примеру, во время заваривания чая. Еще хуже - задают кретинские вопросы, типа: А зачем чайник ополаскивать? Или - Для чего выливать первую заварку.... skalka.gif

:rofl:  :rofl: Да, да и еще раз да! Точно картинку нарисовала!))) Или как еще учить начнут, как что делать. Так и хочется этому задавальщику вопросов и источнику советов сунуть этот чайник в руки - пусть сам заваривает.
(Гы))) :D Последнее напомнило про перевод. Удивительно, что меня еще с советами Мышь_полевая так же не отослала "с кухни". Впрочем, все еще впереди))))

***

Ооо, Мышь_полевая... переводить по ночам... :mad:
Ты у нас герой! :) :wub:
Но и поспать не забывай!)))))

Я иногда почти так же. Только ночью подвисаю больше не по желанию, а по необходимости: прихожу вечером домой после учебы и работы, целый вечер (целый вечер - это сильно сказано. Иногда только в 9 и прихожу :D) ничего не делаю, а ночью вдруг вспоминаю, что завтра-то какая-нибудь важная пара, требующая подготовки. И начинается самое веселье. Ой, совсем оффтоп. :blush:

О, все забываю сказать: у меня в сознании тутошний Эрик упорно так рисуется... как Чейни. :D Я все кричу сама себе, что это не так (и вообще не пойму откуда это взялось), но буквально тут же ловлю себя на этом образе. Заклинило просто. :dn: Ага. Худющий-прехудющий Эрик... :D
Но если бы попросили нарисовать здешнего Эрика, ничего от Чейни я бы не оставила. И масочку с рюшечкой не оставлю - и не просите.:D Кстати, вот уж маска тут мне точно представляется нормальная. Без всяких подобных фокусов. (Естессно, при условии, что я умела бы рисовать. :D)

Отредактировано Violet (2009-11-04 22:32:17)


Вы здесь » Наш Призрачный форум » Переводы фиков » Black Despair©